Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вечная власть глазами великих артистов. Часть II. Они играли для Сталина


За "Учителя танцев" Владимир Зельдин Сталинскую премию не получил. Так же как и Юрий Любимов за Олега Кошевого

За "Учителя танцев" Владимир Зельдин Сталинскую премию не получил. Так же как и Юрий Любимов за Олега Кошевого

Радио Свобода продолжает рассказывать о людях, переживших смену культурных и политических эпох. В эфире и на сайте РС беседы с известными советскими и российскими артистами. Свое творчество на переломе эпох вспоминают Владимир Зельдин и Юрий Любимов

Актер театра Советской армии Владимир Зельдин прославился на весь Советский Союз благодаря культовому фильму 40-х "Свинарка и пастух". Эту музыкальную комедию поставил один из любимых режиссеров Сталина, Иван Пырьев. Зельдин, сыграв пастуха-кавказца Мусаиба Гатуева, оказался тогда в одной компании с такими звездами советского кино, как Марина Ладынина и Николай Крючков. Для молодого Владимира Зельдина работа с этими знаменитыми киноактерами, в фильме, который стал классикой идеологического советского кинематографа, была подарком судьбы:

- Молодой актер получил такую роль – это чудо произошло просто. Меня Иван Александрович Пырьев ввел в этот мир кинематографии, где я познакомился и с Мариной Алексеевной Ладыниной, и с Колей Крючковым - любимцами нашего народа, и с Тихоном Николаевичем Хренниковым, который старше меня был на два года. Мне было 26, а ему – 28. Он написал "Песню о Москве", которая звучала в этом фильме. Я взял сценарий, прочитал, был в восторге от роли, от сценария. Но у меня абсолютно не было уверенности в том, что меня будут снимать в этой главной роли, когда есть замечательный выдающие грузинские молодые актеры, великолепно двигающиеся, танцующие, которые носят национальные костюмы, поющие, музыкальные. Куда там мне?!

- Сталин видел потом эту картину. Он общался со съемочной группой?

- Со съемочной группой он не общался. Картину, конечно, видел.

- А с вами встречался?

- Нет, не встречался. Я Сталина никогда не видел. Я видел его только в хронике и на Мавзолее - когда на демонстрации был.

- Странно, вы сыграли кавказца, яркую такую роль, а он, будучи грузином, не сказал какие-то добрые слова в ваш адрес.

- Может быть, он сказал о картине. Потому что когда был просмотр этой картины на "Мосфильме", я опоздал. Все выходили из просмотрового зала. Никто ничего не сказал, ни слова! Пока, видимо, Сталин не сказал, что хорошая картина. На самом деле, картина очень хорошая – музыкальный фильм!

- А вы любили Сталина или боялись?

- Я его не боялся. Я с ним не общался, просто видел его в хронике, на Мавзолее. Это человек большого обаяния.

Однако Владимира Зельдина оставили без Сталинской премии.

- Получили Пырьев, Валя Павлов, Хренников, Марина Алексеевна Ладынина и Коля Крючков. А я не получил. Это уже было второй раз - так меня прокатили с "Учителем танцев". Меня выставили на Сталинскую премию, а вышло постановление о современном репертуаре. И все! Наш "Учитель" закрылся.

- Вы плакали, когда умер Сталин?

- Я не помню – плакал я или нет, но для меня это была катастрофа. Как же дальше будет идти жизнь страны, театра, в котором я служил?

- А вам хотелось с ним пообщаться, со Сталиным, пожать ему руку? Это было бы важно для вас?

- Конечно. Каждому хочется общения с такой выдающейся личностью.

- У артистов часто успех и всенародная слава идут в ногу со слухами и мифами, которые окружают знаменитостей.

- Какая-то американская газета написала, что у меня вилла загородная, машина, что я живу в особняке, меня окружают поклонницы. Это все вранье. Я ходил в драной куртке, во флотских штанах и бутсах. Здесь у меня заплаты были...

После "Свинарки и пастуха" Владимир Зельдин снялся в десятках других фильмов, но повторить тот успех ему не удалось. Зельдина увековечил сталинский кинематограф. В дальнейшем он целиком посвятил себя театру и по сей день играет по несколько спектаклей в месяц.

Куда более везучим оказался менее известный тогда артист Юрий Любимов. Любимова наградили Сталинской премией за роль Тятина в спектакле Театра имени Вахтангова "Егор Булычев и другие". Хотя сам будущий всемирно известный режиссер к этой награде тогда относился очень спокойно:

- Я даже афишу без этого хотел выпустить. Но мне сказали – если вы не будете писать "заслуженный артист, Лауреат Сталинской премии", никакого театра вы не получите. И тогда я вынужден был выпустить афишу с этими званиями. Я тогда говорил, что не надо никаких званий. Должно быть имя самого человека, который сделал себе это имя. Потом это был порыв сформировавшегося мужика. Я начал заниматься режиссурой.

- Получается, что ваша режиссерская деятельность началась в хрущевские времена?

- Да, конечно.

- Когда вы были актером, у вас конфликтов не было?

- Наоборот! Я с гордостью говорил, что буду играть Олега Кошевого. А потом разругали эту "Молодую гвардию". А я считал, что я уже буду лауреатом Сталинской премии за Олега Кошевого, потому что Фадеев сказал, что вы лучший Олег Кошевой.

- Как долго потом жил этот спектакль?

- Пока не разгромил товарищ Сталин произведение.

- Вы понимали, какие вкусовые пристрастия у Иосифа Виссарионовича?

- Я об этом совсем не думал. Я искал новые формы. Потому что этот соцреализм нас всех испортил. Были хорошие актеры. Но драматургия была ничтожная. Поэтому я и вынужден был делать сам себе сценарий в дальнейшем...

23 апреля 1964 года Любимов открыл новый театр спектаклем "Добрый человек из Сезуана" по пьесе Бертольда Брехта и власть тут же пришила Любимову идеологический ярлык:

- Мне понравилась пьеса "Добрый человек". Брехт был новым фактором. А я преподавал в это время в Щукинском училище. Я занимался педагогикой лет 15. И мне захотелось это сделать. Я хотел научить их, как играть этого автора. А он действительно - отец политического театра. Поэтому мне пришили такой ярлык, что я занимался политическим театром. Но это не так.

С того момента для Юрия Любимова началась новая эпоха в театре на Таганке.


(Продолжение спецпроекта Мумина Шакирова - в эфире и на сайте Радио Свобода в пятницу, 6 апреля).

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG