Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Беседа третья. О политической реформе


Есть ли легальный выход из неправовой ситуации, которая возникла в России после нечестных, по мнению многих политиков и экспертов, выборов Государственной Думы? Есть ли в российской истории примеры, которые могли бы дать модель того, как решить вопросы легитимности власти, не выходя из правового поля?

Торжественное открытие Государственной Думы и Государственного Совета. Зимний дворец. Снимок 27 апреля 1906 года.

Торжественное открытие Государственной Думы и Государственного Совета. Зимний дворец. Снимок 27 апреля 1906 года.

Андрей Зубов: Примеров я, честно говоря, не знаю. До февраля 1917 года власть никогда не оставляла бразды правления и всегда оставалась законной. Ее законность признавалась почти всем обществом, кроме крайних радикалов. А после 1917 года власть в России никогда не была законной. После того, как Путин так вот провел президентские выборы, ситуация еще более усложнилась и юридически, на мой взгляд, загнана в тупик. Потому что до мартовских выборов президент Медведев мог объявить: эта Дума сформирована с большим количеством нарушений, нужно провести новые выборы. Тогда постепенно, в рамках Конституции, процесс бы стал идти созидательно. А теперь есть огромные сомнения в законности власти нынешнего президента.

Но на каком основании могли бы гипотетически пройти новые выборы в Думу?

Андрей Зубов: На том основании, что количество фальсификаций в Думу не позволяет считать всех депутатов реальными представителями народа России. Кто-то представлен по праву, а кто-то пролез незаконно. Поэтому: мы принимаем новый закон о выборах или просто хотя бы существующий закон соблюдаем расширительно и проводим новые выборы. Понятно, что на нынешней волне протестного движения, когда, по опросам «Левада-центра», 35% населения России не хотят видеть Путина президентом, честно выбранная Дума будет совершенно не тем, чем были все Думы после 2000 года. Второй шаг – это сделать президенту то, что сделал 1 марта 1917 года (или, точнее, хотел сделать) император Николай II: объявить о том, что он предлагает так изменить Конституцию, чтобы было сформировано правительство, ответственное перед Думой. После этого все становится на свои места. Если это новое правительство и эта новая Дума поддерживают Путина – хорошо, тогда он может оставаться президентом, потому что так будет честно. Если не поддерживают, нужны новые выборы президента. Еще можно ввести процесс в легальное русло, но это сделать очень нелегко.

Юрий Пивоваров: Я не верю в то, что это произойдет. Я думаю, что когда Андрей Борисович об этом говорит, он лишь указывает на то, как можно найти выход. Я абсолютно убежден в том, что без изменения Конституции - сколь бы длителен ни был этот процесс, сколь бы болезненным он ни был для общества - ничего хорошего нас не ждет. Пока институт президентства не вписан в систему
Россия не знает конституционной практики, согласно которой фигура первого лица - императора или президента - была бы вписана в систему разделения властей.
разделения властей, глава государства может творить любой произвол. Зовется ли этот президент Путин, Медведев, Зубов, Пивоваров – неважно. Что же можно сделать прямо сейчас? Вернуться к прежним срокам полномочий президента – два раза по четыре года, и исключить слово «подряд». Вернуться к старому избирательному закону – смешанная мажоритарно- пропорциональная система с барьером в 5%. Нам говорят, что это произойдет на следующих выборах, но нужно вернуться сейчас же. Дальше: отказаться от некоторых полномочий, которые дает президенту Конституция, чтобы лишить его возможности вторгаться во все сферы власти – законодательную, исполнительную, судебную.

Илья Репин. Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея со дня его учреждения. 1904 год.

Илья Репин. Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея со дня его учреждения. 1904 год.

Должен вам сказать: есть одно «но». Россия не знает конституционной и исторической практики, согласно которой фигура первого лица – императора или президента – была бы вписана в систему разделения властей. Россия просто не знает, как это сделать. Значит, нам надо либо "придумать" то, чего никогда не было, а это очень сложно, либо, что пока невозможно, вернуться к конституционной монархии. Но в любом случае - нужно резко ограничить полномочия президента, избавить его от огромной массы властных прерогатив. Нужно отказаться от всех неконституционных органов управления, вроде администрации президента, которая лишь раз упомянута в Конституции, и мы не знаем с правовой точки зрения, что это такое. Так, федеральные округа должны быть ликвидированы, потому что они не только умножают бюрократию, но еще и дают незаконную возможность "прямого" ручного управления страной. Даже возвращение к Конституции в ее ельцинском варианте уже может резко оздоровить общество, а потом уже нужно думать об Учредительном собрании. Дмитрий Медведев, как известно, внес в Думу законопроект о конституционном - то есть фактически Учредительном - собрании. В этом хотя бы намек, хотя бы посыл обществу.

Беседа четвертая. Авторитарный опыт: о часах и часовщике
XS
SM
MD
LG