Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Беседа десятая. О русских мифах


Любая власть использует исторические мифы для того, чтобы подчеркнуть свои достоинства, поставить перед обществом новые задачи. Россия - не исключение. Многие говорят о том, что победа в Отечественной войне против нацизма – это главный исторический миф, который эксплуатирует режим Путина. В какой степени, допустимо использование исторических мифов? Правильно ли – использовать их?

Виктор Васнецов. Поединок Пересвета с Челубеем. 1914 год

Виктор Васнецов. Поединок Пересвета с Челубеем. 1914 год

Андрей Зубов: Во-первых, миф – это слово, которое в данном контексте надо понимать не в смысле нынешнего широкого употребления, а в первоначальном греческом значении. Миф – это рассказ, повесть. Историческое прошлое, знание собственной истории необходимы. Но должно быть не знание красивой, как у нас сейчас говорят, гламурной истории, а настоящей истории со всеми ее успехами и поражениями, падениями, проблемами, альтернативами. Вот такая история нужна для воспитания человека. Юрий Сергеевич говорил о том, что главная трагедия России именно в словах Толстого: если придет Иисус в деревню, девки его засмеют. В чем тут суть? В том, что у этих девок и у русского народа вообще нет чувства нравственной ответственности. В этом же дело: девки думают о своих удовольствиях, развлечениях, как замуж выйти. Зачем им Иисус Христос с его нравственной проповедью, с его учением о спасении? Это огромная проблема для нашего народа.
Если бы у русского народа и политического класса было сознание нравственной ответственности, то не было бы революции 1917 года.

Если бы было сознание нравственной ответственности, то не было бы революции 1917 года. Но откуда это отсутствие нравственной ответственности? Я объясняю это не какими-то органическими особенностями русского народа. Я объясняю это в первую очередь последствиями того самого страшного крепостного состояния, которое началось с Соборного уложения 1649 года и особенно укрепилось в эпоху Петра I, которое вывело 90 процентов русского народа, крестьян, из поля нравственной ответственности. Нынешнее, новое поколение не думает об этом, не рассуждает в таких категориях, но объективно в них опять появляется тяга к нравственно ответственному действию. Отсюда и Болотная площадь. Люди понимают, что они, как народ должны быть ответственны за своё будущее, они хотят быть ответственными за свою страну. Это небывалая в русской истории массовость ответственного, сознательного отношения, причем, не негативного как в 1917 году, когда все было пропитано духом ненависти (городовых рубили лопатами по голове, ужас, что было, страшно вспомнить), а скорее, задорное, веселое и в то же время очень твердое слово: Россия наша страна, мы хозяева России, мы ответственны за нее. Это очень важно - не «дай нам побольше захапать», а «мы ответственны за свою страну».

Юрий Пивоваров: В основе всякой культуры лежит миф, это азбучная истина. Русская культура XIX века, например, во многом замешана на мифе войны 1812 года. Сегодняшний режим вовсю использует миф о Великой Отечественной (о Второй мировой никто в России не говорит). Но какой это миф? Гламурно-патриотический, миф, в центре которого стоит культ победы, а но не культ страдания, заметьте! А ведь Второй мировая война была эпохой страшного страдания, в том числе и для русского народа, но об этом мало говорится. Все остальное, кроме победы, выметается. А для чего? Я думаю, чтобы концы спрятать в воду. А что делать нам с советским режимом? Что с коллективизацией? Со всем тем, что было в десятилетия террора? Победа – это индульгенция на все сталинские десятилетия. Такая пелена: мы ничего об этом знать не хотим и знать не будем, в отличие от немцев, которые воспитываются из поколения в поколение на осознании того, что они сами с собой и с другими сотворили. Такой подход к победе - по существу отказ и от дореволюционной России. Выдернут какого-нибудь огламуренного Столыпина, или кого-нибудь еще найдут, но не хотят знать подлинной русской истории.
Миф о победе в великой войне стал главным фактором легитимности российской власти, и этим миф очень опасен - потому что ничего другого нет

Для того чтобы русская история двинулась по тому пути, о котором мечтает Андрей Борисович, чтобы взрослые, серьезные, веселые, умные люди были главными в нашей стране, мы должны совершенно четко знать собственную историю со всеми ее ужасами, прекрасностями, но знать ее реальной и не строить никаких иллюзий. Миф о войне стал главным фактором легитимности нынешнего режима, и этим очень опасен, потому что ничего другого нет. Если бы это было наряду со всем другим, наряду с жесточайшей ответственностью и стыдом за то, что мы сделали, и с гордостью за то, что мы сделали – одно дело. Но пока избран другой путь: что там какое-то право, какие-то выборы, что там пересчитать голоса, мы в войне победили! Что мы несли Европе на своих штыках? Не всегда свободу, равенство и братство, а очень часто совсем другое. История должна быть… Если угодно, мы должны перестать себя жалеть. Мы не должны использовать историю в качестве успокоительного лекарства. Надо выздоравливать, а не гасить болезнь обезболивающими уколами. Эта "наркомания" ведет к разложению.

Андрей Зубов: Тенденция современной мировой истории – переход от мифов, романтических мифов к реальной истории. Конечно, во многом пример этому дали немцы, Германия. Есть и другие примеры. Возьмите современные фильмы и современную подачу истории Гражданской войны в США. Показаны две стороны – и преступления Севера не менее, чем преступления Юга. Ясно дается понять, что война, на самом деле, жутко кровавая гадость, хотя цели могли быть очень хорошие.

В России этого не происходит пока?

Николай Самохин. Подвиг солдат генерала Н.Н.Раевского под Салтановкой 11 июля 1812 года. 1912 год

Николай Самохин. Подвиг солдат генерала Н.Н.Раевского под Салтановкой 11 июля 1812 года. 1912 год

Андрей Зубов: Я думаю, что в России это происходит в профессиональном сообществе, но не на уровне власти и не на уровне массового сознания. Власть не коррелирует свои действия с обществом, а тем более с корпорацией историков. Подчеркиваю еще раз: в России - власть военных людей, КГБ и оборонного комплекса. Для них вообще вся страна – это война, армия, победа, а все остальное – неинтересно. Объективность истории вырастет, когда этот подход рухнет. Когда Россия будет страной крестьян, для которых важен Голодомор, страной интеллигентов, для которых важны издевательства над интеллигенцией на Первом съезде советских писателей и потом репрессии, страной врачей, для которых важен процесс еврейских врачей… Когда Россия будет страной всего общества - и не только русских, но это будет страна и чеченцев, для которых важна депортация 1944 года, и страна эмигрантов, для которых важна гражданская война с другой стороны, и тот же генерал Андрей Власов с другой стороны. Когда Россия перестанет быть моноидейной. А сейчас смешно и стыдно: кроме разговоров о победах - победе 1612 года, победе 1812 года, победе 1945 года - власть вообще ни о чем не говорит и говорить не умеет.

Юрий Пивоваров: Замечу, что апелляция к реальным или мифическим военным победам – свойство не только русское. Когда приходишь в Париже в Музей армии, такое впечатление создается, что это Франция выиграла Вторую мировую войну, что не Франция во многом была коллаборантом Гитлера. Но с таким подходом меня знаете что примирило? Когда гуляешь по Парижу, видишь: на многих домах в центре висят таблички - отсюда в 1942 году при
Мы не должны использовать историю в качестве успокоительного лекарства. Надо выздоравливать, а не гасить болезнь обезболивающими уколами.

попустительстве местных жителей в Аушвиц были вывезены еврейские мальчики и девочки, ученики такого-то класса такой-то школы и их родители. И мы вечно стыдимся этого и так далее… Наряду с помпезной историей есть Франция, которая скорбит, есть Франция, которой стыдно за свои ошибки и преступления. Важно, что на этом будут воспитываться поколения. Я могу привести к такому дому своего сына и сказать – вот, смотри! У нас должно появиться такое же: при попустительстве людей, которые жили в этом доме, отсюда были уведены, казнены такие-то и такие-то люди. И надо точно знать, где, когда, что и кто, и постоянно об этом думать. Как бывает: сделал подлость в личной жизни, и хочется забыть – это прямой путь в никуда, к новой подлости. Это я уже по своей очень немолодой жизни точно знаю. То же касается и нашей истории, и в этом опасность культа великой победы. Она великая, конечно, но опасен ее неотрефлектированный культ.

Андрей Зубов: В Праге на Ольшанском кладбище у православной церкви висит мемориальная доска, на которой написано: мы, чешский народ, считаем себя глубоко виновным в том, что отсюда были вывезены в 1945 году в Советский Союз и в основном погибли столько-то граждан Чехословакии русского происхождения. Каждый год 5 мая перед этой доской происходит при почетном карауле чешской гвардии возложение венков, который осуществляет или президент Чешской республики, или уполномоченное им лицо. А у нас об этой маленькой трагедии (подумаешь, что для официальной статистики - гибель нескольких сотен людей!), между прочим, не вспоминает никто. И никто 5 мая из русского посольства в Ольшаны не приходит. Все заглушено звоном литавр. А, между тем, - оглянитесь: уже началось вокруг, уже началось о нас. Не пора ли нам вспомнить!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG