Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Голодовка в прямом эфире (Пермь)


Пермь. Прямая трансляция голодовки. Фото с экрана компьютера.

Пермь. Прямая трансляция голодовки. Фото с экрана компьютера.



Реалити—шоу "Голодовка" вот уже несколько дней транслируется в Интернете из пермского Дома молодежи по Бульвару Гагарина, 36. Впрочем, шоу эту акцию можно назвать лишь с определенной долей цинизма. Организаторы его устроили вовсе не ради рейтингов и не от хорошей жизни.
Сегодня в мировой пауитне можно посмотреть на плоды пермской приватизации, а точнее, подглядеть, что сейчас происходит на 13—метровой кухне общежития, которая стала предметом ожесточенных баталий. С одной стороны баррикад — Лидия Карякина, которой негде жить. Эту кухню, которую, впрочем, кухней она не считает, женщина приобрела за 300 тысяч рублей год назад. С другой — жильцы общежития, пять семей, которые в этом помещении готовили себе завтраки, обеды и ужины. Предыстория такова: в 1985 году два института — НИИ и проектный — построили 15-этажное общежитие. Пять верхних этажей принадлежали институту "Союзтрансмашпроект". Позднее он был преобразован в ОАО "СТЭМП", а общежитие стало частью уставного капитала. В 2003 году предприятие признали банкротом. В общежитии появилась конкурсная управляющая Давыдова, которая вознамерилась продать помещение вместе с жильцами. Рассказывает один из голодающих Алексей Швецов:
— Даже если взять 2003 год, когда конкурсная управляющая появилась здесь — а появилась она очень оригинально: она пришла с командой рейдеров, среди которых был комендант, человек с криминальным прошлым, некий Шакшурин. Очень жестко стали нас тут прочесывать. В этот период было написано очень много бумаг — начиная с прокуратуры. И губернатор, и глава города, Грибанов, замечательный наш депутат — отписочка от него у меня висит. Каменев, Похмелкин, Малышев, Ковтун — это по пожарной безопасности. Вся эта переписка у меня есть, это 2003 год, все в курсе абсолютно.
На все попытки жильцов общежития обратить внимание властей на то, что их скоро продадут как крепостных, чиновники отвечали отписками. Справедливости ради, надо сказать, что Наталья Давыдова обратилась к городским властям с просьбой перевести общежитие в муниципальную собственность. Но тщетно. Говорит второй голодающий Олег Горбунов:
—Был Владимир Бирюков такой, он был главой департамента имущественных отношений, и он написал, что в приеме в муниципальную собственность отказать, данное общежитие является социально незначимым объектом. И после этого—то все и началось, это было в 2004 году. После этого наши пять верхних этажей дома оказались многократно перепроданными в частные руки.
Олег Горбунов с семьей живет в этом общежитии с 1992 года. Когда пять этажей — а это 80 комнат — были проданы трем бизнесменам, Владимиру Полыгалову, Андрею Ожгибесову и Сергею Ожгихину за чуть более чем полтора миллиона рублей, некоторых жильцов выдворили на улицу. А те, кто проживал здесь долго, начали судиться за право приватизации. Семьи Алексея Швецова и Олега Горбунова суды выиграли. Им объяснили, что комнаты теперь принадлежат им, а кухни, подвалы, чердаки и прочие технические площади являются общим имуществом всех собственников. Однако в 2009 году бизнесмены стали эти площади распродавать и сдавать в аренду. Подошла очередь и жильцов 11 этажа. Год назад их общую кухню продали Лидии Карякиной, и начались бесконечные суды. На которых выяснилось, что еще до продажи кухонное помещение было переведено из нежилого в жилое. Алексей Швецов:
— Те люди в администрации, которые эту процедуру провели, сказали: нам принесли документы из БТИ, сомневаться в достоверности этих документов мы не могли. И мы на основании этих документов и обращения собственника осуществили этот перевод. По сути, их ввели в заблуждение, я так понимаю. Они говорят так: мы не можем дать обратный ход своему решению.
Начальник отдела инфраструктуры Мотовилихинской районной администрации Перми Константин Чистяков в отпуске и не может дать комментарий, почему же он присвоил кухне статус жилого помещения. Между тем, Лидия Карякина утверждает, что совершила покупку, не зная, что в этой комнате пять семей готовят себе еду:
—Я когда покупала, это было офисное помещение, здесь не находилось ни плит, ничего здесь не было. То есть, закрытое помещение, с закрытой дверью. Здесь был санузел, унитаз — то есть, выделенное помещение в этом же помещении. Я купила не первая, была десятой в этом доме, все люди живут точно в таких же помещениях, это были офисы. Как у них тут история развивалась, мне это было неизвестно, поэтому я купила эту комнату. С документами все нормально, документы прошли Регпалату. Когда я купила и пришла сюда, мне стали препятствовать, я обратилась в суд.
Несколько судов выиграла Карякина, один суд, который, к слову, разбирал дело целый день и заслушал массу свидетелей, выиграла противоположная сторона. На днях высшая инстанция отменила его решение и прислала судебных приставов вселить Лидию Карякину в купленную ей комнату. Тогда жильцы общаги объявили голодовку с трансляцией в Интернете. Олег Горбунов:
— Цель голодовки— мы апеллируем к судебным органам, то есть, к власти, чтобы они разобрались по существу, что же происходит, почему люди лишаются кухонь. Получается парадоксальная ситуация: я жил в общежитии 20 лет, но, будучи жильцом общежития, я имел право на кухню. Но когда я приватизировал комнату, я почему—то лишился этой возможности.
Семьи, проживающие на 11 этаже, категорически отказываются готовить у себя в комнатах и собираются стоять насмерть. Скоро очередной суд. Голодовка — по сути, это ультимативный способ воззвания к властям: сделайте что-нибудь! На верхних этажах общежития проданы и переделаны под жилье почти все кухни. Люди готовят в своих комнатах, несмотря на то, что они для этого не приспособлены и не предназначены. Случись здесь вторая "Хромая лошадь" — и жертв в многоэтажном здании может быть намного больше. К слову, на первых десяти этажах здания, где другие собственники, нет и намека на подобные конфликты: люди спокойно живут в комнатах, готовят на общих кухнях, а вовсе не наоборот.
XS
SM
MD
LG