Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии пресса бурно обсуждает опубликованное в газете SUDDEUTSCHE ZEITUNG стихотворение лауреата Нобелевской премии по литературе Гюнтера Грасса с критикой политики правительства Израиля.

В Германии пресса бурно обсуждает опубликованное в газете SUDDEUTSCHE ZEITUNG стихотворение лауреата Нобелевской премии по литературе Гюнтера Грасса с критикой политики правительства Израиля.

В SUDDEUTSCHE ZEITUNG публикацию стихотворения Гюнтера Грасса предваряет следующий текст:

"Гюнтер Грасс предупреждает в своем стихотворении "Что должно быть сказано" прежде всего об опасности войны против Ирана. Поэтому лауреат Нобелевской премии настаивает в своем стихотворении на том, что Израиль не имеет больше права на получение подводных лодок от Германии.

Я лично не нашел такого требования Грасса.

Вот мой перевод стихотворения:

"Почему я молчу, умалчиваю слишком долго
О том, что так очевидно и отрабатывается
На штабных учениях, в конце которых мы,
Выжившие, попадаем в сноски отчетов?

Это уверенное в себе право на нанесение удара первым
Удара, которым порабощенный хвастуном
и к организованной радости соблазненный
иранский народ может быть уничтожен
потому, что в его эшелонах власти
Предполагают атомную бомбу.

Но почему я запрещаю себе назвать по имени страну
Ту страну, которая уже многие годы и к тому же втайне
Располагает все возрастающим арсеналом ядерного оружия,
Располагает бесконтрольно, так как не допускает никакой проверки?

Всеобщее умалчивание этого факта,
Которому подчиняется мое молчание,
Я ощущаю, как груз лжи
И принуждение, которое пугает наказанием
В случае нарушения табу
Быть заклейменным, как антисемит.

Но сейчас, потому что из моей страны
настоящие преступления которой,
каким нет равных, снова и снова напоминают о себе
и ставят вопросы, на которые даются чисто деловые ответы,
а в них тренированные губы называют возмещением ущерба то,
что еще одна новая подводная лодка должна быть поставлена Израилю,
Лодка, способная нести все виды все уничтожающих бомб
И направить их туда, где наличие одной единственной атомной бомбы не доказано
И лишь опасения принимаются за доказательство
Я скажу то, что должно быть сказано.

Почему же я молчал до сих пор?
Потому что полагал, что мое происхождение,
Которое все еще остается запятнанным,
Запрещает мне преподнести этот факт государству Израиль,
с которым я чувствую себя связанным и хотел бы таковым оставаться,
преподнести в качестве высказанной правды.

Почему я говорю это только сейчас,
Состарившись, и собирая последние силы, говорю,
Что атомная держава Израиль угрожает хрупкому миру на этой земле?

Потому, что надо сказать то, что завтра уже возможно будет поздно говорить.
Потому что мы – как немцы достаточно и без того запятнанные –
Можем оказаться поставщиками Преступления,
Которое можно предвидеть и соучастие в котором
Никакими обычными отговорками нельзя будет оправдать .

И признаюсь: я больше не молчу
Потому что устал от лицемерия Запада
К тому же в надежде, что это может снять печать молчания со многих уст
И призвать тех, от кого исходит опасность, к отказу от насилия,
Одновременно требуя,
чтобы беспрепятственный постоянный международный контроль
израильского атомного потенциала и иранских атомных объектов
был разрешен правительствами обеих стран

Только так можно помочь всем – израильтянам и палестинцам.
Более того, всем людям, живущим в этом регионе, оккупированном Безумием,
людям, которые живут в тесноте взаимной враждебности.
И в конечном итоге также нам всем."

Самой резкой реакцией на стихотворение Грасса было открытое письмо ему известного драматурга Рольфа Хоххута (80 лет), в котором он, в частности, пишет Грассу: "Ты остался тем, кем ты когда-то стал добровольно – человеком СС".

Хотя в прессе есть голоса в защиту Грасса, тон большинства публикаций - критический. Гюнтер Грасс в своем стихотворении, по мнению большинства комментаторов, исходит из неверных посылок.

WESTDEUTSCHE ZEITUNG (Дюссельдорф):
"Уже само название стихотворения «Что должно быть сказано» заставляет вздрогнуть от близости к примитивной лексике завсегдатаев пивных. Гюнтер Грасс заслужил поток критики за свое стихотворение. И не за то, что немецкий автор якобы не имеет права что-то критиковать в политике Израиля, а за клишированные и фактически в некоторых пунктах далекие от правды версии. Он навредил себе, Германии и Израилю".

DER TAGESSPIEGEL (Берлин):
"Если Грасс видит себя неким главой литературного правительства, то он заблуждается. Если он полагает себя при этом большим интеллектуалом, он заблуждается дважды. Почему? Потому что он не аргументирует, не дискутирует, а просто вещает. Потому, что он полагает себя единственным, кому есть что сказать. Но то, что он говорит – слишком упрощенно и это никогда не было интеллектуальным. Грасс, похоже, не знает того, что звучало о Ближнем Востоке в дискуссиях и репортажах последних лет, месяцев и дней. Ну а если он это все же знал? Тогда самое чудовищное - это то, о чем он умалчивает в своем превентивном стихотворении. Никогда Израиль не угрожал первым нанести атомный удар. Ни против Ирана, ни вообще против кого-либо. Никогда Израиль не хотел стереть какое-либо государство с лица земли. В отличие от Ирана".

DIE FREIE PRESSE (Хемниц) упрекает Грасса в попытке выдать собственные взгляды за разрушение табу:
"В чем должно состоять детабуизирование, которое прокламирует Грасс? Что, в Германии или в других странах нельзя критиковать политику Израиля? Можно, и это регулярно происходит. Да, это верно, что создание Израилем атомного оружия, обладание им находится в противоречии с договорами по международному праву. Но не соответствует действительности утверждение Грасса, что Израиль думает о применении этого оружия при нанесении первым удара по иранским атомным заводам. Гюнтер Грасс высказал свое мнение. Он имеет на это право. Но он не прав. Он слишком упростил и облегчил свою задачу".

Die TAZ (Берлин):
"Скандал не в критике Гюнтером Грассом Израиля, а в том, что он в своей критике заранее стилизует себя мучеником, которому евреи, якобы угрожая обвинениями в антисемитизме, затыкают рот, не давая высказать правду о себе. Но это как раз и есть антисемитский стереотип. Не столь важно, что стареющий писатель, который явно переоценивает собственную значимость, критикует Израиль и при этом говорит об опасности атомной войны. Но это постыдно, когда немецкий лауреат нобелевской премии использует антисемитские стереотипы".

Сам Гюнтер Грасс продолжил свое обращение к немцам в разъяснительном интервью по первому каналу общественно-правового телевидения ARD. Он объяснил, что творческим толчком для написания стихотворения ему послужили заявления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и сообщение о построенной Германией для Израиля шестой подводной лодке, способной, как предполагается, нести ракеты с ядерными боеголовками.

Относительно опасности атомного уничтожения Ирана Грасс пояснил, что имел в виду не непосредственное применение Израилем атомного оружия:
"Я не знаю, каким оружием Израиль нанесет удар по Ирану. Если они применят обычные ракеты с бомбами и будут пытаться уничтожить атомные центры Ирана, что и является целью, то и в этом случае вероятность атомной катастрофы велика. После истории с атомной электростанцией Фукусима мы все понимаем, что это за опасность".

DIE FRANKFURTER RUNDSCHAU:
«Атомная держава Израиль угрожает разрушить хрупкое равновесие мира», пишет Грасс. Такая постановка вопроса имеет право на жизнь, так как политика Биньямина Нетаньяху не направлена на достижение разговора на равных ни с Ираном, ни с палестинцами. Но в Иране Грасс видит только болтуна-провокатора, у которого, возможно, атомной бомбы и вовсе никогда не будет. Этот болтун (в глазах Грасса) зовется Махмуд Ахмадинежад. Он называет Израиль позорным пятном, которое должно быть стерто с карты мира, он распространяет теории о мировом заговоре сионистов, он отрицает холокост и стремится к обладанию атомным оружием. Для Грасса все это не оказалось достойным упоминания. Что тому причиной? Свобода творчества? Грасс однажды заметил, что лирика, поэзия – это наиболее ясная и понятная форма писательского самовыражения. Ясно и понятно: автор стихотворения слеп на один глаз. То, что якобы должно было быть сказано, лучше оставалось бы в этом случае невысказанным. Политически публикация является безобразием. А оценку литературных качеств стихотворения мы оставляем литературным критикам".

DIE KIELER NACHRICHTEN:
"Здесь один пожилой господин распыляет свой антисемитский яд. Этот господин должен был слышать как президент Ирана Ахмадинежад назвал Израиль раковой опухолью, подлежащей уничтожению. Грасс обязан знать, что Израиль со дня своего основания борется за свое существование. Грасс - человек, которому рассказали о массовом уничтожении евреев самое позднее, когда он вернулся домой после службы в Ваффен-СС. Так, как говорит Грасс, говорят антисемиты, для которых дружба нашего государства с Израилем является соринкой в глазу и которые мечтают о том, чтобы переписать, наконец, историю Германии".

Среди тех, кто защищает Гюнтера Грасса от критических нападок в прессе, в частности, бывший посол Израиля в Германии, а ныне президент израильского общества внешней политики Ави Примор. Он заявил, что не считает критику Грассом политики Израиля проявлением антисемитизма.

Клаус Штаек – президент берлинской Академии искусств, дизайнер, карикатурист и юрист в одном лице - также попытался объяснить появление стихотворения Гюнтера Грасса:
"Это Грасс, каким мы его знаем, Грасс, который, как всегда остро, формулируюет свою критику. В свободной стране, каковой является Германия, должна быть нормальной критика в дружеском кругу. И даже если она остра, то она не должна вызывать рефлекторные подозрения в антисемитизме. Грасс ясно выразил свою позицию, но никто не обязывает ему следовать. Можно иметь совершенно другую позицию, другую точку зрения. Но это должно быть нормальным и возможным - дискутировать о политике Израиля вообще и о политике строительства новых поселений, в частности".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG