Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В российской блогосфере основное внимание приковано к Астрахани, где продолжает голодовку Олег Шеин и его сторонники с требованием отмены итогов выборов мэра города. Тревогу за здоровье участников голодовки в пятницу выразила Доктор Лиза. В воскресенье тревожный пост появился в ЖЖ политического активиста и главы екатеринбургского фонда "Город без наркотиков" Евгения Ройзмана:

Позвонил Олегу Шеину - трубку не берет, общается короткими СМСками. Похоже - плохо. Ситуация идиотская. Если ЦИК предоставит видео со всех участков, то в Астрахани надо отменять выборы мэра. И тогда можно с честью выходить из голодовки. Но ЦИК не предоставляет.
Проблем-то никаких. Если вы, власть, заявляете, что все было по-честному - нет проблем, предоставьте видео - пусть все в этом убедятся. Но вы же не даете видео. Значит, вам есть чего бздеть!

Алексей Навальный предложил в своем блоге в ближайшие дни перенести центр протестов в Астрахань:

Человек, которого избрали мэром города голодает уже 23-й день, потому что местные бандиты отняли эту победу. Главный бандит, которого недавно перевели на повышение, летает на частном самолёте праздновать день рожденья в Италию в компании 50-ти чиновников.
Всем всё понятно. Даже мошенник Чуров выражает крайнюю обеспокоенность, почёсывая бороду. Видеозаписи с путинских веб-камер не выдают уже несколько недель. Если дело так пойдёт дальше, Шеин умрёт через несколько дней. Вот уж если есть желающие ставить палаточные лагеря, то Астрахань сейчас - самое место для этого. Я считаю, что если в понедельник все органы власти (суды, ЦИК, прокуратура и т.д.) не сделают то, что они обязаны сделать по закону, то нам всем стоит поехать в Астрахань. И ожидать развязки этой истории именно там.

Настроения, с которыми события в Астрахани обсуждаются в блогах, проанализировала ЖЖ-пользовательница Людмила Петрановская:

Начиталась комментариев по ситуации в Астрахани. Как же плохо-то все. Я не про состояние голодающих, оно понятно, я про состояние обсуждающих. Виктимность, виктимность, виктимность. "А что мы можем, мы ничего не можем", "Неужели им на нас наплевать, даже если мы все умрем (а мы-то надеялись, они нас в душе любят)", "Сами виноваты - готовы умереть из-за пустяка (подумаешь, ну обманули, а что, только их одних? мы же вот не голодаем)", "Да накормить их насильно - и все дела", "Пожалуйста, уговорите их кто-нибудь перестать, (а то нам некомфортно об этом думать)". Суть виктимности - вера в то, что миром правит насилие, что только насильник и может спасти (капельницу поставить, ага). Это бессильная надежда на то, что они - папа, власти, дьявол - вдруг поймут и спасут. Выхода нет из этого состояния, кроме как перестать смотреть снизу вверх на папу и посмотреть на тех, кто рядом. Реакция на бессрочную голодовку с ЛЮБЫМИ законными требованиями в обществе, живущем по принципам солидарности, может быть только одна: поддержка всеми доступными средствами. Не рассуждения, а безоговорочная поддержка.

***
В британских блогах обсуждают субботнее происшествие во время традиционного соревнования по гребле между Оксфордом и Кембриджем. 35-летний активист Трентон Олдфилд нырнул в Темзу и на десятой минуте гонки оказался под веслами оксфордских гребцов. Соревнования были приостановлены и проведены повторно; окончательная победа досталась Кембриджу. Полиция отпустила Трентона Олдфилда под залог. Он должен предстать перед судом 23 апреля. Вот как Олдфилд обосновал акцию в своем блоге:

Это акт гражданского неповиновения, методология отказа и сопротивления, тактика партизанской борьбы. Я бросаюсь под весла в надежде остановить гонку. Это мирный протест, у меня нет оружия. По берегам Темзы в том месте, где проводится гонка, расположено множество элитистских учреждений: Fulham Palace, бывшая резиденция лондонских епископов, Чизик-хаус, принадлежавший семейству Кавендишей, и целый набор "независимых, частных, свободных" школ. Здесь же, кстати, живет Ник Клегг - несмотря на то, что его избиратели проживают за много сотен миль в постиндустриальном Шеффилде. Но что важнее всего, именно на этом месте элитисты уже 158 лет собираются, чтобы публично продемонстрировать свою силу и приверженность привилегиям. Но бывало ли так, чтобы элитизм не вел к тирании? Чтобы уверенность в превосходстве над другими не закончилась трагедией? Последние исторические примеры: огораживание общинных земель, трансатлантическая работорговля, империализм и колониализм, фашизм, холокост, геноциды, диктатуры и трудовые лагеря для мигрантов. Образцом для моего выступления послужила отчасти акция протеста, состоявшаяся 99 лет назад, когда Эмили Дейвисон бросилась под лошадь во время скачек Epsom Derby и от полученных травм скончалась. Она требовала равноправия для женщин, руководствуясь политическими и философскими убеждениями.

В философской состоятельности протеста Олдфилда сомневается блогер Telegraph Тим Стэнли:

Здесь две проблемы. Во-первых, вся эта теория – полный бред. Элитизм действительно не раз приводил к тирании, но в 20-м веке диктатуры вырастали как раз из эгалитарных лозунгов. Вспомните культурные элиты, уничтоженные Мао в ходе культурной революции. Да и нацизм – в определенных генетических рамках – был вполне эгалитарен – недаром же он назывался националсоциализмом. Во-вторых, наш Трентон сам элитист. Он учился в Лондонской школе экономики, а не в каком-нибудь тмутараканском университете. Он состоит в Королевском обществе искусств и специализируется на «социальнополитической истории решеток и ограждений». Что же, в ближайшие месяцы у него появится возможность поближе познакомиться с решетками. Собственно, убежденность в непревзойденной важности собственных идей, ради пропаганды которых можно испортить всем праздник, и есть элитизм. Что бы ни случилось с нашим абсурдистом, мы о нем еще услышим. В понедельник он будет давать телеинтервью, а к среде у него появится собственная колонка в Independent. Выставить себя защитником угнетенных – кратчайший путь наверх.

Трентону Олдфилду уже ответил в Твиттере один из участников оксфордской гребной команды, Уильям Зенг:

Когда я чуть не ударил тебя веслом по голове, я думал, ты просто пловец. Но когда мне сказали, что это был акт протеста, я уже знал, против чего он направлен: против права 17-ти молодых людей и одной женщины на честное соревнование. Ты протестовал против права этих людей посвятить годы жизни и все силы души радостям и трудностям спорта. Ты, выставивший на посмешище их мужество и преданность спорту, сам не человек, а посмешище.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG