Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пожелал человек исполнения всех своих желаний.

– Хорошо, пусть будет так, – ответил ему колдун. – Но при этом, –- добавил он, – у твоего соседа того, что ты пожелаешь, будет в два раза больше. Ты согласен?
– Согласен,–- ответил человек. – И мое первое желание ослепнуть на один глаз.
Древняя притча.

Именно эта притчу я вспомнил, пообщавшись с друзьями-таджиками и полистав прессу о натянутых узбекско-таджикских отношениях. И причина всему этому хлесткое слово "Рогун".

Таджикистан устал нищенствовать и замерзать и решил построить Рогунскую ГЭС. Узбекистан, опасаясь (оправданно ли?) попадания в водную и, значит, политическую зависимость от соседа, препятствует этому процессу. И выставляет себя жестоким и недальновидным соседом.

Что сказать о строящейся в муках Рогунской ГЭС в Таджикистане? Что она нужна экономике этой маленькой и бедной страны Центральной Азии. Что она нужна народу для тепла зимой, света ночью и работы каждый день. Но сказать все это значит ничего не сказать. И поэтому я нуждался в других ответах.

– Ты спрашиваешь, что для таджиков значит Рогун? – переспросил меня ака Бехруз (дядя Бехруз). Он совершенно седой, с легкой бородкой на лице и умными пронзительными глазами, семидесятипятилетний старик. Несмотря на преклонный возраст, он и не думает сидеть дома на заслуженной пенсии. На его плечах ответственность: содержать свою семью. Сыновей бог не дал, но две дочери подарили ему по внуку. Зятья, как водится в Худжанте (город в Таджикистане, недалеко от узбекского Бекабада), уехали на заработки в холодную Россию да и потерялись на ее бескрайних просторах. Совесть одного из них все же дала о себе знать, и непутевый зять через пару лет молчания оказией передал пятьсот долларов и короткое письмо, что он оставляет семью. Лицо второго зятя в доме и не помнят уже. Вот поэтому старик Бехруз каждый день выезжает на своем старом, но надежном "жигуленке" на улицы Худжанта и за умеренную плату возит людей по их делам.

– Рогун для нас не только свет и тепло. Это еще и жизнь всех нас. Надежда, что вот эти мальчишки, – он кивком головы указал на школьников у дороги, – не уедут, повзрослев, в Россию, а останутся жить, работать и любить здесь, на их родной таджикской земле. Рогунская ГЭС может дать нам эту нормальную жизнь. Мы научимся улыбаться, а то как-то разучились этому за последние двадцать лет.

В Узбекистане трудно найти объективную информацию об отношениях соседей по строящейся ГЭС. Что найдено, то коротко и обтекаемо. А статьи на заблокированных сайтах крайне негативны по отношению к Узбекистану, что тоже не может быть условием объективности. Так где же найти правду? У людей, что живут хлебом насущным. У тех, кто уважение к человеку не мерит количеством денег у того в кармане или занимаемым им государственным постом. Кто боится ответа перед Аллахом в судный день. Кто не делит людей на узбеков и таджиков, а называет всех мусульманами.

И ака Бехруз именно такой человек. Его мысли и убеждения предельно ясны, слова не косноязычны. Его жизненный опыт, в котором преобладают труд, терпение и прощение, помогли ему найти то понимание истины, которое сделало его мудрецом.

Нет работы, нет счастья, говорит таджикская молодежь в свое оправдание при отъезде в другую страну. Да, это так. Но трудно будет подсчитать, сколько рабочих мест может появиться, если Рогунская ГЭС будет достроена. Уверен, что матери и жены смогут уговорить своих сыновей и мужей остаться с семьей, ведь есть же нормальная достойная работа рядом с домом!

Очевидно, что Таджикистану трудно дается эта стройка. Также очевидно другое. Стройка обязательно будет успешно завершена. Потому что этого хочет не только президент и правительство, этого хочет весь народ. ГЭС обязательно построят, и все недруги останутся с носом. Ну, а что если сейчас помочь достроить ее? Какие дивиденды получит богатый Узбекистан от реальной помощи сейчас? Будут ли таджики благодарны соседям за помощь в строительстве?

Я лично уверен, что да, будут. Не вижу повода не верить в благородство и добродушие таджикского народа. А неверующие могут перечитать историю Таджикистана, там много примеров человеческих отношений.

И именно вера в благородство человеческих отношений делает Бехруза стойким сторонником строительства ГЭС. Он не политик и не желает вступать в дискуссию о президентах двух соседних стран, которые никак не могут договориться о добрососедском сосуществовании. Эти люди живут внутренними обидами друг на друга, говорит он. И поэтому они глухи к своей совести.

Для ака Бехруза ценнее простые люди – таджикский и узбекский народ. Дехканам нечего делить, земля и вода общие, их нельзя ни забрать, ни спрятать. Узбекские мужчины брали в жены таджикских красавиц, которые дали жизнь большинству из нас, стоящих сейчас по обе стороны Рогунской проблемы. И дети, замерзавшие в душанбинских яслях зимой, вызывают искреннее сочувствие у узбеков. Точно также как таджики пытались помочь тем узбекам, которым стало не место в киргизском Оше в совсем недавней беде.

Мы одна семья с общими корнями. И жить надо именно семьей. Вот об этом и говорит старый Бехруз каждому своему клиенту в такси и собеседнику в чайхане. Я тоже прислушался к нему и поддержал его, рассказав о нем и его мыслях своим друзьям. Теперь осталось дождаться того времени, когда поддержат его здесь, в моем Узбекистане.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG