Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Судья Бабушкинского суда Антон Мартыненко продлил срок содержания под стражей Станислава Канкия до конца лета. Об этом ходатайствовал заместитель межрайонного прокурора Дементьев, ныне представляющий обвинение. Срок ареста обвиняемого Канкия, который провёл в тюрьме уже больше года, истекает 14 мая, и обвинитель счёл, что этого будет недостаточно. Новый срок – до 4 августа. Жена Станислава Канкия Валентина опасается, что до этого времени её муж может не дожить.

Станислав Канкия обвиняется в мошенничестве, и процесс по его делу идёт уже больше полугода, за которые он перенёс в тюрьме несколько инсультов и инфаркт мозга. Заключение под стражу в его отношении было применено, потому что на тот момент у Канкия не было постоянной регистрации ни в одном городе: из-за дел, связанных с его бизнесом, часть времени он жил в городе Ейске Краснодарского края, часть – в Подмосковье. В декабре 2011 года Валентина Канкия прописала мужа в своей квартире в Ейске. Московское УФМС отказалось предоставить ему временную регистрацию по доверенности, пока он находится в СИЗО. Справку о наличии у Канкия регистрации адвокат представил на сегодняшнем заседании, и судья приобщил её к делу.

10 апреля Станиславу Канкия снова стало плохо в суде, и он потребовал вызвать "скорую помощь". После перерыва, когда медики дали подсудимому медикаменты, судья зачитал выписанную ими справку, что, мол, приняли такие-то и такие-то меры, снизили давление до 140. На вопрос адвоката Марины Русаковой, какое давление было у Канкия до приезда "скорой", Антон Мартыненко не ответил, и ознакомиться со справкой никому не дал. Валентина Канкия подозревает, что у мужа снова было очень высокое давление, как во время прошлых инсультов. Доводы адвоката о том, что в таком состоянии с подсудимым легко может случиться новый инсульт с последствиями вплоть до летального исхода, судья оставил без внимания. Прокурор же заявил, что преступление у Канкия тяжкое, и на свободе он может оказать давление на свидетелей и помешать установлению истины – и попросил продлить арест. Подсудимый в ответ спросил прокурора, умеет ли он читать, и, как и на прошлых заседаниях, громко комментировал происходящее в зале. Супруга и адвокаты Канкия, как и многие свидетели процесса, уверены, что он не может адекватно оценивать происходящее с ним. "Врачи говорили мне, что у него осталось очень мало времени, прежде чем последствия для мозга станут необратимыми", - говорит Валентина Канкия.

Тем временем Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, где Канкия проходил судебно-психиатрическую экспертизу с декабря 2011 по март 2012 года, наконец представил в суд результаты. Документ гласит, что у подсудимого не наблюдается "эмоционально-волевых нарушений, бреда, галлюцинаций, нарушения критических способностей, поэтому по своему психическому состоянию в настоящее время Канкия С. О. может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать показания, понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения". Однако это не говорит о том, что на суд Канкия должен прибывать обязательно из СИЗО, настаивает адвокат Марина Русакова, поскольку даже если подсудимый адекватен, физическое состояние его очень тяжёлое. "Заболевания подсудимого не входят в список тяжёлых заболеваний", - заметил прокурор, подразумевая Постановление правительства "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений". "Трифонова и Магнитский умерли в СИЗО не от тех заболеваний, что указаны в этом списке," – ответила второй адвокат Елена Бухарина. Ранее правозащитник Валерий Борщев высказывал мнение, что иногда врачи исправляют диагнозы подсудимых в угоду стороне обвинения, и это могло случиться в деле Станислава Канкия.

Недавно к процессу подключился уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Его представитель Александр Бородулин от лица уполномоченного ходатайствовал в суде об изменении меры пресечения, вслед за адвокатами, которые делали это уже не раз. Но и сегодня Антон Мартыненко отклонил ходатайство, сообщив присутствовавшим, что прописки у подсудимого всё-таки нет. Как это согласуется со справкой о прописке Канкия в Ейске, судья не пояснил. Допросить привлечённого Мариной Русаковой медицинского специалиста, который мог бы дать дополнительные пояснения о состоянии Канкия, судья также отказался. Обвиняемый остаётся под стражей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG