Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Искусствовед Владимир Паперный - о прошлом и настоящем ВДНХ


Владимир Паперный

Владимир Паперный

Двенадцатого апреля – по сложившейся почти за полвека традиции – должны были быть пущены фонтаны главной аллеи ВВЦ. Однако, по сообщению руководства ВВЦ, в этом году 48-летняя традиция будет нарушена - пуск фонтанов откладывается, как сказано – из-за затянувшейся зимы.

Об истории и нынешнем положении дел на ВВЦ, некогда Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, а затем Выставке достижений народного хозяйства СССР – огромном комплексе, который некогда олицетворял успехи Советского государства, а сейчас стал площадкой для коммерческих ярмарок, рассказывает известный архитектор и искусствовед Владимир Паперный:

- Марксисты считали, что крестьянство это самый отсталый класс, поэтому голод, который возник в результате коллективизации, в каком-то смысле почти был задуман, поскольку гибель крестьянского класса вполне укладывалась в марксистскую схему. Масштаб этого голода в начале 30-х годов был совершенно беспрецедентный даже для России, где вообще люди знают, что такое голод. И способ решения проблемы голода был необычным и символическим - создание изобилия на одной, отдельной взятой территории, 136 гектаров, в деревне Останкино. Это в каком-то смысле было, может быть, неосознанным пародированием евангельской притчи о пяти хлебах и двух рыбах, которыми Христос накормил 5 тысяч человек. Идея была такая: если создать искусственное изобилие на этой территории, оно как бы символически накормит всю страну.

Выставка переживала несколько реинкарнаций. Решение о ее создании было принято на втором съезде колхозников-ударников, она должна была быть построена в 1937 году сроком на 100 дней. Главным архитектором был Вячеслав Олтаржевский, который был главным архитектором предыдущей сельскохозяйственной выставки 1923 года, после чего он уехал в Америку и уже опытным американским архитектором приехал в 1937 году, чтобы возглавить вот это строительство. Главным художником был Лисицкий.

Началось проектирование выставки, рассчитанной на 100 дней. Она строилась из очень простых деревянных конструкций. Примерно за полгода до открытия многие павильоны были готовы. Тут началась серия сталинских процессов над так называемыми вредителями, и в эту мясорубку попало все руководство и выставки, и вообще сельского хозяйства. Вячеслав Олтаржевский и многие другие были арестованы, павильоны были сломаны. Тут даже непонятно, что было причиной, что следствием: их проектировали враги народа, с другой стороны, они были запланированы на 100 дней, а к этому времени было решено, что мало 100 дней, надо, чтобы они стояли пять лет. Поэтому павильоны были построены неправильно, в соответствии с этим новым сроком. Короче говоря, все было сломано и все было начато заново.

Павильон Механизации сельского хозяйства на ВСХВ, 1939 год.

Павильон Механизации сельского хозяйства на ВСХВ, 1939 год.

В конце концов, она была открыта в 1939 году, как некая идеальная зона изобилия, где были гигантские тыквы, племенные быки, изобилие пищевых продуктов. Во время войны она была закрыта, после войны было решение ее заново открыть, опять-таки, как сельскохозяйственную выставку, но довольно скоро было постановление о том, чтобы превратить ее в выставку достижений народного хозяйства, то есть соединить сельскохозяйственную и строительную выставку, которая существовала на Фрунзенской набережной. И тут началась очень любопытная архитектурная драма, которая состояла в том, что павильоны, которые проектировались как национальные, с учетом национальных строительных традиций, орнаментов, материалов, стали превращаться в отраслевые. Например, павильон Азербайджана, который был украшен с традиционным исламским мотивом на боковых фасадах, был превращен в павильон вычислительной техники, и фасад его был обнесен штампованными алюминиевыми панелями. Даже сегодня, если заглянуть сбоку за современный алюминиевый фасад, то мы по-прежнему увидим традиционный исламский мотив стрельчатых арок. Учитывая вклад средневековых арабских математиков в развитие алгебры и тригонометрии, соединение исламского орнамента и вычислительной техники не так бессмысленно, но вряд ли это имелось в виду. Павильон Белоруссии был превращен в павильно "Электротехника" и много таких переходов, при которых форма павильона оставалась национальной, а содержание становилось совершенно другим. Тем не менее, тогда этот парадокс не очень осознавался.

Постперестроечное существование выставки ВВЦ - это уже совсем другая история, это уже ярмарка коммерческая, призванная зарабатывать деньги. Скажем, павильон механизации сельского хозяйства, который тоже прошел интересные фазы реинкарнации: первоначально - это тонкая конструктивистская арка открытая, в которой внутри находились комбайны и тракторы. После войны к ней был пристроен тяжеловесный и очень помпезный фасад, который полностью закрыл конструктивистскую конструкцию, она превратилась в павильон космоса, и там, в торце, висел портрет Гагарина, который смотрел через всю длину этого ангара на спутники и ракеты. И уже в 90-е годы это стало павильоном "Все для сада и огорода". Таким парадоксальным образом сельское хозяйство вернулось к своему доиндустриальному способу производства, когда вместо тракторов и комбайнов, а потом уже вместо ракет и спутников там появились грабли, тяпки и прочие ручные инструменты, и тогда портрет Гагарина завесили тряпочкой, которая и сейчас там висит, полупрозрачной тряпочкой, сквозь которую можно различить черты Гагарина. Это как бы деликатность такая, чтобы взгляд первого космонавта не натыкался на грабли.

ВВЦ до сих пор находится вне внимания городских и федеральных властей. Это по-прежнему коммерческая организация, которая борется со своими проблемами. Главная проблема ВВЦ на сегодняшний день - это чудовищный физический износ всего. Там прогнили все трубы, там прогнили все электрические провода, практически не работает ничего и, чтобы вообще что-то там работало, требуются какие-то баснословные инвестиции. Я спустился вместе с директором ВВЦ под фонтан "Дружба народов", это какой-то ужас. Там стоят насосы, трубы, все это проржавело, все это разваливается, а фонтан "Золотой колос" они вообще не могут включать, потому что, когда они его включают, вода куда-то идет, но не доходит до фонтана. Куда она утекает, никто не знает. Это сложная техническая задача - сделать, чтобы все эти трубы, провода, конструкции не разваливались дальше и как-то все работало. Это техническая проблема, которая может быть решена только с помощью вложения огромных федеральных средств. Это как раз тот случай, когда вертикаль могла бы это спасти, но никакой вертикали в этом смысле там не существует, это по-прежнему коммерческая организация, которая доступными ей способами пытается зарабатывать деньги.

Другие материалы информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG