Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хорхе Луис Борхес на фестивале ''ArtoDocs'' и что будет с Домом композиторов в Петербурге


Хорхе Луис Борхес

Хорхе Луис Борхес


Марина Тимашева: С 14 по 15 апреля петербургский фестиваль ''ArtoDocs'' представит ретроспективу фильмов по произведениям Хорхе Луиса Борхеса. 8 картин покажут в кинозале Дома композиторов. Тем временем, над самим Домом композиторов нависла угроза. У него пробуют отобрать уникальный монферрановский особняк. О Борхесе и проблемах прекрасного петербургского здания мы поговорим с художественным руководителем фестиваля Львом Наумовым. Но сначала представлю моего собеседника. Лев Наумов, кандидат технических наук, занимался вопросами математического моделирования раковых опухолей. Одновременно (тогда ему было 25 лет) он создал Интернет-сайт ''Человек поющий'' http://bashlachev.spb.ru, посвященный поэту и рок-музыканту Александру Башлачеву. Чуть позже в издательстве “Амфора” вышла книга "Александр Башлачёв - человек поющий", которую подготовил к печати подготовил Лев Наумов. Затем Наумов основал в Петербурге аудио и видеозаписывающую ''Camel Studio''. Сам снял короткометражный игровой фильм ''9/12'' и документальную ленту ''Чтобы помнили Герострата'' - о пьесе Григория Горина ''Забыть Герострата'' и об истории ее постановок. Еще Лев Наумов находит и извлекает из фактического небытия киноленты (например, фильм ''Маэстро'', снятый Кайдановским о Параджанове или фильм Олега Тепцова "Посвященный", который считался утраченным). Осенью 2011 года в рамках юбилейного X фестиваля русского искусства "Петербургская осень" прошел, организованный Львом Наумовым, первый международный кинофестиваль "ArtoDocs". Название переводится как "художественно-документальный''. В рамках фестиваля работает секция "Музей кино''. Ретроспектива экранизаций произведений Борхеса этого года проходи по ее ведомству. Наконец, Лев Наумов пишет пьесы. Одна из них – '''Однажды в Маньчжурии'' - получила награду на конкурсе 'Действующие лица'' и идет в театре ''Школа современной пьесы'' под названием ''Геймер''. Только что вторая пьеса Наумова вошла в шорт-лист новой премии ''Литодрама'' ( впервые прошла в этом году).

Конкурсов, связанных с новой драмой или с современной пьесой какое-то невероятное количество. Честно должна сказать, что почти во всех случаях отборщиками выступают одни и те же люди, как бы одновременно и театральные критики, отборщики-эксперты и, фактически, агенты, потому что они потом любимые пьесы распространяют по театрам, если не навязывают их театрам. И вот теперь новый конкурс, конкурс, связанный не столько с театральным миром, сколько с миром литературным. И ваша пьеса вошла в очередной раз в шорт-лист этой премии.

Лев Наумов: Что касается премии Литодрама то ее я получил за совершенно другую пьесу, за пьесу ''Ergo sum'', она принципиально отличается для меня от ''Маньчжурии'', там совершенно другие художественные методы использованы, она в большей степени сюрреальна. Она инспирирована во многом той фразой, которую в фильме ''Андрей Рублев'': ты вообще в аду, в раю….что там, как? ''Да там все совсем по-другому''. И из этого, по большому счету, получилась пьеса. Это для меня пьеса, по большому счету, о времени как философской категории. Человек очухивается в потустороннем мире, к нему приходит некий дух, они вместе пытаются вспомнить, кем он был в прошлой жизни, и приходят к выводу, что он был Пушкиным. Этот колосс, вся его гениальность не умещается у героя в голове, он не может ассоциировать себя с этим образом. К нему приходят всякие гости, приходит биограф . Сам ход со встречей поэта с биографом, наверное, вырос из того, что я написал биографию Башлачева в свое время. Потом к нему приходят персонажи из прошлого, потом мифические персонажи. По сути, что происходит? Он из объекта настоящего времени становится объектом прошедшего времени, а потом - объектом мифа. Вот это и есть путь героя. И пьеса об этом. Она получила высокую оценку на премии ''Литодрама'', которая проходила несколько дней назад в Институте литературы имени Горького.

Марина Тимашева: Принципиально все же, что организаторы премии имеют отношение к литературе, но, скорее всего, не имеют отношение к театру. Между тем, очень выгодно драматургу иметь отношения с людьми театральными, которые имеют возможность рекомендовать то или иное сочинение конкретным театрам.

Лев Наумов: Вообще говоря, у премии партнерские отношения с Пермским театром ''У Моста'', насколько я понимаю, и с многочисленными появляющимися все чаще и чаще в Москве ''театрами читок'' разного рода. Мне, в принципе, уже поступали предложения о постановке этой пьесы и следующей моей пьесы ''Посещение'' тоже поступали, но в большинстве случаев дальше разговоров не идет, к сожалению. Но, понимаете, она, как и большинство моих пьес, не совсем форматная. ''Маньчжурия'' нашла свой театр, слава Богу, и была поставлена еще на радио ''Культура''. Это постановка, которой я очень дорожу, ее делал Пономарев в качестве режиссера.

Марина Тимашева: Теперь - что касается фестиваля ''ArtoDocs''. Он начинается 14 апреля и два дня будет продолжаться. За эти два дня в ретроспективе фильмов по произведениям Хорхе Луиса Брохеса и вы покажете 8 работ в Доме композиторов Санкт-Петербурга. Честно говоря, у меня даже не было представления о том, что столько раз был экранизирован этот, не самый простой для кино, театра и чтения, автор.

Лев Наумов: На самом деле, Борхес был экранизирован гораздо большее число раз. В этом заключается колоссальный парадокс. Он является одним из моих любимейших писателей, но, конечно, он абсолютно антикинематографичен, с его лаконизмом , с его абсолютным доминированием идеи над какими-то деталями. Всего было снято по его произведениям 39 фильмов на данный момент, но мы подобрали очень разношерстную программу из разных стран. У нас есть абсолютно уникальные, например, работы группы индийских кинематографистов, которые сделали серию малобюджетных фильмов, которая называется ''Пять безбюджетных фильмов'', там пять картин, в частности, картина ''Книга песка'' по одноименному рассказу Борхеса. Кстати, одна из этих пяти картин снята по мотивам Хармса. Но вообще просмотр этой программы из всех пяти фильмов может перевернуть представление человека об индийском кино, потому что это что-то совершенно сумасшедшее и интересное. Там же, в нашей ретроспективе, будет фильм ''Вторжение'' - по-моему, одна из лучших экранизация Борхеса, которая сделана в Аргентине, на родине автора. По качеству, я думаю, с этой постановкой могут сравниться две постановки, которые сделал Александр Кайдановский, очень дорогой моему сердцу автор, который совершенно преступным образом забыт сейчас (не как артист, а как режиссер). Он снял фильмы ''Сад'' по рассказу Борхеса ''Сад расходящихся тропок'', и фильм ''Гость'' по ''Евангелию от Марка'' и ''Трем версиям предательства Иуды'', одновременно по двум произведениям. Это совершенно уникальные работы. Еще будет показана совершенно шикарная картина ''Легенда о мести'' с колоссальным бюджетом. Принимая во внимание лаконизм Борхеса, может быть, этот фильм может претендовать на рекорд по соотношению затраченных денег и слов первоисточника. Также там будет удивительный фильм ''Юг'' Карлоса Сауры. На русском языке, по-моему, его не существовало, по крайней мере, перевод делали наши люди. Для меня вообще дороги такие побочные продукты нашей деятельности, как переводы фильмов, озвучки, интервью, мастер-классы. Все это мы делаем доступным совершенно бесплатно на нашем сайте и на сайте кинофестиваля. Там же, наверное, самая известная экранизация Борхеса ''Стратегия паука'' Бертолуччи и ''Смерть и компас'' - очень странный фильм Алекса Кокса, который снял всем известный байопик « Сид и Нэнси». Очень своеобразная картина, вроде нуара, хотя, с точки зрения колористики, это совсем не нуар. Но вот по настроению, скорее всего - нуар с элементами китча иногда.

Марина Тимашева: 8 апреля "ArtoDocs" совместно со ВГИКОМ провел фестиваль, посвященный 80-летию Андрея Тарковского. Программа называлась ''Тарковский родом из ВгИКа''. В ней показали студенческие работы самого Андрея Арсеньевича (''Убийца'', ''Сегодня увольнения не будет'', ''Каток и скрипка''), а также работы нынешних учеников ВГИКа, чтобы можно было ''посравнить да посмотреть век нынешний и век минувший''

Лев Наумов: Посмотреть, что сейчас люди предлагают в качестве своих дипломных работ и курсовых работ, очень интересно. Если посмотреть большинство учебников по кинодраматургии, по режиссерскому делу, большинство хороших учебников, во-первых, старые, поэтому они очень большое внимание уделяют техническим вопросам и порой волосы на голове встают дыбом от того, как люди работали, с каким трудом все создавалось, как незатушенными сигаретами клеилась лента... Тем не менее, это не мешало людям создавать шедевры. А сейчас, когда на не самом дешевом компьютере можно дома делать намного больше, намного быстрее, подобного уровня картины либо отсутствуют, либо теряются. Я склонен думать, что они теряются, потому что, условно говоря, пропорция талантливых людей, не гениальных, а талантливых, она, мне кажется, более или менее постоянна во времени. Просто сейчас эти работы противопоставляются мириадам других и просто проходят незамеченными. И на самом деле одна из ключевых функций кинофестиваля "ArtoDocs" и заключается в том, чтобы дать возможность таким фильмам засветиться на экране. Поэтому мы принимаем как любительские, так и профессиональные работы. Но, в итоге, на поверку выходит, что доминируют студенческие работы. Я хочу специально сказать студентам кинематографических вузов, может, они этого не понимают, но та ситуация, в которой они сейчас находятся, уникальна, и для большинства из них в жизни никогда не повторится. Сейчас они могут делать то, что хотят, обладая технической базой, обладая командой единомышленников, не слушая продюсеров, и так далее. И у большинства из них в жизни такого больше не будет никогда. Понятно, что не все они останутся в кино, понятно, что многие из них будут заниматься рекламой и видеоклипами до конца своих дней. Но кто может делать в нашей стране то, что хочет? Сокуров, Звягинцев и… студенты. Понятно, что серьезное произведение человек должен попытаться создать в студенческие годы.

Марина Тимашева: Тарковский - ну, 80 лет, дата, но не думаю, что только соображения юбилейного свойства вами движут. Кайдановский. Борхес. Что объединяет этих людей, эти имена?

Лев Наумов: То, что мы стараемся показывать, по крайней мере, в рамках межсезонных мероприятий, это высочайшего уровня искусство. Основной критерий заключается в этом. Что касается программы самого фестиваля, то там более сложные критерии. У нас очень много отличий от других фестивалей. Во-первых, мы не регламентируем ни длительность, ни жанр, ни год выпуска. Именно поэтому, по силе, наверное, очень мало какой фестиваль мог сравниться с нами в прошлом году. У нас лауреат один 2003 года, например, а самые старые работы не попали в программу, но 2001-м они датируются. Мы могли показывать, что происходило за последние 10 лет. И там мы подбирали фильмы в большей степени тематически, потому что есть излюбленные темы современных режиссеров - это нищета, это жизнь в провинции, это больные люди и больные животные. Но, если показывать 8 фильмов об этом, будет немножко странно, поэтому мы выбирали лучшие внутри разных тем.

Марина Тимашева: Да, если подряд смотреть, будет жалко не людей и не животных, а только самого себя.

Лев Наумов: Но есть еще одно очень важное свойство нашего фестиваля. Дело в том, что, по регламенту, присланная нам однажды работа может быть отложена нами на будущий год. Именно для того, чтобы собралась более подходящая и разумная для нее программа. Были такие ситуации, когда люди присылали нам по 4 фильма. Мы выбрали два, но два других - тоже хорошие, они просто будут позже, потому что мы не хотим делать элитарное мероприятие, мы хотим показывать замечательное, качественное кино, ориентируясь, главным образом, не на режиссеров, а на зрителей, чтобы это было интересно смотреть. И, судя по отзывам наших зрителей, в прошлом году у нас это в большой степени получилось. А один человек даже подошел и сказал: ''Я один фильм из того, что вы показываете, уже видел''. Это ведь нонсенс, когда такого уровня фильмы киноманы не видят совершенно нигде. То есть, по большому счету, сейчас увидеть какое-то студенческое серьезное произведение старше 2009 года на большом экране нельзя нигде, кроме киноклубов, которые тоже худо-бедно начали оживать.

Марина Тимашева: Так что общего между Кайдановским, Борхесом и Тарковским?

Лев Наумов: Величина таланта и уровень каждого конкретного произведения. Что касается Тарковского, то рождение Тарковского - одно из ключевых событий в истории отечественного кино, сравнимое разве что с рождением Эйзенштейна. Что касается его студенческих фильмов, они очень информативны, своеобразны, но я не назвал бы фильм ''Убийца'' хорошим. Это просто очень интересно и с исторической точки зрения, и как человек искал свой почерк. Если почитать ''Мартиролог'', его дневники, становится ясно, что он никогда не мог бы снимать а) не по своему сценарию, б) со вторым режиссером. А первые два фильма его - ''Сегодня увольнения не будет'' и ''Убийца'' - сделаны в соавторстве с его однокурсником Александром Гордоном. Что касается Борхеса, то Борхес ( как писатель) сильно теряет аудиторию - мы хотели бы напомнить о нем. По тем же причинам мы в рамках основного прошлогоднего "ArtoDocs" показывали ретроспективы фильмов по сценариям Кржижановского, потому же мы показывали фильм Олега Тепцова ''Посвященный''. Я вчера отдал Юрию Николаевичу Арабову копию, у него не было. Понимаете, это же все паноптикум и нонсенс. Что касается режиссера Кайдановского, то, на мой взгляд, по соотношению степень забытости на талант это, наверное, самый выдающийся случай. Фильм ''Жена керосинщика'' в некотором смысле идеальный. Мне периодически приходится что-то рассказывать о кино, выступать, и я часто использую этот фильм в качестве примера по самым разным поводам, потому что это учебник, он настолько классически сделан, настолько строго, при этом, не настолько рафинирован, не настолько элитарен, как тот же Тарковский. Он достаточно доступен.

Марина Тимашева: Идеальный и идеально забытый фильм, все совпадает. Теперь, Лева, более неприятная тема. Фестиваль "ArtoDocs" проходил в прошлом году в Доме композиторов Санкт-Петербурга, и в этом году, в апреле - то же самое, на его площадке это все будет. А с Домом композиторов - какие-то проблемы, как со многими другими красивыми, привлекательными зданиями. Что там происходит?

Лев Наумов: Что касается именно "ArtoDocs", дело в том, что для меня неожиданное развитие получает фестиваль - очень много предложений у нас и, может быть, мы будем осваивать другие площадки, не только в Петербурге, сейчас как раз мы заняты этой темой. Что касается Дома композиторов, то, конечно, это наш родной дом, но он имеет и кинематографическую историю. Во-первых, Андрей Арсеньевич туда неоднократно приезжал и там выступал, там была, например, презентация ''Небес обетованных'' Эльдара Рязанова. То есть это кинозал с колоссальной историей. Он до нашего появления использовался, в основном, для репетиций. Сейчас он стал несколько раз в год использоваться по назначению, однако кинорубка была в нем заложена кирпичом к тому моменту как я пришел в нее в первый раз.

У Дома композиторов сейчас очень серьезные неприятности. 28 марта должен был быть очередной суд Роскомимущества против города Санкт-Петербурга, но он в очередной раз был перенесен, как это обычно делается. Там проблема довольно простая, и она затронута в фильме Авдотьи Смирновой ''Два дня'', когда директор музея говорит , что власти запрещают использовать культурные объекты для какого бы то ни было зарабатывания денег. То есть культурные объекты могут жить на государственном финансировании, а зарабатывать сами не могут. Дом композиторов, действительно, сдавал некоторые помещения в аренду разного рода фирмам, потому что многие фирмы хотели иметь офис напротив Исаакиевского собора, в особняке, который построил Монферран своими руками для своей пассии, насколько я понимаю. Но, в отличие, от многих других заведений, Дом композиторов эти деньги тратил на записи Чайковского. В общем-то, на то, для чего деньги и нужны, в принципе, как таковые. Однако это вызвало очень бурную реакцию. С одной стороны, государственные структуры не готовы обеспечивать необходимым финансированием, а зарабатывать деньги не дают. И Роскомимущество на эту тему восстало. А так как здание принадлежит городу и, более того, город очень дорогой ремонт в Доме композиторов сделал, помимо всего прочего, то там большой конфликт интересов. Композиторы просто наблюдают за тем, что происходит. Конечно, если оставить культурную столицу России без Дома композиторов, это будет очередным парадоксом нашей жизни. Но я надеюсь, что до этого не дойдет, поскольку написано официальное письмо с просьбой о поддержке, его подписали очень многие люди, от Гранина до Фрейндлих, и я надеюсь, что люди поймут, что в современных реалиях это совершенно обычное дело. Даже на уровне суда никто не говорит о воровстве и растрате. Действительно, все эти средства помогают Дому композиторов выживать. Дом композиторов силами совершенно потрясающего человека, моего друга Михаила Журавлева, 10-й год проводит огромный фестиваль ''Петербургская осень'', который длится больше двух недель каждый год, там колоссальные совершенно мероприятия проводят, играют сводные оркестры по 200 человек. А кто на это даст деньги? Город на это не даст деньги. Так дайте людям спокойно работать, никто не собирается здесь ничего разворовывать, ничего такого. Есть у нас давно идея сделать программу с роговым оркестром, который играл на коронации Николая Второго. Так город, когда была направлена просьба об этом, насколько я понимаю, не очень загорелся этой идеей. Так дайте мы сделаем! Просто не мешайте.

Марина Тимашева: Призыв к власти - ''просто не мешайте!''. Наконец, я слышу хороший и дельный лозунг. Лева, у меня последний вопрос. Если меня спросят, кто я, я точно знаю, что я - Марина Тимашева, театральный критик, работающий обозревателем Радио Свобода. А если у вас спросить, кто вы, что вы мне скажете, кроме того, что вы - Лева Наумов?

Лев Наумов: Я стараюсь в таких ситуациях подстраиваться под того, с кем я говорю. То есть, если я в театральном мире, я, в первую очередь, драматург. Давайте будем откровенны до конца. Естественно, для любого человека его собственное творчество до некоторой степени превалирует надо всем остальным и, в первую очередь, я считаю себя писателем, драматургом, отчасти - режиссером. В визитной карточке у меня написано ''драматург, режиссер, оператор'', но, как оператор я уже не снимаю почти ничего. Режиссура во мне, конечно, сильно развита, и со мной трудно работать, потому что я лучше всех знаю, что надо, ссорюсь с людьми по этому поводу, и так далее. Но на самом деле это вынужденная мера, потому что ''Camel Studio'' изначально пошла по такому пути. Когда-то, когда мы только начинали, в 2003 году, у нас было два варианта - мы могли сильно расширять наш кадровый состав, из 4-х человек сделать 15 человек, чтобы каждый занимался своим делом. Но мы пошли по другому пути - мы решили вчетвером учиться всему на свете. В этом есть и плюсы, и минусы, это достаточно тяжело, но какие-то вещи мы сделали, запустили. Вот, видите, до чего дошло. А на драматургических конкурсах очень любили сказать, что я математик.

Марина Тимашева: Это для гуманитариев важно, это значит, что вас уже есть, за что уважать.

Лев Наумов: Мне кажется: что бы человек не делал, в некотором смысле он всю жизнь делает одно и то же. Если говорить про разные сферы искусства, то все равно эстетические критерии и эстетические законы, которые, как ни крути, сколько бы гуманитарии ни ломали копья на тему того, что здесь нет ничего формального, тут есть очень много формального. То есть кино, музыка, они подчинены одним и тем же принципам, литература там же. Так мы можем дойти в этой логической цепочке до искусства икебаны.
В искусстве икебаны есть абсолютно четкие формальные принципы - нельзя смешивать цветы разных сезонов, нельзя смешивать цветы определенных цветов, там есть таблица соответствующая, трава без бутонов должна в такой-то пропорции присутствовать. Все строго формально. Хорошая пьеса характеризуется тем, что есть повороты сюжета, что зритель задумывается, зрителю не должно быть ясно, что произойдет. И это все формальные законы. Они есть во всех жанрах и, по большому счету, чем бы вы ни занимались, в какой бы сфере вы ни работали, вы можете либо провести параллели между разными сферами искусства, либо использовать опыт и в одной, и в другой. То есть, если вы хотите сделать красиво, и вы - музыкант, то вы красивую картину от некрасивой тоже отличите.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG