Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рашид Нургалиев, от которого ничего не зависит


Глава МВД Рашид Нургалиев в Госдуме. 13 апреля 2012 года

Глава МВД Рашид Нургалиев в Госдуме. 13 апреля 2012 года

Российский министр внутренних дел Рашид Нургалиев отчитался перед депутатами Госдумы о проделанной работе. За 25 минут своего выступления министр ни разу не произнес слов "Татарстан" и "пытка" – а именно в связи с пытками и убийством в Татарстане его в Госдуму и вызвали. Зато он пожаловался на трудности, с которыми приходится сталкиваться при реформировании МВД.

Выступление главы МВД было проникнуто одной мыслью: мы стараемся, у нас плохо получается, но дела в самом обществе идут еще хуже. По словам Нургалиева, полиция совершает гораздо меньше преступлений, чем рядовые граждане. Кроме того, министр убеждал парламентариев, что в мире вообще вся полиция слегка "нарушает", и даже приводил статистику из Соединенных Штатов. Министр, правда, все время оговаривался, что, конечно, полицейским вообще преступать закон не положено, но заверял депутатов, что внутренняя борьба с нарушителями закона ведется – например, в автозаках устанавливаются видеокамеры.

Глухой гул в думском зале по мере выступления министра нарастал, но эта энергия в какие-либо особо эмоциональные вопросы не перешла – все фракции, видимо, приберегали пыл для выступлений с трибуны. Лишь ветеран Политбюро ЦК КПСС и член фракции Компартии Владимир Долгих задал вопрос об излишне дорогих часах и мебели, заказываемых подразделениями полиции, а также о тревожных сигналах из Чечни, где расхищаются отпущенные на охрану правопорядка средства. На это Рашид Нургалиев ответил, что дорогих часов мало, и они даже не из драгметаллов; о мебели средства массовой информации все напутали; а с Чечней – ситуация отдельная.

Александр Хинштейн из "Единой России" также решил испортить министру день, попытавшись с цифрами в руках рассказать о конкретной зависимости между сокращением количества полицейских в патрульно-постовой службе и ростом уличной преступности (а Нургалиев утверждал, что сотрудников ППС сокращают минимально). Впрочем, председатель Госдумы Сергей Нарышкин прервал депутата Хинштейна требованием задавать конкретные вопросы, а не выступать. Нургалиев же таким тоном сказал "Спасибо, Александр Евсеевич, спасибо…", что кто-то из депутатов предложил прямо сейчас обеспечить Хинштейна охраной.

ТВИТТЕР-РЕПОРТАЖ

* * *
Когда пришло время выступлений от фракций, коммунист Николай Коломийцев открытым текстом обвинил сотрудников МВД в том, что они избивали представителей КПРФ на участках во время президентских выборов 4 марта, а потом выкрадывали видео, которое свидетельствовало об этом избиении. Он также обвинил министра в бездействии по поводу произошедшего более года назад рейдерского захвата, произведенного, по словам Коломийцева, с помощью полицейских. Николай Коломийцев всю свою речь произнес с интонацией легкого недоумения, как бы намекая министру, что вообще-то ситуация в полиции настолько вопиющая, что печатными словами ее просто не описать. Под конец своего выступления Коломийцев посоветовал Рашиду Нургалиеву последовать примеру своего подчиненного, главы МВД Татарстана Асгата Сафарова и подать в отставку.

Владимир Жириновский был мягок, но ироничен: он прозрачно намекнул на то, что не следовало Рашиду Нургалиеву в свое время менять работу в ФСБ на руководство органами внутренних дел, а также предложил свои услуги в качестве лектора на различных обучающих курсах для полицейских.

По-настоящему разгромным – и вызвавшим нескрываемое недовольство Рашида Нургалиева – было выступление Геннадия Гудкова из "Справедливой России". "Мы решили обратиться к президенту – и это больше обращение к будущему президенту Владимиру Путину – с просьбой вашей отставке", - сообщил Гудков, обвинив Рашида Нургалиева в "полном провале" реформы МВД. "У ваших подчиненных от безнаказанности крыша едет, они выдумывают, чем бы еще развлечься – швабра, бутылка от шампанского…" Гудков перечислил практически все претензии, накопившиеся у общества к полицейским: сокрытие преступлений, "крышевание" преступников и подпольных игровых заведений, пытки, безнаказанность… Рашид Нургалиев, очевидно, зная, что его судьба все равно решается не в этом зале, на слова Гудкова ответил просто: "Все ваши претензии – это ваши эмоции и хотелки". После чего министр – отвечая, видимо, критикующим полицию за участие в усмирении разного рода "несогласных", – добавил, что МВД не является "боевым отрядом" никакой партии.

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин поблагодарил министра за участие в "Правительственном часе", после чего Рашид Нургалиев вместе с многочисленной свитой покинул зал. Постановление Госдумы с оценкой его доклада и рекомендациями по совершенствованию работы МВД, которое должно быть принято позже в течение дня, Рашида Нургалиева, видимо, не очень интересует – документ, скорее всего, не будет содержать рекомендацию отправить главу МВД в отставку.

Опрошенные корреспондентами Радио Свобода эксперты отметили, что министр, мягко говоря, сильно приукрашивал ситуацию в своем ведомстве. Так, например, он заявил: те, кто говорит о так называемой "палочной системе" (жесткая отчетность по "раскрываемости", которая является одной из причин полицейских злоупотреблений. - РС), отстали от жизни. По словам министра, "палочная система" – дело прошлое. Председатель независимого профсоюза сотрудников милиции Москвы и Московской области Михаил Пашкин прокомментировал это заявление так:

– Был бы я таким волшебником, как Чуров, сделал бы министра Нургалиева невидимым и пустил бы на пару дней в любой отдел полиции, чтобы он там невидимкой прошелся, посмотрел и послушал. Как были "показатели", так и остались. А там где работает наш профсоюз, доходит до смешного: начальники собирают личный состав и говорят: "Так, показателей нет, ничего нет", – потому что они знают, что мы всё записываем на диктофоны. А потом молча поднимают листочек, на котором написано: "Сегодня каждой смене доставить по 10 задержанных"…

Эксперт по вопросам деятельности правоохранительных органов, заместитель главного редактора сайта Агентура.ру Ирина Бороган не удивлена тем, что Рашид Нургалиев фактически пытался представить дело так, что журналисты и правозащитники преувеличивают масштабы преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел. Министр высказался в том плане, что на полицию оказывается чрезмерное информационное давление в связи с последними событиями (в Татарстане и других регионах):

– Дело в том, что на протяжении последних 12 лет мы постоянно видим именно такую реакцию со стороны МВД, да и остальных силовых ведомств. В принципе, это позиция государственной власти. Ничего нового мы тут не услышали, хотя такая позиция выглядит шокирующе на фоне недавно вскрывшихся фактов массовых пыток в Казани. А это только то, что вскрылось! Ведь огромное количество свидетельств о пытках в отделениях милиции поступало на протяжении всего последнего времени отовсюду, из всех регионов России, в том числе из Москвы, но просто не удавалось их расследовать.

– Нургалиев заявил, что не согласен с предложением создать внутри Следственного комитета отдельное подразделение, которое будет заниматься работой с преступлениями, совершенными полицейскими. По мнению Нургалиева, в этом нет необходимости, поскольку эффективно работает Служба собственной безопасности МВД…

– Создание специального отдела в Следственном комитете ничем не поможет. Это только поможет наращиванию штата Следственного комитета, увеличению их аппаратной мощи, усилению позиций Бастрыкина по отношению к личным позициям Нургалиева. Но это никак не отразится на обществе, никак не поможет людям контролировать работу полиции, чтобы полицейские не нарушали права людей, не пытали их.

– Что касается контроля, прозвучало два предложения. Во-первых, в полицейских отделениях сделать стеклянные стены, чтобы было видно – пытают, не пытают. Во-вторых, увольнять за совершенное преступление и провинившегося полицейского, и его начальника.

– Если в отделении милиции пытают людей, то и так ясно, что человек, который руководит этим отделением милиции, в самом лучшем случае совершает преступную халатность. А что касается стеклянных стен… Непонятно, зачем они нужны, когда можно установить видеокамеры, например, в КПЗ, на входах в отделение милиции и, допустим, в коридорах, по которым проводят задержанных, а также в кабинетах следователей. Впоследствии можно будет просто видеть, в каком виде задержанные туда зашли, в каком виде оттуда вышли. Если человека избивали – это видно.

Но дело в том, что если опять же видеозаписи останутся в распоряжении полиции, то найдется масса способов, чтобы эти свидетельства не стали доказательствами при расследовании преступлений полицейских. Без общественного контроля, без внешнего контроля над полицией, сделать ничего невозможно. А этот внешний контроль, к сожалению, отсутствует. В России сейчас ситуация такова, что внешний контроль невозможен со стороны государственных ведомств, потому что они все в достаточной мере коррумпированы и одно ведомство покрывает другое. А общественность к полноценному контролю не допускают. И я думаю, что замена Нургалиева на кого-то другого ( что маловероятно), ничего не изменит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG