Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лондонская ярмарка как китайский вопрос


41-я международная книжная ярмарка в Лондоне: почетный гость - Китай.

41-я международная книжная ярмарка в Лондоне: почетный гость - Китай.

В Лондоне открылась 41-я международная книжная ярмарка, которая считается в литературном и издательском мире одним из самых престижных форумов. Почетным гостем ярмарки, в работе которой принимают участие полторы тысячи участников, стал Китай – интерес к литературе этой страны в Британии растет.

Принять участие в ярмарке пригласили только писателей, одобренных китайскими властями. В программу не включили никого из множества авторов, чьи книги в Китае запрещены. Среди них – лауреат Нобелевской премии мира за 2010 год Лю Сяобо, который сидит в тюрьме за диссидентскую деятельность.

Английский ПЕН-клуб выступил с заявлением: “Китайских писателей в местах заключения сегодня больше, чем среди официальных участников ярмарки. Поэтому мы не можем поддерживать данную программу, предоставляя платформу этим авторам в Литературном кафе ПЕН-клуба. Тем не менее, мы рады возможности встретиться со всеми приглашенными писателями и обсудить вопросы свободы слова в Китае. Общаться с китайскими авторами мы хотим, поддерживать китайский режим – нет”.

Программу, посвященную Китаю, организует Британский совет. Директор отдела литературы, Сюзанна Никлин, в интервью газете “Гардиан” подчеркнула, что речь идет прежде всего о культурных связях со страной. По ее словам, представлять китайскую литературу в Британии невозможно без тесных контактов с Генеральным управлением прессы и издательского дела, иначе – китайским комитетом по цензуре, официальным партнером ярмарки.

Китайский писатель Ма Джан живет в Лондоне; его книги запрещены на родине с 1987 года; он – один из тех, кто не получил приглашения на книжную ярмарку. Он отметил, что в Китае по-прежнему существует ряд табу, которых не разрешается касаться литераторам. Примеры таких тем – события на площади Тяньаньмэнь и независимость Тибета.

Несмотря на противоречивое отношение британцев к решению организаторов ярмарки, мероприятия с участием китайских делегатов не только не бойкотируются, но пользуются интересом. В ходе дискуссий любители литературы и сторонники свободы печати надеются узнать о том, что на самом деле происходит сегодня в китайском обществе.

Вокруг китайского вопроса на Лондонской ярмарке разгорелась оживленная дискуссия. Говорит заместитель главного редактора британского журнала “Индекс/Досье на цензуру” Наташа Шмидт, одна из участниц ярмарки:

- Ситуация на Лондонской книжной ярмарке в этом году сложилась весьма непростая, и нам трудно оправдывать организаторов. Во-первых, Британский совет тесно сотрудничал с китайской правительственной организацией – Генеральным управлением прессы и издательского дела, которое занимается цензурой. Проблема в том, что, как известно, в Китае в настоящее время много писателей, активистов находятся в местах заключения. Журнал “Индекс/Досье на цензуру” такое положение волнует. Организаторы пригласили на ярмарку только тех писателей, приезд которых санкционировало китайское правительство. При этом никто из диссидентов приглашен не был. Те, кто выражает несогласие, те, кто вступал в конфликт с властями, критиковал политику Китая, – никто из этих людей не участвует в программе. Это тревожный сигнал для всех нас, выступающих за свободу слова. Кроме того, это потеря для литературы в целом – ведь из программы выкинуты все те, кто пытается высказываться на всевозможные запретные темы, писать о ситуации в Китае.

Когда организаторы книжной ярмарки пошли на поводу у китайского правительства, в обществе начались дебаты о плюсах и минусах сложившегося положения дел. Надежду внушает то, что в результате снова разгорелась дискуссия о несогласных в Китае, о писателях, потерявших свободу из-за своих убеждений, таких, как Лю Сяобо и другие. По крайней мере, мы снова об этом заговорили, и это хорошо. Мы не хотим мириться с ситуацией, когда с китайским правительством, которое подавляет свободу слова, заигрывают. С другой стороны, у западных стран имеются деловые отношения с Китаем. Почему они не должны распространяться на сферу литературы? Литература сама по себе важна уже потому, что дают возможность расширить поле для дискуссии.

Рассказывает переводчик современной китайской литературы Игорь Егоров.

- Когда речь заходит о китайской литературе, то называются, прежде всего, классические произведения - "Лунь Юй" ("Беседы и суждения") Конфуция, "Сон в Красном Тереме", "Троецарствие". Из писателей нового времени известны Лу Синь, Го Можо, Лао Шэ, Ба Цзинь. А что собой представляет современная китайская литература?

- Кратко рассказать о современной китайской литературе, наверное, не получится. Это целый океан! То, что эти имена, эти произведения малоизвестны или почти неизвестны на Западе, и в нашей стране, хотя на Западе гораздо больше издано, я назвал бы трагедией. Потому что незнание современной литературы - это незнание современного Китая. В настоящее время в гораздо большей степени известны авторы, которые являются диссидентами. Из серьезных писателей я бы назвал таких писателей Нобелевского масштаба, как например, Мо Янь. Его переводили очень много и на английский, и на французский, и на другие языки. Я приведу утверждение Киндзабуро Оэ, известного японского писателя, который назвал Мо Яня, первым кандидатом на Нобелевскую премию. Джон Апдайк тоже очень высоко отзывался о произведениях Мо Яня. Это такой китайский Шолохов, я бы сказал, или китайский Фолкнер. Я назвал бы еще, конечно, Су Туна. Он тоже достаточно известен, во-первых, такой вещью как "Жены и наложницы", которая вышла в моем переводе под названием "Луна на дне колодца". Кроме этого, у него есть такие замечательные романы как "Рис" и "Последний император". В оригинале он называется "Моя царская судьбина", а вот издательство решило его назвать "Последним императором”, хотя я предлагал "Государь". Это история 14-летнего подростка в Древнем Китае, которого посадили на трон против его воли. История того, как на человека влияет власть. Это Пи Фэюй, автор романа "Сестры", видимо, его имя будет на слуху во время Лондонской книжной ярмарки.

- Во тех произведениях, которые вы упомянули, вскрывается по-настоящему сущность современного Китая?

- Можно так сказать. Тот же Мо Янь, произведения которого были поначалу запрещены, стал известным в 1985 году, когда вышла его новелла "Красный Гаолян". Собственно говоря, это произведение, по которому известный режиссер Чжан Имоу снял одноименный фильм, и сделало его знаменитым. Кроме этого, он написал уже 11 романов. Каждый роман - это, по моему мнению, целая картина того или иного среза современной китайской жизни. В частности, роман "Страна вина", который скоро должен выйти на русском языке, тоже был запрещен, когда он был впервые опубликован в 1993 году. Потому что это исключительно такая раблезианская картина увлечений китайцев вином, возлияниями, резкая сатира на руководящих китайских работников, на то как они тратят народные деньги. Но потом он вышел, этот роман, потому что сейчас обстановка меняется. Судят уже не чиновники, не цензоры, а все решает продаваемость книги. Это уже рынок. Произведения Мо Яня сейчас все изданы. Он один из самых глубоких писателей современного Китая.

- Правильно ли я понял, что власти практически не вмешиваются сейчас в работу издательств?

- Обстановку в современном Китае я бы сравнил с обстановкой в Советском Союзе 20-30-летней давности. Сейчас власти уже не могут так жестко контролировать литературу, как это было в прежние годы. Свое веское слово говорит рынок. Правительство контролирует литературу. Это проявляется не только в цензурных запретах, но и в том, что правительство стремится продвигать эту литературу - продвигать на Запад, продвигать в остальной мир. Собственно, поэтому, насколько я понимаю, довольно большие средства тратятся на популяризацию китайской литературы, особенно современной китайской литературы.

- Вообще китайцы - читающая нация?

- Китай страна больших цифр. Издаются очень большие тиражи, очень много книг. В прошлом году было издано 600 тыс. названий. Кроме того, существует такая вещь как интернет-литература. Они читающая нация еще и потому, что китайцы очень практический народ. Они из литературы черпают знания, которые потом, видимо, употребляют в своей ежедневной практической деятельности. Пример этого можно назвать, скажем, литературу офисную. Пишут романы о жизни в офисе - о различных конфликтах, о способах их разрешения, выживания и т. д. Эти романы пользуются огромным спросом. Еще один пример. Это так называемая "гуаньчан сяошуо", то есть литература о чиновниках. Люди, которые работали во власти с чиновниками, пишут романы о жизни чиновников - о той же коррупции, которая процветает среди них. Эти романы тоже пользуются большим спросом.




Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG