Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ягоды "Барбариса" в поле и палисаднике культуры


Московское издательство "Барбарис" специализируется на выпуске необычной малосерийной продукции: рисунки писателей, фотографии художников, каллиграфия переводчиков. Это не рассказ о хобби, а изящая попытка открыть в харакетере талантливого человека еще один культурный слой. О том, зачем писателю рисовать, художнику фотографировать, а переводчику заниматься каллиграфией, обозревателю Радио Свобода рассказала главный редактор издательства "Барбарис" дизайнер Ирина Тарханова.

- Почему ваше издательство называется "Барбарис"?


- Ирина Тарханова

Ирина Тарханова

Потому что это прекрасный куст, очень колючий, очень красивый, с ягодами красного цвета, замечательными своим кисловатым привкусом. Дети любят жевать барбарис. Это позитивное растение, хотя и очень колючее, растущее, как правило, между садом и лесом и вызывающее у людей массу положительных эмоций. Видимо, это связано с карамелью "Барбарис" из советского детства. В Татрах, в тогдашней Чехословакии, я была восхищена красными ягодами барбариса на белом снегу, потому что в этот момент в Москве все было черного, серого и коричневого цвета. Это было больше двадцати лет назад: вдруг мы попали в замечательную сказку - снег, барбарис, потом «бархатная революция», гражданское движение - и все это у меня соединилось в какое-то прекрасное воспоминание. Я, кстати, самый что ни на есть участник чехословацкой революции. У меня и коллекция плакатов уличных того времени имеется. Можем устроить небольшой просмотр в вашей редакции.

- Барбарис растет между лесом и садом, то есть между диким пространством и пространством окультуренным. Я так понимаю, что вы собираетесь занять промежуточное положение в издательском мире и делать то, чего никто не делает. То есть ваша продукция должна быть и диковатой, и очень культурной….

- Да, именно так. "Барбарис" - это открытый культурный проект, это и защита леса от сада, и защита сада от леса, вот как-то так. В какой зоне все это находится? Я сама для себя это формулирую ежедневно. Это будут принты, какие-то довольно уникальные малотиражные проекты, имеющие прямых адресатов. Это будут и книги, и открытки, и репродукции, и постеры, может быть, это будут детские игры, в общем, все, что печатается. Это качественная бумага, приятная для руки, для глаза, для ума. Я собираюсь затеять в ближайшее время, например, издание книжечек Татьяны Щербины, но не просто тексты, я собираюсь издавать ее рисованные книжечки, о которых мало кто знает. Для меня интересна смена социальных ролей. Мне не очень интересно издавать поэта как поэта, художника как художника, фотографа как фотографа. Мне нужен следующий культурный слой, чтобы получился какой-то объем.

- Давайте тогда перейдем к вашему первому проекту, к первой книге, это манускрипт Валерия Сировского "Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство". Я видела эту книжечку в нескольких видах, она действительно чрезвычайно приятная на ощупь, у нее войлочная обложка, разных цветов. Это удивительный текст, ужасно смешной, там есть чудесные эпизоды, рассказы о детстве в Суворовском училище. Один из моих любимых рассказов -"Суворовцы, которые мучили кошку".

- Сировский известен как блестящий переводчик с итальянского, человек он уже немолодой, со многими друживший, многое повидавший и занимающийся прекрасной, артистической приватной деятельностью - рисование, сочинение мемуаров. Он работал переводчиком-синхронистом с Хрущевым и Брежневым, и с Ельциным. Работал ассистентом режиссера, переводчиком у Федерико Феллини, Микеланджело Антониони. Когда я увидела работы Сировского - я сама занимаюсь профессионально каллиграфией очень давно - они меня поразили фантастическим мастерством и артистизмом, абсолютным уровнем свободы, незашоренности, остроумия. Сировский - это культурный слой. Это высочайшая «насмотренность», высочайшая дисциплина того, что человек видел на протяжении пятидесяти лет, путешествуя по Италии, например, и вообще по миру. Далее мы будем издавать дневники его, это уже история конца 90-х годов, это просто фантастические вещи по уровню графики.


ВАЛЕРИЙ СИРОВСКИЙ.
"СПАСИБО ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ ЗА НАШЕ СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО"


- В его работах есть какая-то легкость, я бы сказала, домашнего образования. Совершенно издевательский рассказ, приватный, о трех мальчиках, которые справляют день рождения и, объевшись тортом, блюют, оформлен с прекрасным знанием византийской иконографии. У него было какое-то художественное образование?

- Он не учился специально. Сировский всю жизнь рисовал, но в то же время уровень его насмотренности - дисциплина глаза, дисциплина ума, дисциплина рук, безусловно, и таланта восприимчивости ко всему этому - дали вот такие плоды.

- Закончу разговор о Сировском цитатой из него самого. "Начал рисовать я, когда ползал в детстве по полу и не очень хорошо ходил. Поскольку я ленивый, я сразу понял выгоду рисования, это можно было делать, лежа на животе и срисовывать из газет всегда и везде повторяемый портрет усатого человека, которым впоследствии оказался Сталин. Я с детства не боялся рисовать, и сейчас, когда кто-то говорит "я не умею рисовать", мне жалко, что этот человек не знает, что он умеет рисовать, просто он рисует так, как он умеет".
Теперь хочу поговорить о втором проекте «Барбариса», об открытках, которые вы сделали к парижской выставке художника Галины Быстрицкой. Быстрицкая - тоже фигура, которая, насколько я понимаю, занимает вас как издателя, потому что она не только художник, она фотограф, путешественник. То есть в ее деятельности всегда есть плюс еще что-то…


- У Галины есть та же страсть, что у Сировского: страсть к узнаванию, страсть к изучению, страсть к путешествую, страсть как можно больше впитать, как можно больше понять. Это не праздное времяпрепровождения скучающего туриста, но очень активное восприятие всего происходящего вокруг. Когда она путешествует, она и рисует, и записывает, и пишет, и фотографирует.


ГАЛИНА БЫСТРИЦКАЯ. "ХУДОЖНИКИ АНГКОРА"

Ангкор - столичный район кхмерской империи, в котором расположен выдающийся памятник средневекового зодчества, храмовый комплекс Ангкор-Ват. Многие настенные барельефы Ангкор-Вата, как полагают ученые, иллюстрируют мотивы дневнеиндийских эпосов "Рамаяна" и "Махабхарата".

- Быстрицкая обязательно фиксирует архитектурные детали в фотографии, например, и потом это может превратиться в коллаж или в какую-то графику. Эта фиксация мне представляется попыткой записать некий культурный текст, смысл которого человек может не до конца понимать, но хочет понять. В этом смысле мне кажется довольно показательной серия из храма в Ангкоре.

- Это такое художническое видение: ничего не пропустить, «записать» текст на фотоаппарат, если не успеваешь зарисовать; фотографии, снятые художником. Мне, кстати, хотелось бы, чтобы в будущем все серии открыток "Барбариса" были с комментариями, с планом местности, с какой-то маленькой картой, чтобы складывалась многослойная культурная практика. Ангкор - это чистой воды тайна: там есть какой-то текст, но шрифтовых композиций никаких нет. Вот сейчас мне интересно поговорить со специалистами и понять, что это: мифология, какие-то сказания, или это свободное волеизъявление скульптора. Меня волнуют эти огромные рыбы, которые плавают вокруг людей, эти крокодилы, эти слоны, эти тела утопленников под лодками. После Ангкора мы издали еще одну серию фотографий Быстрицкой о путешествии по северному горному Вьетнаму, о "красных кхмонгах". Такие Богом вроде бы забытые племена; но, когда видишь эти костюмы, фантастической проработанности и фантастической детализации, просто оторопь берет. Мы привыкли к тому, что вьетнамцы - это трудовые люди, очень скромные, всегда в чем-то сером, черном. И вдруг такое буйство цвета.

- Догадываюсь, что вас, и как издателя, и как человека, видимо, будут интересовать фигуры необычные.

- Я прочла на новостной ленте BBC статью об интровертах и экстравертах. Сейчас на Западе очень серьезно задумываются, а кто же все-таки важнее в нашем мире, экстраверты или интроверты? Мне кажется, что "Барбарис" - издательство интровертов, скорее. Это то, что сопровождает внутреннюю жизнь человека, это подчас гораздо серьезнее деятельности экстремалов-экстравертов, такая внутренняя, углубленная, неспешная, мудрая и кропотливая работа, не рассчитанная на успех, не рассчитанная на громкое высказывание, не рассчитанная на выкрик.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG