Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спортивная политика – внутренняя и внешняя


Историк, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер

Историк, участник олимпийских конгрессов Юрий Теппер

Владимир Путин считает, что к 2020 году не менее 40 процентов российских граждан должны регулярно заниматься спортом.

Для аналитиков российского спорта два события прошедшей недели особо интересны.

Первое вроде бы не выходило за рамки рутинных организационных мероприятий, но почему-то торжественно проходило в Центральном музее физической культуры и спорта.

9 апреля глава Министерства спорта и туризма России Виталий Мутко вручил президентам общероссийских спортивных федераций по олимпийским видам спорта свидетельства о государственной аккредитации этих спортивных объединений.

Почему возникла необходимость проведения торжественного акта? Отправили бы свидетельства об аккредитации в рабочем порядке. С письменным поздравлением и пожеланием успехов. Без всяких хлопот и расходов.

Нельзя. Время особое, предолимпийское. Без руководящих указаний не обойтись. А нужда в мобилизации острейшая.

Дело в том, что детально и дельно разработанный федеральный закон "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" особо не предусматривает порядок ответственности за выступление сборных команд на международных соревнованиях.

Правда, в Законе указано, что высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) "обеспечивает своевременное представление в федеральный орган исполнительной власти в области физической культуры и спорта отчета по установленной форме о расходовании предоставленных субвенций и о достижении целевых прогнозных показателей в случае их установления".

Целевые прогнозные показатели – дело тонкое. Известно, далеко не всегда прогнозы сбываются. Даже в случае их установления.

Не особо обременен ответственностью Олимпийский комитет России. Комитет "участвует в разработке и осуществлении мер, направленных на обеспечение необходимого уровня подготовки российских спортсменов для участия в Олимпийских играх и других международных спортивных мероприятиях, проводимых под патронажем Международного олимпийского комитета". Участвует – ну и ладно.

А вот общероссийские спортивные федерации обязаны:

"1) во взаимодействии с иными субъектами физической культуры и спорта обеспечивать развитие соответствующих видов спорта в Российской Федерации;

2) обеспечивать подготовку спортивных сборных команд Российской Федерации по соответствующим видам спорта для участия в международных официальных спортивных мероприятиях, а также участие таких команд в международных официальных спортивных мероприятиях."

Где обязанности, там и спрос. В марте 2010 года министр спорта России Виталий Мутко заявил, что именно федерации по видам спорта "не справились с возложенной на них ответственностью по подготовке сборных команд России к Олимпийским играм-2010 в Ванкувере".

Так что встреча министра с президентами федераций в Центральном музее физической культуры и спорта, несомненно, была своевременной и актуальной.

Второе событие минувшей недели носило международный характер.
Москва стала центром олимпийской политики. В столице России состоялась 18-я по счету генеральная ассамблея Ассоциации национальных олимпийских комитетов (АНОК). Олимпийская политика – дело тонкое, в отношениях АНОК и МОК не раз возникали сложности, и конструктивная работа в Москве свидетельствовала о достигнутом уровне согласия и сотрудничества.

На ассамблее выступил Владимир Путин – событие, с точки зрения спортивной, немаловажное. Содержание его речи вышло за рамки приветственного протокола:

"Мы считаем, что развитие спортивного движения, развитие олимпизма является генеральной – я не побоюсь этого слова, генеральной – линией нашего сотрудничества на международной арене. Нет другого, более чуткого инструмента для того, чтобы выстраивать отношения между странами и народами".

О современном содержании и значении понятия "олимпизм" теперь придется задуматься не только теоретикам и организаторам российского спорта. Веденное Пьером де Кубертеном, понятие олимпизма ориентировало мир на облагораживание спорта, превращение его в высокую культурную ценность: "Только благодаря участию духа и искусства в олимпийском празднестве оно может стать праздником весны человечества". И еще Кубертен считал олимпизм идеей, способной обогатить содержание физического воспитания методиками спорта и оздоровительной тренировки.

Чьи и какие действия потребуются для того, чтобы олимпизм России стал "генеральной линией международного сотрудничества"? В каких российских программах развития культуры надлежит развернуть идеи олимпизма?

Один из ответов прозвучал в целевой установке, предъявленной В.Путиным на международном форуме:

"Наша цель – добиться, чтобы к 2020 году не менее 40 процентов наших граждан регулярно занимались спортом, вели здоровый и активный образ жизни. Уверен, мы этого добьемся".

Поверьте аналитику: достижение этой цели по сложности ничуть не уступает триумфальным восхождениям на олимпийский пьедестал…
XS
SM
MD
LG