Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о реформе МВД


Глава МВД Нургалиев в Госдуме пожаловался на информационное давление на полицию в связи с правонарушениями её сотрудников

Глава МВД Нургалиев в Госдуме пожаловался на информационное давление на полицию в связи с правонарушениями её сотрудников

В пятницу, 13 апреля, выступая с отчетом в Госдуме, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев заявил, что основой реформы полиции должна стать новая кадровая политика. По мнению министра, за пять месяцев аттестации не удалось выявить всех неподготовленных сотрудников полиции . В этой связи Нургалиев подчеркнул, что преступность полицейских - явление аномальное и не может быть оправдана.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы от "Единой России" Александр Хинштейн обратился в Генпрокуратуру с требованием провести проверку по факту попытки хищения 10 миллионов рублей высокопоставленным чиновником МВД, начальником департамента государственной службы и кадров генерал-лейтенантом Кубышко. Эти средства, выделенные благотворителями для организации летнего отдыха детей погибших сотрудников МВД, были переведены фонду "Кредо", учредителями которого являются друзья Кубышко. Именно Кубышко организовал проведение всей переаттестации сотрудников МВД. Незадолго до этого члены фракции "Единая Россия" Андрей Макаров и Александр Хинштейн обвинили Рашида Нургалиева в том, что он провалил реформу полиции, не справился с поставленными президентом задачами, а также указали на то, что расходы из федерального бюджета на МВД с 2008 года увеличились в три раза. По мнению депутатов, "Рашид Нургалиев неспособен продолжить реформу ни по профессиональным, ни по морально-деловым качествам, потому как авторитет утрачен". До этого, выступая в Госдуме, Нургалиев отметил, что реформа МВД продолжается. "Проведенные в прошлом году изменения и переаттестация личного состава – это только часть мероприятий, связанных с реформированием Министерства", – так говорится в сообщении.
О том, почему не удалась реформа МВД при его нынешнем руководстве, мы беседуем с Владимиром Волковым, адвокатом, ветераном следствия, бывшим следователем по особо важным делам Генпрокуратуры России, Алексеем Розуваном. деканом юридического факультета Вятского государственного гуманитарного университета, генерал-лейтенантом милиции в отставке, бывшим членом думского комитета по безопасности от фракции "Единая Россия" и у нас ожидаются в эфире действующие депутаты Государственной думы Александр Хинштейн и Татьяна Москалькова. Как по-вашему, можно ли доверять реформу МВД людям, подобным генерал-лейтенанту Кубышко, которого депутат Хинштейн обвиняет в попытке хищения средств, выделенных для отдыха детей?

Владимир Волков: Во-первых, ни реформы как таковой, ни даже переаттестации так и не случилось. Случилась самое обыкновенное очковтирательство, которое при советской власти в киножурнале "Фитиль" бичевал в свое время Сергей Михалков. Наверное, нужны к этому умозаключению доказательные подтверждения. Здесь в Москве я разговаривал не так давно, может быть месяц назад, со знакомым участковым. Спрашиваю: как у вас переаттестация прошла? Человек спрашивает: Владимир Александрович, какая переаттестация, о чем вы говорите? Я знаю, что там, где его рабочий кабинет, пять или шесть участковых. Просто перетасовали, с участка на участок перекинули, вот и вся переаттестация. Так что все случилось в Москве чисто формально.
Второе доказательство: отныне сотрудники полиции не имеют права критики своего начальства в независимых СМИ, причем под страхом увольнения. И примеры нашему народу известны – это с Дымосвским, который попытался заявить о многих фактах преступной деятельности. И чем это для Дымовского кончилось? Возбуждением уголовного дела. Я думаю, если бы отреагировали, может быть и Кущевки не случилось - это же было на юге. Второй майор внутренних войск – это тоже в системе МВД, заявил о воровстве и скармливании солдатикам внутренних войск собачьих консервов. Чем это для него кончилось? Тем же возбуждением уголовного дела. Вот вам и все.
И третье, что я хочу сказать: я внимательно прочел статью Хинштейна и возмущен. Нургалиеву известно об этих доказательствах, приведенных Хиншейтном, много месяцев, но никаких мер не принимает. Вообще у меня сложилось впечатление, что господин Нургалиев, когда он появляется перед генералитетом в окружении кучи телохранителей, впечатление такое лично у меня создалось, что он боится своих генералов. Я считаю, что этот человек, причем я неоднократно наблюдал, когда он проходит на трибуну в окружении молодых здоровенных мужиков. Не могут быть они генералами в таком возрасте - значит это охрана. Как это так, министр, генерал армии приходит к своим подчиненным генералам в окружении целого, с десяток, наверное. Я встречался пару раз с Бастрыкиным, заходят, сели два человека и все, а мы свободно общаемся. А здесь сопровождают до его трона. Что это за министр, который боится собственных генералов?

Владимир Кара-Мурза: Скажите, пожалуйста, была ли, по-вашему, аттестация проведена поверхностно, может быть местами, как говорит ваш коллега депутат от "Единой России", с которым вы вместе работали, Александр Хинштейн?

Алексей Розуван: Наверное, просчеты были в аттестации личного состава. Потому что те случаи, которые произошли в последнее время, говорят о том, что, наверное, те люди, которые совершили эти преступления, должны были во время аттестации выявлены и уволены. Но дело, наверное, не только в аттестации, потому что человек меняется, сегодня он проходит аттестацию по всем показателям, а через какое-то время меняется в худшую сторону. Поэтому надо задаться вопросом, почему сотрудники совершают преступления должностные, связанные с тем, чтобы добиться результатов незаконными методами. Обещания уйти от палочной дисциплины, от процентомании, конечно, остались, на мой взгляд, благими намерениями. Процентомания была и есть. Сегодня, как и вчера, как и год, как 10 лет тому назад, ежемесячно Министерство внутренних дел, Главное управление по федеральным округам подводят итоги работы, рассылают по регионам, и каждый регион сравнивает, какая у него раскрываемость, рост снижения преступности и, безусловно, никто не требует: давай, подтягивай процент раскрываемости или какие-то другие позиции. Но это уже само собой разумеется, потому что там ранжировка идет. Если у тебя раскрываемость ниже, чем у соседей, ты будешь на последнем месте и по итогам квартала, полугодия с тебя начнут спрашивать. Спрашивать с начальника ГУВД, начальник ГУВД с начальника райотдела, начальник райотдела начальника уголовного розыска, соответственно, доходит до опера, до следователя и так далее. Поэтому необходимо уйти от этой системы. На мой взгляд, такой термин как "процент раскрываемости" должен уйти, считаться преступным.
Я бывал за границей, в Германии, в частности, встречался со своими коллегами бывшими в министерстве юстиции, полиции и спрашивал: какой у вас процент раскрываемости? Они не знают. Они знают, сколько у них преступлений совершено, какие преступления, сколько не раскрыто, и они знают, какая работа проводится по каждому делу. И спрашивают полицейских, спрашивают следователей не про процент раскрываемости, а за работу по конкретному уголовному делу. И если сотрудник добросовестно работает, выполняет свой долг и даже не раскрыл преступление, его никто не наказывает, никто не топчет, как это бывает у нас. У нас, к сожалению, не интересует, что вы делаете, у нас интересует конечный результат. А добиваются, к сожалению, конечных результатов такими способами, как это было в Казани и других городах. Поэтому реформа, на мой взгляд, должна и заключаться в том, чтобы люди работали не на результат, не на процент, а путем добросовестного исполнения своего долга, своей работы, работая по закону, добивались законного результата и раскрываемости, и других результатов оперативно-служебной деятельности. Этого пока, к сожалению, не произошло, и вот такие факты, которые имеют место, они, на мой взгляд, в результате такого подхода.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG