Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Церковь между властью и обществом: Израиль


За нарушение религиозных норм в Израиле никого не наказывают. Можно жить светской жизнью, без оглядки на церковь

За нарушение религиозных норм в Израиле никого не наказывают. Можно жить светской жизнью, без оглядки на церковь

Скандалы последнего времени, связанные с РПЦ, заставили говорить об отношениях церкви с российской властью и обществом. Преследование панк-группы Pussy Riot, устроившей громкую акцию в храме Христа Спасителя в Москве, судебное разбирательство из-за квартиры, соседней с квартирой патриарха Кирилла, полемика вокруг роскошных часов главы РПЦ, тяжба из-за недвижимости между церковью и детской больницей. Все эти истории ставят сложные вопросы: насколько близкими могут быть отношения церковных иерархов с руководителями государства, допустима ли для священнослужителей жизнь в роскоши и, должны ли они проявлять снисхождение к тем, кто нападает на церковь?

Радио Свобода решило сравнить положение РПЦ в России с положением крупнейших религиозных организаций в других странах. На этот раз в цикле "Церковь между властью и обществом" разговор об Израиле – стране, которая является не светским, а религиозным государством.

Официальная религия Израиля – иудаизм, и она не отделена от государства. Конституции в Израиле нет, режим работы учреждений в стране связан с ритмами религиозного календаря, выходные и праздники также соответствуют законам иудаизма. Большинство предприятий общественного питания соблюдают кошерность. В Песах крупные супермаркеты и сети не продают квасное. Однако гражданин страны, в случае нарушения норм иудаизма, никакого наказания за это не понесет. Известный раввин Элияху Эссас говорит:

– В Израиле религия является государствообразующим понятием, а это значит, что государственные институты – министерства, госучреждения и так далее – не работают в субботу и не работают в праздники. Но в Израиле частная жизнь отделена и от государства, и от религии, поэтому религиозные люди живут так, как они считают нужным, а нерелигиозные в своей частной жизни живут так, как им нравится. Конечно, если кто-то придет в синагогу и будет там хулиганить, и справиться с ним можно будет только силами полиции, то этого человека, конечно, будут судить, но только лишь за хулиганство. Подчеркиваю, по статье "хулиганство", а не по закону о выступлениях против религии.

Большинство еврейского населения Израиля хотя и нерелигиозно, но все же соблюдает традиции, однако на человека, который будет демонстративно их не соблюдать, посмотрят косо – не более того. Социальные нормы не являются законами нигде, в том числе и в Израиле.

Влияния Главного раввината и религиозных структур на государственные органы практически нет. Оба верховных раввина, и Сефардский, и Ашкеназский, избираются на свои должности на десятилетний срок и являются государственными чиновниками. Как рассказывает раввин Элияху Эссас, за доходами религиозного деятеля на государственной службе наблюдают точно так же, как и за доходами любого другого госчиновника:

– Они являются государственными служащими. Зарплата главного раввина Израиля приравнивается к зарплате члена Верховного Суда. И за тем, чтобы помимо государственной зарплаты человек ничего не получал, очень строго следят. Так оно и происходит.

Главный ашкеназский раввин Израиля Иона Мецгер, например, находится под следствием, так как подозревается в том, что олигархи российского происхождения оплачивали его поездки заграницу. В политическую жизнь страны представители религиозных кругов в целом вмешиваются исключительно демократическими методами, поскольку имеют хорошее представительство в израильском парламенте – Кнессете. Рассказывает адвокат Игорь Глидер:

– Есть ультрарелигиозные партии, которые выражают мнение своей общины по целому ряду вопросов и совершенно официально отстаивают религиозные интересы в самых разных областях. Это касается, например, права проезда в субботу, или права работать в субботу, или охраны каких-то святых мест. Но при этом оказывать давление на работу следственных органов или на работу органов обвинения совершенно недопустимо. Официально этого не происходит никогда. Неофициально, наверное, происходит, но если вдруг вскрываются подобные факты, то они вызывает крайне негативную реакцию у общественности, политиков и, естественно, у судов. Это недопустимо ни при каком раскладе.

При этом пользоваться средствами массовой информации для выражения своего мнения не запрещено никому, включая представителей религиозных кругов. Но, как объясняет адвокат Игорь Глидер, это не может влиять на ход следствия или итог судебного разбирательства:

– Событий происходит много: например, подожгли синагогу, или мечеть, или сожгли Коран, или украли книгу Торы. Когда подозреваемые оказываются под следствием, народ сразу начинает обсуждать, сколько им надо дать, но официальных заявлений на эту тему никто никогда не делает. В любом случае по закону у пострадавших есть возможность выразить свою позицию, но в конечном итоге свою точку зрения в суде может озвучивать только сторона обвинения и сторона защиты, а любой судья, при рассмотрении резонансных дел, всегда подчеркивает, что, несмотря на шумиху и общественный интерес, правосудие вершится в зале суда и исключительно на основе фактов, доказанных в суде.

Как рассказал Игорь Глидер, в случае, если в результате шумихи в прессе человек был фактически осужден общественным мнением еще до того, как суд рассмотрел его дело и вынес приговор, адвокаты обвиняемого могут просить суд вынести более мягкий приговор.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG