Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Берлин Транзит" как выставка в шести измерениях


Еврейские иммигранты из Восточной Европы в 1920-х годов, спецпроект "Берлин Транзит"

Еврейские иммигранты из Восточной Европы в 1920-х годов, спецпроект "Берлин Транзит"

В Берлинском еврейском музее, одном из самых посещаемых в городе, открыта грандиозная выставка "Берлин Транзит", посвященная эмиграции в Германию евреев из восточной Европы и России после Первой мировой войны. Выставка – часть исследовательского проекта Свободного Университета, посвященного, по большей части, первой волне русской эмиграции.

В работе над проектом принимают участие историки многих стран, в том числе и России. Он называется "Шойненфиртель и Шарлоттенград", так как два района Берлина, Шойненфиртель и Шарлоттенбург, переименованный берлинцами на русский манер в "Шарлоттенград", стали местами компактного обустройства переселенцев. О выставке рассказывает руководитель проекта, историк профессор Гертруд Пикхан:

– Нашей целью, как в исследовательском плане, так и в создании концепции выставки, было разрушение негативных стереотипов относительно восточноевропейских евреев в Берлине. В то же время нас интересовали связи, возникавшие между еврейским, русским и немецким мирами Берлина, а также настроения в немецком обществе – и желание эмигрантов интегрироваться, и их отторжение. Берлин уже в конце 19-го столетия стал ключевым пунктом между востоком и западом. Эта роль резко усилилась после первой мировой войны. Берлин стал городом беженцев, постоянным или временным пристанищем для десятков тысяч евреев восточной Европы, большинство из которых бежало на Запад от войны, революции и погромов из районов бывшей российской империи и габсбургской монархии. Многие эмигранты через некоторое время уехали из Берлина – в Париж, Прагу, Ригу, США, Палестину. Но за несколько лет они разнообразили городской пейзаж речью на идише, русском иврите, украинском, литовском, румынском, венгерском и других языках.

У нашего проекта шесть разделов. Это миры эмигрантов, говоривших в основном на идиш (это так называемые внутриеврейские дебаты в Берлине в 1923 году о роли российских евреев в революции и в становлении большевизма), это берлинское ивритское движение и его сионистская концепция нации, это тексты, написанные эмигрантами в Берлине, это союз русских евреев и союз русских юристов, а также вклад этих союзов в формирование гражданского общества, и раздел, посвященный биографиям деятелей русской культуры еврейского происхождения. Все это многообразие и представлено на выставке, в том числе и произведениями искусства. Причем последние часто резко отличаются друг от друга, как например, графические работы Иссахар-Бер Рыбака отличаются от произведений Леонида Пастернака, отца поэта. Все эти работы также представлены на экспозиции.

Надо сказать, что еврейские эмигранты, несмотря ни на что, имели много общего. Их связывала культурная память, происхождение, общим было владение иностранными языками, испытания, которые выпали на их долю во время войн, революций и погромов. Общим для них была потеря родины, статус чужаков и, не в последнюю очередь, беспокойство за свое будущее.

Концепция выставки необычна по форме, об этом в интервью РС рассказывает программный директор Берлинского еврейского музея Силли Кугельман:

– Когда Гертруд Пикхан два с половиной года назад обратилась к нам с идеей организации этой выставки, мы были отнюдь не в восторге, так как по опыту знаем, как трудно организовать выставку на основе различных объектов прошлого – поначалу они всегда напоминают блошиный рынок. Но, поразмыслив, мы выработали концепцию, которая как нам представляется, является новаторской для исторических выставок вообще. Для решения каждой темы мы рискнули избрать только одно выразительное средство, точнее, в каждом случае свою однородную группу объектов. Это или только фотографии, или только книги, или только звукозаписи или только произведения искусства. Внутри каждой темы эти средства не перемешиваются. Мы сделали исключение только для одного раздела, для одного зала, в котором представлен мир семьи Кахан. Это была состоятельная семья, жившая в Шарлоттенбурге. И мы создали реконструкцию из архива этой семьи.

Любая историческая выставка – рассказ о прошлом, но всегда с точки зрения настоящего, и поэтому любая историческая выставка говорит о настоящем не меньше, чем о представленном на выставке прошлом. Никуда не деться от неизбежно возникающей интерпретации прошлого. Мы решили это обстоятельство подчеркнуть, параллельно к выставке "Берлин Транзит" подготовив еще одну экспозицию – выставку работ живущего в Германии английского фотографа Михаеля Керстгенса, который с 1990 года фотографирует эмигрантов новой волны, прибывавших в Берлин теперь уже из бывшего СССР. Экспозиция называется "Русские, евреи и немцы". Существенна разница между двумя волнами эмиграции. Та первая, послереволюционная, проходившая между двумя войнами, была транзитной, что и отражено в названии основной выставки "Берлин Транзит". Эмиграция русскоговорящих евреев из СССР – это история переселения навсегда. Не исключено, что некоторые покинут Германию, но сейчас еврейская община Германии на 80 процентов состоит из эмигрантов из бывших советских республик. Да и принимавшие их общины, возникшие в Германии заново после войны, также в большинстве своем состояли уже не из немецких, а из приехавших в Германию после 1945 года восточноевропейских евреев. Потомки немецких евреев уже тогда – а сейчас тем более – составляли явное меньшинство.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG