Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд над Брейвиком и шоу Эссанжа


Norway -- Defendant Anders Behring Breivik answers questions at the start of the third day of proceedings in the courthouse in Oslo, 18Apr2012

Norway -- Defendant Anders Behring Breivik answers questions at the start of the third day of proceedings in the courthouse in Oslo, 18Apr2012

Судебный процесс над Андерсом Брейвиком в Осло и дебют находящегося под домашним арестом в Лондоне основателя сайта Wikileaks Джулиана Эссанжа – сегодня во всех западных средствах массовой информации одни из главных тем.

Как пишет британская «Гардиан», с конца Второй мировой войны в Западной Европе, возможно, не было судебного процесса, на котором общество столкнулось бы со столь чудовищными и открыто совершенными деяниями и заявлениями. В материале под заголовком «Суд на Брейвиком лишь подтвердит либерализм норвежского законодательства» автор текста, наполовину норвежец Эрик Дейл, что в этой маленькой по числу жителей стране один из четырех человек был знаком с одной или более жертв либо с членами ее семьи. По его словам, ему более или менее повезло – почти все его знакомые или друзья не пострадали – за исключением двух человек, погибших от рук Андерса Брейвика.

Цитата: «В небольшом сообществе, которое сейчас обуревают столь сильные эмоции, все случившееся тогда и происходящее сейчас станет исключительным испытанием для Норвегии как для нации, а также – для норвежской правовой системы. Многое уже говорилось о том, как Норвегия реагировала на все сразу после терактов, однако ближайшие 10 недель суда покажут, из какого теста на самом деле вылеплены норвежцы.
Первая из сложностей – принять тот факт, что никакое наказание никогда не сравнится с совершенным преступлением. Многие сейчас призывают пересмотреть уголовный кодекс страны, вернуть смертную казнь, негодуют из-за того, что улыбающемуся преступнику позволено рассказывать публично о своих чудовищных воззрениях. Однако, если мы откажем подсудимому в праве объяснить свои мотивы в открытом суде, мы поддадимся самой сути той идеологии ненависти, подавления и нетерпимости, которую и пропагандирует Брейвик. Если мы возобладаем над гневом и эмоциями и позволим правосудию действовать свободно и беспристрастно, не поддаваясь давлению общественного мнения, норвежцы одержат великую психологическую победу.
Вторая сложность – сохранить приверженность норвежским общепринятым ценностям. Легко теперь поддаться требованиям: ввести цензуру в интернете и в печати, систему полицейского контроля над обществом, ужесточить законы и так далее. Но экстремизм любого сорта рождается не там, где людям позволено выступать с любыми идеями на публике, а там, где такие людям кажется, что их вообще никто не слушает. Даже для самых темных сторон человеческой натуры должно оставаться публичное пространство для самовыражения, если Норвегия хочет остаться Норвегией.
Третья и самая большая сложность – продолжать видеть и принимать друг друга такими, какие мы есть. Коренные норвежцы и иностранцы одинаково совершают разные социальные ошибки, каждого отдельного человека иногда , что называется, заносит, но если мы станем прощать друг друга, мы, хоть и медленно, поймем, что у нас есть сила преодолеть все трудности – и даже трагедию на острове Утойя».
Мнение норвежского журналиста Эрика Дэйла на страницах британской «Гардиан».

А вот что пишет о процессе над Брейвиком американская газета Washington Post, и мнение несколько иное: заголовок «Суд над Брейвиком показывает формализм норвежской правовой системы».
Цитата: «Сцена, невообразимая во многих странах – самый ужасный убийца в Норвегии со времен Второй мировой войны может спокойно и публично рассказывать о своих экстремистских взглядах в суде в течение многих дней, при этом улыбаясь и будучи одетым в элегантный деловой костюм.
Брейвик, сознавшийся в совершении 77 убийств, заявляет, что его не волнует то, что его отправят в тюрьму, поскольку, по его словам, жизнь в государстве, управляемом «мультикультуралистами», и так сама по себе для него была сродни заключению. Основная линия защиты, которую он для себя выбрал – избежать признания его невменяемым, так как это обесценит все его идеи и аргументы.
Washington Post указывает, что большинство норвежских экспертов в области права считают, что мягкие судебные традиции Норвегии должны по-прежнему распространяться на всех без исключения, даже на Брейвика, деяния которого потрясли эту богатую и миролюбивую страну – и, видимо, не полностью соглашается с таким подходом. Внутри статьи можно встретить небольшое интервью с судебным репортёром Джеффом Кассом, в частности, написавшим книгу о массовом убийстве своих однокашников двумя американскими школьниками в 1999 году в школе «Колумбайн» в штате Колорадо. Цитата из него:
«Я считаю, что то, что происходит в Норвегии на суде над Брейвиком, где ему позволяют выступать – это политический процесс, а не дело об убийствах. В США адвокат подсудимого, а не сам подсудимый, имеет право произносить речи в зале суда. Иначе все слишком затягивается и обвиняемый становится публичной фигурой».
Washington Post добавляет, что прокурор, пожимающий руку обвиняемому – картина весьма редкая не только для США, но и для соседних с Норвегией скандинавских стран, известных в целом столь же гуманным отношением к преступникам. «Некоторые посчитали, что это уж слишком, когда увидели, как три адвоката, представляющие семьи убитых, пожали руку Брейвику» - завершает Washington Post.

Западные издания откликнулись и на теледебют Джулиана Эссанжа в качестве интервьюера на канале Russia Today. Передача Эссанжа называется «Мир завтра», и первым ее гостем стал Хассан Насралла, лидер ливанского движения «Хизбалла». Беседа прошла по видеосвязи, Эссанж все еще сидит под домашним арестом в Лондоне, а Насралла скрывается в Ливане.

«Арестант в роли ведущего ток-шоу» - пишет сегодня New York Times. Автор текста Алессандра Стэнли иронизирует: «Два человека, объявленных в розыск, мило побеседовали», - замечает она, напоминая, что Насралла – фигура, которую давно хотят ликвидировать спецслужбы Израиля.
Цитата: «Неужели эту медийную платформу выбрал человек, позиционирующий себя как левый радикал, разоблачающий махинации сверхдержав, борец за свободу слова?! Программа Эссанжа вряд ли получит высокий рейтинг или изменит взгляды многих зрителей, но, возможно, поможет ведущему поправить его весьма подмоченную репутацию – ради чего все и затевалось». Автор материала в New York Times заключает: раньше одни считали Эссанжа героем, а другие - шпионом, но сегодня к нему все чаще относятся как к ненормальному.

А вот что пишет о появлении на Russia Today все та же Guardian.
Заголовок: «Мир завтра»: Джулиан Эссанж утвердился в роли «полезного идиота» - утверждает в заголовке известный журналист Люк Гардинг, который считает Russia Today, цитата, «кремлевским пропагандистским каналом».
«Договориться с Насраллой насчет интервью – настоящий успех, ведь лидер «Хизбаллы» уже 6 лет не общался с прессой. Но само интервью разочаровывает. Одни вопросы, явно обговоренные заранее, беззубые, другие - подобострастные, с ответами Насраллы Эссанж не спорил".
Почему же Эссанж согласился стать, по выражению Люка Гардинга, «пешкой в глобальной информационной войне Кремля»? Еще цитата:
«Возможно, ему нужны деньги. Но помнит ли Эссанж депеши американских дипломатов, опубликованные им на WikiLeaks? Они рисуют мрачную картину путинской России. И в этом свете сотрудничество Эссанжа с режимом Владимира Путина выглядит странным и непристойным».
Люк Гардинг завершает в Guardian так: «Существует старая плохая традиция: западные интеллектуалы позволяют Москве себя обмануть. В их числе Бернард Шоу, Герберт Уэллс или Андре Жид. Передача «Мир завтра» подтвердила, что Эссанж - не бесстрашный революционер, а полезный идиот».

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG