Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Правительство Испании принимает меры против так называемой «теневой экономики». Эти меры – составная часть борьбы с переживаемым страной тяжелейшим финансово-экономическим кризисом. Из Мадрида – Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Считается, что в Испании 23,3 процента валового внутреннего продукта, то есть производимых товаров и услуг, находится в «тени» или, как здесь выражаются, «под водой». Это в основном предприятия, которые работают нелегально: не платят налоги государству и не делают взносы в фонд социального страхования за своих сотрудников. Ну а сотрудники, естественно, не платят подоходный налог. Представитель профессионального объединения работников налогового министерства Мануэль Редаль считает правильным, что отныне государство увеличивает наказание «теневикам». Эти меры включают в себя, например, штраф за каждого нелегального работника – теперь он увеличится с 600 евро до 10 тысяч. Налоговый инспектор считает, что в Испании сейчас находятся в «тени» капиталы на сумму в 245 миллиардов евро.

Мануэль Редаль: Налоги необходимы для покрытия государственных расходов. От них зависит нормальное функционирование общества. Но у нас в стране, к сожалению, люди не понимают значения налоговой политики. Опросы показали, что население не только знает о повсеместной неуплате налогов, но и часто оправдывает это явление. Дескать, вот молодцы, обводят вокруг пальца налоговиков и ни гроша не платят государству! Мне кажется, что с таким мировоззрением следует бороться. Граждане должны понять, что платить налоги – это их долг.

Виктор Черецкий: Если к «теневикам» прибавить предприятия, которые делают выплаты лишь с части своей деятельности, то можно предположить, как писала недавно газета «Мундо», что все вместе они утаивают больше половины суммы, которая должна, по закону, переходить в бюджет государства. Речь идет о том, что многим работникам, особенно в сфере обслуживания, выплачивается предпринимателями две зарплаты – одна официальная, естественно, небольшая, с которой платятся в соцстрах положенные 26 процентов, а работник – подоходный налог, а другая - неофициальная, нигде не учтенная, с которой никто никаких вычетов не делает. Оплата сверхурочных тоже, как правило, от налогообложения уходит. В барах и ресторанах - сфера обслуживания является главной отраслью испанской экономики – часто существует двойная бухгалтерия, через кассовые аппараты «проходят» далеко не все чашки кофе и бутерброды, ужины и обеды. Впрочем, Мануэль Редаль полагает, что список разного рода уловок, применяемых для неуплаты налогов, значительно шире:

Мануэль Редаль: Предприниматели часто уходят от налогов, предоставляя фиктивные счета, к примеру, о приобретении нового оборудования, что рассматривается как расходная статья и позволяет платить в казну меньше. Или другой пример. Строители декларируют, что реализовали построенное жилье за половину полученной ими суммы. Разумеется, инспекторы не могут обнаружить все нарушения. Надо менять психологию людей – и тех, кто сам не платит налоги, и тех, кто не считает это большим грехом и покрывает.

Виктор Черецкий: Работникам испанского налогового ведомства прекрасно известно, что неуплата или недоплата налогов существует практически во всех странах Евросоюза. Но в Великобритании, к примеру, ускользает от налоговиков лишь 10 процентов ВВП, во Франции и Германии – 13. И только в Греции и Италии сложилась картина, аналогичная испанской – налогом не облагается от 23 до 26 процентов валового внутреннего продукта. Мануэль Редаль:

Мануэль Редаль: Мы сравниваем наши показатели с показателями партнеров по Евросоюзу и приходим к неутешительным выводам. Мы значительно отстаем в деле сбора налогов от ведущих государств. Наша задача, если не совсем справиться с неуплатой налогов, то хотя бы приблизиться к уровню Германии. Если бы нам удалось это сделать, то мы бы частично справились с экономическим кризисом и решили проблему государственного долга.

Виктор Черецкий: Естественно, у правительства мало надежды на то, что население сходу поменяет свое отношение к «теневой экономике» и уплате налогов, о чем говорил Мануэль Ридаль, а посему оно вводит ряд мер, которые должны затруднить деятельность «теневиков» и пополнить в этом году казну как минимум на 8 миллиардов евро. Первая из этих мер – запрет на оплату крупных сделок наличными. Речь идет не обо всех сделках, а только тех, которые совершаются при участии хотя бы одного профессионального бизнесмена. Нарушителей ждет крупный штраф. Правда, если в течение трех месяцев после сделки одна из сторон сообщит о ней в налоговое ведомство и заплатит соответствующий налог, то от штрафа она освобождается. Председатель правительства Испании Мариано Рахой:

Мариано Рахой: Наличными отныне запрещается оплачивать сделки на сумму свыше двух с половиной тысяч евро. Нарушители должны будут заплатить штраф размером в 25 процентов от стоимости подобной сделки.

Виктор Черецкий: Добавлю, что иностранцам, приезжающим в страну для деловых сделок или в качестве туристов, дозволяется оплачивать наличными товары и услуги на сумму, не превышающую 15 тысяч евро. Еще одна мера против уклонения от налогов – распоряжение о том, что отныне все лица, имеющие счета за границей, обязаны сообщать о них в налоговую инспекцию. Министр финансов Испании Кристобаль Монторо:

Кристобаль Монторо: Правительство вводит в качестве меры борьбы с неплательщиками налогов закон, обязывающий информировать о всех счетах в финансовых учреждениях, находящихся за рубежом. В декларации должны фигурировать не только владельцы вкладов, но и все лица, имеющие право ими распоряжаться.

Виктор Черецкий: Этот закон сопровождается налоговой амнистией. Обладатели «теневых» капиталов, которые добровольно захотят платить налоги, освобождаются от каких-либо штрафов. Они могут «легализовать» свои капиталы, заплатив с них государству 10 процентов, если деньги находятся в Испании, или 8 процентов – если за рубежом. Независимый эксперт по вопросам экономики доктор Хосе Мария Бруара:

Хосе М.Бруара: Это не столько прощение неплательщиков налогов, сколько попытка уговорить людей вернуть капиталы из-за границы. Необходимо, чтобы деньги «работали» в стране, следует активизировать капиталовложения в экономику. Поэтому держателям «теневых» капиталов и предлагается своего рода льгота на одноразовую выплату налога.

Виктор Черецкий: Одна из проблем Испании состоит в том, что вывоз банковских капиталов за границу в последнее время приобрел массовый характер – и это не только деньги «теневиков», но и обычных граждан, опасающихся за судьбу своих сбережений в Испании. Бежал в последние годы из Испании и иностранный капитал. Подсчитано, что только за последний год иностранцы увезли из страны капиталы на сумму в 96 миллиардов евро. Одновременно многие испанские предприниматели предпочитали в последние годы вкладывать свои деньги не на родине, а за рубежом – в странах Восточной Европы, Латинской Америки и Северной Африки. Доктор экономики Мадридского университета Долорес Гомес считает, что процесс массового бегства капитала начался в середине прошлого десятилетия с приходом к власти в стране правительства Испанской социалистической рабочей партии. В конце концов, в той же Латинской Америке испанских денег оказалось чуть ли не больше, чем в самой Испании. Долорес Гомес:

Долорес Гомес: Испания стала вторым по значению, после США, зарубежным инвестором в страны Латинской Америки. В первую очередь, о сфере финансов. Испанский банковский капитал присутствует практически во всех странах континента.

Виктор Черецкий: Бегство капитала, по мнению большинства наблюдателей, обуславливалось, в первую очередь, правительственной политикой. Постепенно повышались налоги на любую предпринимательскую деятельность, а трудовое законодательство лишало работодателя действенных рычагов управления, даже возможности увольнять бездельников и бракоделов. Зарплата, часто завышенная, «спускалась» сверху и не могла зависеть от производительности труда работников, начислялась, по закону, всем поровну. В случае увольнения сотрудникам выплачивались большие, разорительные для предприятий, суммы. Трудовая дисциплина из-за безнаказанности и бесправия хозяев производства постоянно падала. Прогулы, бесконечные больничные листы, судебные тяжбы с профсоюзами, которые всегда разрешались в пользу работников, разоряли предпринимателей. Профессор социологии Мадридского университета Жон Сарате:

Жон Сарате: Тема прогулов и отсутствия на рабочем месте по болезни нас всегда крайне беспокоила. Наше производство просто не могло быть конкурентоспособным из-за высокого процента прогулов. По части потерянных рабочих часов мы в последние годы значительно превышаем среднеевропейские показатели.

Виктор Черецкий: К законодательству, ставящему предпринимателей в ущербное положение по отношению к своим работникам, прибавлялись в годы правления соцпартии и другие проблемы. К примеру, непомерные государственные расходы, в основном, на содержание бюрократического аппарата, неконкурентоспособность производственной сферы, достигшая неимоверных размеров коррупция, прямиком вели – это было очевидно – к разорению страны, краху кредитно-банковской системы, долговому кризису, безработице – сейчас в стране почти четверть трудоспособного населения не имеет работы, а также к разорительной для экономики утрате покупательной способности населения и потребительского спроса. Все эти опасения подтвердились. Кроме того, разросшийся коррумпированный госаппарат на всех уровнях тормозил любую предпринимательскую инициативу. Например, чтобы получить лицензию на открытие малого предприятия приходилось ждать порой годы. Хесус Лискано, руководитель испанского отделения международной организации, отслеживающей уровень коррупции в различных странах мира, «Трансперенси Интернэшнл»:

Хесус Лискано: Наши предприниматели, доведенные системой до отчаяния, вынуждены были искать решение своих проблем путем подкупа чиновников. Поэтому коррупция постоянно росла. Для борьбы с этим злом на всех уровнях, будь то центральные ведомства или муниципалитеты, в первую очередь, необходимо упразднить благодатную почву коррупции – громоздкую бюрократическую систему.

Виктор Черецкий: Кстати, как отмечают социологи, и рост «теневой экономики» в последние годы объясняется не столько жадностью испанских предпринимателей и их порочным желанием обмануть налоговиков, сколько безвыходным положением, в которое многие из них были поставлены налоговой системой и трудовым законодательством. Ведь действуя по закону, многие мелкие предприятия просто не просуществовали бы и месяца. Мадридский адвокат, специалист в области налогообложения Луис Ромеро:

Луис Ромеро: Налоговое бремя в нашей стране было примерно на 20 процентов выше, чем средний показатель по Евросоюзу. Если учесть все налоги и выплаты, которые приходилось делать нашим предпринимателям, то у них на руках оставалась лишь ничтожная часть прибыли.

Виктор Черецкий: Отмечу, что перед тем, как предпринять нынешнее наступление на «теневую экономику», новое либеральное правительство Испании, пришедшее к власти в конце прошлого года, реформировало прежнее трудовое законодательство, провело так называемую «либерализацию» рынка труда. Отныне предприниматели получили больше прав и свободы по части найма и увольнений: уменьшены выходные пособия, появилась возможность, в случае производственной необходимости, менять расписание и профиль работы сотрудников, устанавливать зарплату в зависимости от результатов труда каждого. Пересмотрена налоговая система, введены различные льготы для предприятий, к примеру, для тех, которые создают новые рабочие места. Официально оформить новую фирму и получить соответствующее разрешение на предпринимательскую деятельность теперь можно буквально за неделю.
XS
SM
MD
LG