Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На этой неделе стало известно, что Министерство образования и науки вознамерилось создать "интерактивную справочную службу по вопросам русского языка как государственного, специалисты которой могут в короткие сроки давать квалифицированные ответы на запросы пользователей".

Директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз к этой инициативе отнесся скептически:

– Во-первых, меня как лингвиста настораживает слово "интерактивная". Справочная служба всегда интерактивна. Тут не очень понятно, что имеется в виду, а когда есть красивые слова, в которых нет смысла, это не может не настораживать. Но это мелочь. А главное, если мы говорим о сути, то я знаю по крайней мере три хороших справочных службы – одна телефонная в Институте русского языка Академии наук и две компьютерных (одна московская на "Грамоте.ру", другая петербургская на "Грамме.ру").

– А есть еще мелкие справочные службы, которые не столь авторитетны, но, тем не менее, при желании можно и к ним обратиться.

– Да. Но у нас в стране сейчас проектное мышление. Я подозреваю, что создание единой справочной службы продиктовано, что называется, духом времени. Однако уже есть квалифицированные люди, которые работают в этой области. Разумным было бы поддержать их. Если они будут допущены к этому тендеру, то это осмысленно. А если речь идет о строении, так сказать, с нуля некоей государственной службы, то это, скорее всего, работать не будет, – а будет, как теперь говорят, освоено. Идея единой службы тоже кажется странной, особенно, когда мы говорим не о русском языке, не о том, как правильно писать или говорить по-русски, а возникла стандартная формулировка – "о русском языке как государственном". У нас не два языка – не русский и русский как государственный. У нас один – русский язык.

– Русский литературный язык.

– Да, русский литературный язык. О нем мы можем давать справки, формировать норму, фиксировать ее, публиковать словари. И вот этот русский будет выполнять функцию государственного языка – и выполняет уже, прямо скажем, не первый год. Поэтому создавать специальную службу русского как государственного – очень и очень странно, мягко говоря.

– Может быть, у этой службы будет какой-нибудь особый уклон? Допустим, там будет разъясняться, как правильно писать или составлять государственные документы?

– Но это же можно просто добавить к функциям существующих служб. Ведь идея создать службу с нуля, привлечь туда кандидатов и докторов наук – это совершенно не гарантирует, что такая служба будет работать. Проблема ведь не в создании красивого сайта, это, наверное, тоже важно, но это второстепенно. Должны быть специалисты, которые эти справки или консультации могут давать. Далеко не каждый доктор наук на это способен. К примеру, я бы не стал брать на себя такую функцию.

– Она специфическая.

– Она очень специфическая. Есть знаменитая байка об академике Виноградове, директоре Института русского языка, который один день решил посидеть на телефоне в своей службе. Он был очень доволен. Сотрудники спросили – как? Он сказал – очень хорошо, пообщался с людьми, отвечал на вопросы. А на следующий день раздался шквал возмущенных звонков с просьбой больше вот этого человека к телефону не сажать. Сотрудники очень удивились, спросили – а почему? Ну как, он на вопрос "Как правильно?" – отвечает: с одной стороны так, с другой этак. Человек науки всегда анализирует и дает довольно сложный ответ. А люди, которые звонят в справочную службу или пишут на специальный сайт, хотят однозначного простого ответа. Его не всегда можно дать, но тогда нужно объяснить – почему так. И в данном случае ученые дают слишком сложный анализ. А люди, работающие в справочной службе, уже приноровились давать с одной стороны разумный анализ, то есть не примитивный, не говорить – только так и все, а, с другой стороны, адаптировать, давать понятное разъяснение для человека, не являющегося лингвистом, например, для школьника. Мы же говорим все-таки о бытовых справках. Человеку надо узнать, как правильно писать, как правильно ставить ударение. Это не какие-то сложные научные проблемы, но это умеет далеко не всякий доктор наук и кандидат. Порочно специфическое мышление – сейчас пригласим великих лингвистов и тогда у нас будет служба ого-го! – не будет она работать. Лингвистам со стороны надоест на второй день это делать. А есть люди, которые делали это всю жизнь, с одной стороны, на энтузиазме, с другой стороны, потому что им это интересно. И вот их и надо поддерживать.

– Тем более, они нуждаются в поддержке, что, как известно, и Институт русского языка им. Виноградова не самая богатая организация, и у портала "Грамота.ру", насколько я знаю, с его справочной службой возникли проблемы.

– Там закрылась служба и, как можно судить, именно из-за финансовых проблем, просто потому, что люди устали. Если их поддерживать материально, то они будут делать свое дело уже спокойно, не отвлекаясь на то, чтобы где-то еще зарабатывать деньги. Так что, мне кажется, вот эта идея не поддерживать то качественное, что у нас есть, а объявлять тендер и делать нечто с нуля, гремя именами, титулами – эта практика порочна, она разрушает то, что есть и не создает ничего нового. Но, как часто бывает, приходит кто-то со стороны, пишет красивый проект, который в результате приводит к осваиванию денег, а содержания никакого не остается. Мы знаем ряд таких проектов, когда, скажем, объявлялся тендер на специальный словарь, который может сделать в России только один коллектив, а выигрывает тендер тот, кто предложил меньшую сумму.

– Кого конкретно вы имеете в виду? Кто выиграл?

– Это просто никому не известная фирма, которая в принципе не может создать такой словарь. Такое бывает. Я боюсь, что в этой ситуации то же может произойти, потому что для таких фирм главное – выиграть конкурс. А отчитаются они каким-нибудь неработающим сайтом, – рассказал Максим Кронгауз.

Сообщается, что инициированная министерством образования справочная служба появится в 2014 году.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG