Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политик Сергей Филатов – о пяти годах без Бориса Ельцина


Сергей Филатов в гостях у Радио Свобода (февраль 2007 года)

Сергей Филатов в гостях у Радио Свобода (февраль 2007 года)

Пять лет назад 23 апреля умер первый президент Российской Федерации Борис Ельцин.

Одни считают его великим политическим и экономическим реформатором, уничтожившим тоталитарную советскую империю и заложившим фундамент для обеспечения основных прав граждан. Другие – бывшим коммунистическим функционером, который развалил Советский Союз (казавшийся многим могучим и стабильным государством) и привел к власти преступный бизнес.

Ельцин ассоциируется с победой над ГКЧП, со свободными выборами и свободой прессы, с шоковой терапией, войной в Чечне, разгоном Верховного Совета в 1993 году и самыми разными громкими скандалами.

Современная власть в России, видимо, не считающая себя прямой наследницей его правления, любит употреблять негативный термин "лихие девяностые годы". Но многим эти годы до сих пор кажутся успешными и великими.

О покойном Борисе Ельцине, о его эпохе в интервью Радио Свобода рассуждает Сергей Филатов, один из близких Ельцину людей, возглавлявший его вторую администрацию.

– Нынешняя эпоха Владимира Путина это антипод эпохи Бориса Николаевича Ельцина?

– Очень в значительной степени. У меня в первые годы вообще были большие надежды, что мы удержимся на пути демократизации страны. Но в конечном итоге все-таки мы практически уничтожили федерализм. Самое главное – произошло ограничение свобод. Мы не развили рынок. Самое большое достижение Ельцина состояло в том, что мы шагнули в рынок. Его надо было развивать. Мы сделали крупный капитал. Для того чтобы обогатить страну, чтобы сделать гражданское общество свободным и обогащенным, надо было думать о том, как раскрепостить средний класс. К сожалению, этого не было сделано.

Я не могу сказать, что это все Ельцин сделал. У него не было такой возможности, да и времени не было. Но первый шаг в рынок он сделал. Его надо было развивать, а мы начали сворачивать его на крупный государственный капитализм. Это колоссальное уменьшение коэффициента полезного действия нашей экономики. Это мы все увидели в 2008 году, когда грохнул кризис. Мы только смогли спастись за счет запасов денег, то есть опять за счет тех денег, которые принесли нам нефть и газ. А собственное промышленное производство, собственный рынок развит не был.

Еще одно очень важное отличие. Чтобы не говорили о Ельцине, он был открыт. Его политика была открыта. Мы понимали, что мы должны получить в конечном итоге. А у Владимира Владимировича, к сожалению, все было очень скрыто, и сейчас скрыто. И сейчас мы не очень понимаем, что же будет завтра. Мы видим каждодневные проблемы, которые перед ним поднимают, и он пытается их решить путем раздачи денег. Его доклад послушать на Госдуме – это довольно хвалебный такой доклад, который, на самом деле, не показывает и не скрывает наши трудности.

– А что осталось в современной России от ельцинской эпохи?

– Рынок, опять же. Я не говорю, в каком виде, но, слава Богу, его не удалось закрыть и преобразовать. Остались в какой-то степени выборы и в Госдуму, и выборы местных руководителей. Много чего осталось. В какой-то степени разделение властей все-таки происходит тоже. Постепенно мы к этому идем.

– Вы считаете, что в современной России существуют свободные выборы и свободные СМИ?

– Я не говорю – свободные выборы. Я сказал – выборы существуют. С выборами тоже проблема очень серьезная. Они не могли с сегодняшнего дня стать такими, какими нам очень хочется их видеть. Потому что постепенно формируется политическая система. К сожалению, Кремль начал их своими руками формировать – это есть отступление и довольно серьезное. Нам придется заново наращивать и воссоздавать политическую систему, к сожалению. Мы потеряли на этом время. Но процесс-то все-таки идет. А усовершенствование этих систем в какой-то степени в наших руках находится. Мы должны тоже этому способствовать и прилагать свои усилия.

– Те, кто окружал Бориса Николаевича, чувствуют сейчас ответственность за то, куда движется Россия? Ведь Владимира Путина привел к власти именно Борис Николаевич Ельцин.

– Мы постоянно чувствуем свою ответственность. Я постоянно ее чувствую. Я постоянно чувствую неудовлетворенность тем, что происходит. Но, к сожалению, власть делает все для того, чтобы дискредитировать не только то время, но и дискредитировать его людей. Нам в этой ситуации очень трудно, потому что люди в значительной степени больше почему-то верят им, чем верят нам. Поэтому мы свои силы сосредоточили на том, чтобы писать книги, писать статьи, больше выступать, пытаться людям разъяснять это все.

Я чувствую, что молодежь, которая подрастает сейчас, которая не знает о том времени ничего, готова нас слушать. Им это интересно. Я думаю, что ничего не выйдет у этой власти, чтобы очернить 90-е годы. Придет время, когда это постепенно раскроется. Это будет очень интересно людям, потому что людям все-таки хочется иметь ту систему, которую мы начали создавать в 90-е годы.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG