Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин: "Одна и та же история происходит с многими инициативами Дмитрия Медведева. Как в народе говорят: замах на рубль – удар на копейку"


Сергей Митрохин

Сергей Митрохин

Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии - председатель Российской объединенной демократической партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

Будем говорить о том, как прожить шесть лет с президентом Владимиром Путиным и что в этой ситуации должна делать оппозиция. Особенно в тот момент, когда нынешняя власть пытается сообщить миру, что она проводит какие-то политические реформы, постепенно, как считают многие эксперты, выхолащивая собственные обещания, данные в декабре.

Сергей, вы были сегодня на расширенном заседании Госсовета в Георгиевском зале Кремля, где выступал Дмитрий Медведев. Это было такое прощальное выступление, и фактически, с одной стороны, Дмитрий Медведев попрощался с губернаторами и представителями общественности, которых тоже туда пригласили, в своем статусе президента, а с другой стороны, он называл свою программу в качестве премьер-министра правительства при президенте Владимире Путине. Как вы восприняли это выступление?

Сергей Митрохин: Впечатление было двойственное, конечно. С одной стороны, он вроде бы уходит в поста президента, с другой стороны, программа чисто президентская была развернута в его выступлении, и для ее выполнения нужны полномочия как премьера, так и президента, одними полномочиями премьера такую программу выполнить невозможно в принципе. Может быть, он еще не вышел из роли, и этим объясняется подобное противоречие. Ну, очень трудно представить, что многое из того, что говорил Медведев, будет выполнено. Например, возьмем вопрос борьбы с коррупцией. Он достаточно хорошо понимает эту проблему, говорил о ней сегодня довольно ярко, но как он собирается ее решать? Мы от Путина на эту тему уже практически ничего не слышим, и совершенно очевидно, что для Путина эта тема не является приоритетной, и как в этом случае Медведев будет бороться с коррупцией? Все коррупционеры побегут к Путину сразу просить покровительства, если Дмитрий Анатольевич возьмется серьезно за это, и на этом закончится вся борьба с коррупцией. И так и по другим вопросам, которые он сегодня затрагивал, поддержка предпринимательства и так далее, и тому подобное. Есть пункты, в которых он вроде бы совпадает с Путиным, но эти пункты являются одновременно самыми фантастическими. Например, создать 25 миллионов рабочих мест в каких-то новых отраслях экономики, не сырьевых, а каких-то новых. При этом нам не говорят, какие это отрасли, как их будут создавать. Цифры совершенно фантастические.

Михаил Соколов: Там много интересных цифр. Продолжительность жизни в России должна увеличиться через шесть как минимум на четыре года, есть шансы достичь в 1918 году уровня 75 лет. Безработица в России не должна превышать 5 процентов. Не менее 5 университетов России должны войти в сотню лучших вузов России. Честно говоря, мне эти все заклинания Медведева напоминают лозунги ЦК КПСС к 1 мая. А вам?

Сергей Митрохин: Ну, что-то в этом есть первомайское. Кстати, хочу обратить внимание на эту цифру - 5 процентов безработицы. Откуда возьмутся эти безработные, если будут созданы 25 миллионов новых рабочих мест? Это же будет означать полное, тотальное уничтожение безработицы как таковой. Но нам сказали, что нет, 5 процентов все-таки останется. Ну, это вот такая несуразность, которая показывает, что все эти планы носят, конечно, чисто умозрительный, пиаровский характер, в реальности в лучшем случае мы получим какие-то косметические мероприятия наподобие тех, которые сегодня называются с пафосом политической реформой, а на деле вылились в то же, что и всегда, по выражению Черномырдина.

Михаил Соколов: На Госсовете как раз Дмитрий Медведев заявил: «Демократия больше не является бранным словом, ее престиж восстановлен, а перспективы в нашей стране гарантированы. Прямые выборы губернаторов, свободная регистрация партий, новый порядок парламентских выборов свидетельствуют и о более высоком уровне политической культуры в обществе». У вас есть комментарий к этому замечательному заявлению?

Сергей Митрохин: Ну, может быть, действительно, демократия не такое сегодня ругательное слово, как 5-10 лет назад.

Михаил Соколов: По крайней мере, на государственных каналах.

Сергей Митрохин: Но я не думаю, что это заслуга Медведева. Это, скорее, заслуга Путина. Демократию стали вспоминать с более добрыми чувствами, потому что поняли, что та автократия, которая у нас сейчас, все-таки ассоциируется в первую очередь с Путиным, она уже завела нас всех неизвестно куда. И люди начинают понимать, что демократия – единственная альтернатива тому загниванию, воровству, коррупции, произволу и так далее, которое творится сегодня, и одновременно ругательными становятся такие словосочетания, как «вертикаль власти» и даже имя Путина становится ругательным. Что касается выборов губернаторов, было смелое заявление сначала, что их вернут, а потом оказалось, что будут фильтры, и страшнее всего даже не президентский фильтр, который фигурировал с самого начала в тексте этого законопроекта, а именно муниципальный фильтр. Потому что муниципалы у нас – это сплошь люди подневольные, в основном члены «Единой России», и даже если беспартийные, они возьмут по козырек любому решению и на своем уровне, и на вышестоящем. И через этот фильтр не пройдет никакая оппозиция, никакой независимый кандидат. Если бы в Ярославле такой фильтр применялся бы к выборам мэра, то Евгений Балашов точно не стал бы кандидатом в мэры. А берут пример с Франции, нам все время пропагандируют разные страны, причем как-то выборочно, в одной стране одно берут, в другой другое, но во Франции эти муниципальные депутаты принадлежат к разным партиям, а у нас он зависят от одной партии.

Михаил Соколов: И там еще очень хитрая разбивка вводится разбивка, что надо столько-то процентов депутатов, и чтобы было представлено столько-то муниципальных образований. Выглядит это очень странно с точки зрения конституции, потому что самоуправление отделено от государственной власти. Почему государственного чиновника должны «фильтровать» люди из самоуправления? Почему этим людям доверяют, а избирателям или партиям не доверяют?

Сергей Митрохин: Хочу уточнить, местное самоуправление не входит в систему органов власти.

Михаил Соколов: Тем не менее, они не являются представителями государства. Почему муниципальные депутаты наделяются особыми правами?

Сергей Митрохин: Вы абсолютно правы. Местное самоуправление не должно заниматься такими делами, которые ему непосредственно не делегировало государство, дав под это еще и финансовые ресурсы. Но у нас об этом принципе конституции давно забыли, у нас навязывают местному самоуправлению, например, смешанную систему выборов, что противоречит конституции, потому что органы местного самоуправления сами должны определять, какая у них система выборов. Местные сообщества должны сами решать этот вопрос. Ну и здесь, в этом вопросе по организации фильтра, конечно же, напрочь забыли о конституции и придумали что-то такое, не очень понятное.

Михаил Соколов: Сегодня произошла очередная рокировка в партии «Единая Россия». Владимир Путин заявил, что после инаугурации сложит полномочия как председатель партии, и предложил на этот пост нынешнего президента и будущего премьера Дмитрия Медведева. Это произошло с представителями партии «Единая Россия». Владимир Путин подтвердил, что после инаугурации, 7 мая, намерен предложить Дмитрия Медведева на должность премьера. И 8 мая мы узнаем, возможно, кто будет в этом правительстве. Как вы оцениваете эту рокировку внутри партии «Единая Россия»?

Сергей Митрохин: Рокировка вполне номенклатурная, премьеру с некоторых пор положено возглавлять эту партию.

Михаил Соколов: А Путин будет общенациональный лидер плюс еще вождь Объединенного народного фронта.

Сергей Митрохин: Да, и для Путина это сегодня правильно решение, потому что «Единая Россия» для него обуза. Реформировать ее невозможно, создавалась она не для того, чтобы в ней была какая-то самостоятельная жизнь, а без самостоятельной жизни никакая партия существовать не может. «Единая Россия» - это такой административный механизм для решения электоральных задач путем применения административного ресурса. Поэтому Путин сбрасывает эту обузу на Медведева, а сам, видимо, будет возглавлять другую структуру, которая со временем может и потеснить или вообще заменить «Единую Россию», например, тот же самый Народный фронт. К следующим выборам его могут объявить новой партией...

Михаил Соколов: И растворят «Единую Россию» в нем?

Сергей Митрохин: Растворят, да, и произойдет якобы такое обновление. Наверное, что-то такое планируют кремлевские политтехнологи, судя по этим перестановкам.

Михаил Соколов: И что получится? «Единая Россия» усилит премьера Медведева, Медведев усилит «Единую Россию» или они друг друга будут топить?

Сергей Митрохин: Я думаю, что «Единая Россия» Медведева ослабит, но вся эта рокировка с самого начала его ослабляет как политика, он становится фигурой, находящейся в очень неудобной позиции.

Михаил Соколов: Один коллега-политолог сказал, что для этого поста человека, озвучивающего чужие мысли, это идеальная фигура – такой заметный пустозвон, как Дмитрий Медведев.

Сергей Митрохин: Я бы не стал так жестко, тем более что он сейчас уходит...

Михаил Соколов: Да недалеко он уходит-то!

Сергей Митрохин: Недалеко, да. Он пытался быть самостоятельным, на самом деле, пытался, и даже иногда достаточно жесткие заявления делала, расходящиеся в политикой Путина, но коридор возможностей, который был определен ему Путиным, был очень узок.

Михаил Соколов: Освободить Мохнаткина – великое достижение.

Сергей Митрохин: Да или, например, снизить барьер численности партий, но при этом оставив запрет на избирательные блоки. Но дело в том, что Медведев очевидно пытался всем представить, что он – полноценный, нормальный президент, который реализует некие реформы, меняет ситуацию в стране, и совершенно очевидно, что здесь желаемое выдавалось за действительное.

Михаил Соколов: Он сказал: «Наше общество стало другим, стало более открытым, успешным, страна стала комфортнее и привлекательнее для жизни. Но, по-моему, это не соответствует действительности, прямо скажем.

Сергей Митрохин: Да, мягко говоря, это, конечно, не соответствует действительности, также как и эти самые политреформы, о которых мы только что говорили. Просто странно, что человек думает, что в это поверит еще кто-то, кроме него самого, что в это поверит народ, в то что он сейчас говорит. Мне кажется, ему надо было бы модальность своего выступления построит несколько иначе.

Михаил Соколов: «Если бы президентом был я...» Вы бы что на его месте сделали?

Сергей Митрохин: На месте президента? Вы хотите, чтобы я изложил программу партии «Яблоко»? Я говорю, некоторые вещи он говорит абсолютно правильные. Я бы много чего сказал, о чем Медведев не говорит, но возьмем хотя бы то, что сказал он. Та же самая борьба с коррупцией – здесь действительно нужно много чего делать, и, к сожалению, это ничего не делается.

Михаил Соколов: Вот уже чиновники о расходах будут отчитываться вроде как.

Сергей Митрохин: По расходам законопроект, который сейчас внесен Медведевым, он ничего практически не решает. Мы попытались участвовать в доработке этого закона, некоторые наши поправки даже были приняты, например, чтобы расходы чиновников вывешивались в интернете, но не принята самая главная поправка «Яблока», которая сделала бы этот закон осмысленным. Мы предлагали, чтобы чиновник декларировал каждую крупную покупку, например, свыше 100 тысяч рублей, в зависимости от региона парламент должен установить эту норму. Тогда появляется реальная основа для изучения его доходов, расходов, их соответствия и так далее. А сейчас по этому законопроекту чиновник только в том случае, если он делает покупку, превышающую доход его личный и супруги, и при этом эта покупка не соответствует его декларациям о доходах и имуществе, вот только тогда он обязан представить данные. При этом порядок предоставления непонятен. То есть, на самом деле, с этим законом о декларации расходов происходит та же история, что и со многими другими инициативами Медведева. Как в народе говорят: замах на рубль – удар на копейку. Вот здесь и получается, что ничего этот закон не даст, как не дали и те законы, которые принимались раньше. А все упирается в статью 20-ю Международной конвенции о борьбе с коррупцию, которую не подписала Россия, не ратифицировала, соответственно, в российском Уголовном кодексе нет статьи «Незаконное обогащение». И проверки эти все выливаются только в такую вот угроза пальцем. Вот погрозили пальцем чиновникам, где-то придали гласности, но никаких последствий не вытекает для него из противоречия поданных деклараций. Вот, кстати, я в соответствии с нашим проектом партии «Яблоко», антикоррупционным, вчера направил в комиссию Госдумы по борьбе с коррупцией информацию о 6 депутатах, которые очень сильно противоречат в своих декларациях, непонятно, откуда у них взялись очень дорогие машины, квартиры.

Михаил Соколов: А депутаты какой партии?

Сергей Митрохин: В основном, конечно, «Единая Россия», один из них – член КПРФ. В прошлом году я отправлял по 7 депутатам, в том числе по Борису Грызлову, но последствия какие? Практически никаких.

Михаил Соколов: Борис Грызлов не председатель Думы.

Сергей Митрохин: И даже не депутат. Может быть, это и сыграло роль. Но некоторые из тех депутатов так и остались в Думе. Мне ответил тогда Нарышкин, он был руководителем администрации тогда, что на депутатов соответствующие нормы не распространяются, и особо проверять их некому. Правда, уже сегодня создали комиссию в Думе и Совете Федерации.

Михаил Соколов: Посмотрим, какие будут результаты. Елена нам на сайт написала: «Очень хочу услышать мнение Митрохина, что делать оппозиции дальше? Уважаю его мнение».

Сергей Митрохин: Оппозиция должна действовать активно, предлагать альтернативу всему, что сегодня творится в стране, что делает власть. Мы в «Яблоке» и пытаемся этим заниматься. Оппозиция должна активно работать с гражданским обществом. После массовых митингов возникли какие-то ожидания в обществе. Если сейчас эти ожидания не будут как-то оправдываться, то многое окажется сделанным просто впустую. Поэтому сегодня надо предлагать различные формы активности гражданскому обществу. Это не только массовые митинги, а, например, работа на муниципальном уровне.

Михаил Соколов: У вас тут прошел конгресс муниципальных депутатов.

Сергей Митрохин: Да. У нас, кстати, очень серьезно вырос уровень представленности в московских муниципальных собраниях – в 20 раз в сравнении с предыдущими выборами. У нас было 2 депутата, сейчас стало 45 депутатов.

Михаил Соколов: Но их же там около тысячи, наверное.

Сергей Митрохин: Да, но это реальный успех.

Михаил Соколов: Без полномочий, правда.

Сергей Митрохин: Поэтому мы и собирали в прошедшее воскресенье независимых муниципальных депутатов, где-то 120 человек к нам пришло, и ставили вопрос о том, что надо вернуть полномочия органам местного самоуправления в Москве. Те полномочия, которые были изъяты за последние 10 лет, не только при Лужкове, но и при Собянине этот процесс продолжился.

Михаил Соколов: Так они вам и отдадут!

Сергей Митрохин: Мы не собираемся просить, мы собираемся требовать. Была принята резолюция форума, выдвинуто требование к Собянину – обеспечить реальный уровень самоуправления в Москве. Кстати, мы пригласили на это заседание англичанина, который рассказал, как местное самоуправление организовано в Лондоне.

Михаил Соколов: Ну, ваши депутаты не в Лондоне же находятся.

Сергей Митрохин: Это просто показывает, что городская жизнь не пойдет прахом, если больше прав будет у местных депутатов.

Михаил Соколов: Это понятно, что это демагогия, что нельзя отдавать какие-то функции муниципальным депутатам, это все понятно. Вопрос в том, какими методами добиваться.

Сергей Митрохин: А есть простой метод, я его и предложил депутатам – право законодательной инициативы. Мы разработали поправку, которая наделяет органы самоуправления реальными правами. Мы не требуем отдать им все, что положено по федеральным законам, мы понимаем, что это не реалистично, но какие-то базовые функции. Например, участие в планировании своей территории, организации благоустройства. Мы раздали эту поправку и сказали, что он в порядке законодательной инициативы могут принять ее на своих муниципальных собраниях, и внести в Мосгордуму.

Михаил Соколов: Ну, оттуда ее и вынесут.

Сергей Митрохин: Почему же? Мы будем вместе бороться, организовывать акции в поддержку. Вот, кстати, одно из направлений работы оппозиции – сплотиться сегодня для отстаивания прав местного самоуправления, если говорить конкретно о Москве. Москва ущемлена в этих права по сравнению с другими регионами.

Михаил Соколов: Петербург тоже.

Сергей Митрохин: А сейчас территория Москвы в старых границах ущемлена по сравнению с вновь присоединяемыми территориями. На этих новых территориях местное самоуправление будет функционировать с гораздо большими правами.

Михаил Соколов: Ну, недолго она будет так функционировать. Там уже и префектов назначали, насколько я понимаю.

Сергей Митрохин: Префектов там назначили, но местному самоуправлению оставили те права, которые были до прирезании. Получается вопиющее неравенство на территории одного субъекта Федерации.

Михаил Соколов: Сходите в Конституционный суд.

Сергей Митрохин: Если надо, то пойдем. Мы будем использовать все возможности, которые есть, даже теоретические, даже чисто формальные.

Михаил Соколов: Владимир Шутов из Тверской области: «Поддерживаете ли вы «Марш миллионов», запланированный на 6 мая в Москве?»

Сергей Митрохин: Да, мы поддерживаем, примем участие. Просто организаторы марша ведут себя достаточно странно, они полностью игнорируют оргкомитет по проведению массовых акций, который был создан в декабре. Я даже не знаю, кто там организаторы, Сергей Удальцов, кто-то еще... Например, «Яблоко» - член оргкомитета, который создавался, и там есть представители разных политических сил, разных партий, там, кстати, и КПРФ представлена была. А сейчас вдруг про это все забыли, и отдельные силы выступают с какими-то инициативами, ни с кем их не согласовывая.

Михаил Соколов: Ну, и результат будет соответствующий.

Сергей Митрохин: Мы, конечно, примем участие и призовем сторонником туда пойти, но эффект будет очень слабый. Началась дезорганизация, каждый тянет одеяло на себя.

Михаил Соколов: Ну, не зря партии по 500 человек разрешили.

Сергей Митрохин: А теперь, да, разделяй и властвуй – один из древних принципов, которым руководствуется наша власть. Партий будет много, никаких шансов у них попасть ни в один парламент не будет, они растащат голоса избирателей, и в результате избиратели будут минимально представлены в парламентах всех уровней.

Михаил Соколов: Вот вопрос пришел по СМС: «Как Митрохин оценивает протестных вождей из Лиги избирателей?»

Сергей Митрохин: Я уважительно отношусь. Мы с Лигой избирателей подписали договор накануне 4 марта, у нас было очень активное взаимодействие. Благодаря Лиге избирателей мы получили возможность направлять наших наблюдателей партии «Яблоко» на избирательные участки, потому что мы сами не могли, мы только от газеты «Яблоко России» могли, а у наблюдателей от прессы ограниченные права. Я их деятельность оцениваю очень высоко, отношусь к ним очень уважительно. Эти люди взвалили на себя очень серьезную миссию и с ней справляются.

Михаил Соколов: Юрий Белов спрашивает: «Подписали ли вы обращение «Путин должен уйти», под которым подписалось более 130 тысяч человек?»

Сергей Митрохин: Да, наши подписи там есть. На митингах, которые проходили в декабре, в разных вариациях эту мысль повторял и я, и Григорий Явлинский. Надо только отдавать себе отчет, кто от заклинания и даже подписных кампаний, к сожалению, особенно ничего меняться не будет. Нужна системная работа в этом направлении. Кстати, во всех программных документах «Яблока» последних десяти лет эта идея присутствует – о том, что правящая группировка во главе с Путиным ведет страну в тупик, поэтому мы предлагаем свою альтернативу системе Владимира Путину, которую он и сейчас продолжает олицетворять и возглавлять.

Михаил Соколов: Считаете ли вы третий срок Путина легальным юридически?» - Алмаз спрашивает.

Сергей Митрохин: Я знаю, что есть мнение о том, что Путин юридически не мог пойти на третий срок, но все-таки это лукавое слово «подряд» в конституции является зацепкой для тех юристов, которые вам всегда скажут, что он имел на это право. Повод для интерпретации третьего срока Путина как абсолютно законного... этих поводов много. Вот подряд он не был президентом. Он изменил руками Медведева конституцию, и там предписаны новые сроки. Теперь он считает, что может все эти сроки отбыть в должности президента.

Михаил Соколов: Вот Дмитрий интересуется: «Представьте для гротеска, что Путин будет править 12 лет. Что делать оппозиции? Ложись да помирай?»

Сергей Митрохин: Если мы занимаемся политикой, мы должны ставить какие-то задачи и их решать. Мы должны поставит задачу не допустить правления Путина еще на один срок после истечения этого срока. А возможно, и добиться того, чтобы до истечения шестилетнего срока Путин ушел. Мы политики, мы должны ставить перед собой такие задачи. Иначе бы мы политикой не занимались.

Михаил Соколов: Господин Максимов из Старого Оскола интересуется: «Устраивает ли оппозицию то количество граждан, которое ее поддерживает? И что она собирается делать, чтобы донести свою позицию до большего числа граждан?»

Сергей Митрохин: Я не могу говорить за всю оппозицию, она у нас очень разнородна, и все сегодня идут, кто в лес, кто по дрова. Мы собираемся расширять сферу своего влияния, и у нас это во многом получается. Откуда взялись эти протесты в декабре во многом? Он наших наблюдателей, которые пришли в «Яблоко».

Михаил Соколов: Кстати, на сайте вас благодарят, что дали возможность поучаствовать в качестве независимого наблюдателя.

Сергей Митрохин: Это же не просто так случайно получилось, а была проделана работа. Когда я пришел на пост председателя партии, я сказал, что это один из приоритетов. Это было особенно актуально после выборов 2007 года, когда у нас было очень слабое наблюдение. И мы в Москве с этим приоритетом справились, я считаю, именно наши наблюдатели оказались наиболее подготовленными, мы организовали обучение, и наблюдатели послужили детонатором общественного возмущения. От них пошла вся информация в интернет, большинство информации, и поэтому, кстати, по всем опросам, которые проводились на митингах, партия «Яблоко» на первом месте среди участников, чуть ли ни 40 процентов нам дают. Значит, какие-то вещи мы делаем правильно, и надо продолжать их делать. И конечно, распространять эту практику на другие регионы, не ограничиваясь Москвой. Вот сейчас мы этим и занимаемся.

Михаил Соколов: Возьмем вопросы от слушателей. Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Недавно уходящий президент выдвинул кандидатуры новых губернаторов, и Алексей Островский, член ЛДПР, – один из таких кандидатов, который ни дня нигде не работал, в то время как Олег Шеин, тоже оппозиционер, например, доказывает свое право голодовкой. И второе, объясните мне, что происходит с социал-демократией?

Михаил Соколов: Левый альянс создан сегодня.

Слушатель: Да, Левый альянс имени семьи Гудковых – это попытка распустить партию Миронова или мина под коммунистов?

Сергей Митрохин: По первому вопросу, вы сравнили Шеина с Островским, но сравнение некорректное. Шеин – оппозиционный политик, по крайней мере у себя в Астрахани, что касается ЛДПР, она не является оппозиционной партией. Посмотрите, как она голосует в Госдуме.

Михаил Соколов: То есть ее наградили.

Сергей Митрохин: Это не то что бы награда, а я думаю, что это результат торга Владимира Вольфовича с Кремлем по поводу каких-то вопросов, например, тех же самых голосований. Жириновский – политик достаточно искусный.

Михаил Соколов: Кстати, только что прошло голосование второго чтения закона о губернаторах, и ЛДПР голосовала за этот закон, в том числе и за фильтр.

Сергей Митрохин: Я ходил в Госдуму, нас приглашали выступать, в Совет Федерации по этому так называемому пакету политической реформы, и очень интересно. Все ругают законы, которые внес Медведев, депутаты, проклинают, в том числе и депутаты «Единой России», и члены Совета Федерации от «Единой России», но потом все выходят и дружно голосуют «за». Удивительный парадокс.

Михаил Соколов: Это дисциплина называется, они так подобраны, номенклатура.

Сергей Митрохин: Да, и это касается и Жириновского. Во всех своих публичных выступлениях он клеймит все законы, начиная так: мы за это проголосуем, но...

Михаил Соколов: Но вас тоже могут упрекнуть, у вас же Игорь Артемьев находится в правительственной структуре – Федеральной антимонопольной службе. Наверное, вы хотите его сохранить там.

Сергей Митрохин: Мы много раз на этот вопрос отвечали. Там, где реально мы можем чего-то добиться, например, противодействия монополизму, а не заниматься изображением бурной деятельности для пиара, там мы будем работать. Да, мы оппозиция, но если у нас есть участок в правительстве, на котором мы можем реально помочь стране, мы этот участок возьмем.

Михаил Соколов: То есть это не влияет на политическую позицию партии, вы не становитесь более лояльными?

Сергей Митрохин: Нет. Разве то, что я говорил по поводу Путина, можно как-то еще...

Михаил Соколов: Ну, как сказать, Жириновский тоже говорит одно, а делает другое.

Сергей Митрохин: Я думаю, что Игоря Артемьева никто не уличит в том, что он, например, подыгрывает каким-то коррупционерам, олигархам, чиновникам. Кстати, 94-ый закон разработан активистами партии «Яблоко», работающими в ФАСе, под руководством Артемьева. Так этот 94-ый закон – это главный инструмент сегодня борьбы с коррупцией.

Михаил Соколов: На госзакупках, да.

Сергей Митрохин: На чем сделал Алексей Навальный свой проект РосПил? На 94-м законе, разработанном партией «Яблоко». Если бы у нас не было позиции в ФАСе, разве мы могли бы этот закон провести? Кстати, на этот закон сейчас пошло агрессивное наступление как раз коррупционных лоббистов, и его уже очень серьезно урезали, например, исключили строительный заказ из этого закона, то есть ослабляют его. Это был очень серьезный удар по корруционным схемам у нас в стране, поэтому сейчас пытаются отыграть обратно. А по поводу социал-демократии, я им желаю успеха! Получится...

Михаил Соколов: Это ваш союзник?

Сергей Митрохин: Мы туда направили наблюдателя – Анатолия Голова, который у нас возглавляет социал-демократическую фракцию внутри «Яблока».

Михаил Соколов: Они же не создают партию, они создают что-то вроде коалиции.

Сергей Митрохин: Они создают движение. Поэтому мы можем каким-то образом с ними взаимодействовать, в том числе и организационно. Мы приняли решение направить туда наблюдателя. Мы готовы к сотрудничеству с этим социал-демократическим союзом. Туда вошло много уважаемых людей. Если у них что-то получится, мы будем только рады. Надеюсь, что получится.

Михаил Соколов: Ваши кандидаты будут участвовать в выборах в Омске и Красноярске, выборах мэров в начале лета?

Сергей Митрохин: В Омске мы выдвинули кандидата, это член партии Александр Коротков, который начинал работать с Полежаевым, был вице-губернатором, но когда Полежаев начал реализовывать схемы, связанные с Абрамовичем, «Сибнефтью» и так далее, он по принципиальным соображениям ушел. Это было в конце 90-х годов. Это авторитетный человек в Омске, его там хорошо знают, у него чистая репутация. Я думаю, что это достойная кандидатура. По Красноярску мы пока думаем. У нас там не такая активная региональная организация, она находится в стадии трансформации, поэтому пока не могу сказать, будет ли у нас там кандидат. Возможно, мы поддержим кого-то из кандидатов, которые уже выдвинулись.

Михаил Соколов: Федор из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Что вы думаете о дальнейшей судьбе движения «Наши»?

Сергей Митрохин: «Наши», «Молодая Гвардия», всякие «Местные» и так далее – это инструментарий нашего авторитарного режима. Наш авторитарный режим, возглавляемый Путиным, режим не банальный, он гораздо более изощренный, чем был, например, режим Мубарака или Каддафи. У него очень много средств воздействия на общество, на страну, на населения. Это средства манипулятивные, технологии, связанные с телевидением, и так далее. И вот молодежные движения прокремлевские – это такие инструменты, при помощи которых власть сохраняет саму себя. Их создавали превентивно, под руководством Владислава Суркова и сохранял с прицелом на то, что они будут своими методами работать с обществом, с молодежью, будут создавать из молодежи отряды таких вот хунвейбинов. Я с ними не раз сталкивался, они постоянно мне звонят, терроризируют по телефону, были даже физические столкновении, он на меня напали, когда была акция «Белое кольцо», не давали мне пройти, и мне пришлось вырваться на проезжую часть, чтобы они от меня отстали.

Михаил Соколов: Ну, они, наверное, будут нужны и новой власти.

Сергей Митрохин: Пока персонаж один остается у нас, поэтому ничего с ними не случится. Их будут продолжать финансировать. Я считаю, что, конечно, когда власть такими вещами занимается, это растление молодежи, то есть это просто из людей делают холуев с самого начала их сознательной жизни, и такими они будут оставаться до конца, скорее всего. Но это такой контингент людей, на который опирается нынешняя власть.

Михаил Соколов: Интересуются вашей позицией, что происходит с Русской православной церковью? Все эти молитвенные стояния, критика в связи с морально уязвимым поведением руководителей РПЦ, навязывание своих позиций через государственные органы.

Сергей Митрохин: Очень много вопросов, конечно, в связи с деятельностью именно руководства Русской православной церкви. При этом я знаю, что очень серьезная критика исходит от верующих людей. Вот это очень важно, что надо разделить все-таки, отделить московскую патриархию от православия, от христианства и так далее. Потому что очень часто нас, когда мы критикуем какие-то действия РПЦ, некоторые ее представители объявляют врагами религии.

Ничего подобного, среди членов партии «Яблоко», например, очень много верующих людей. И Григорий Алексеевич Явлинский, кстати, является глубоко верующим человеком. Но это не означает, что мы должны принимать абсолютно некритично все, что делает та же самая патриархия. У нас есть большие вопросы по имущественным притязаниям РПЦ, которая считает, что всю собственность, которая была у нее до революции, ей надо вернуть. Насколько мне известно, все церковные земли принадлежали государству.

Михаил Соколов: Да, это все в 1917 году государственное имущество было.

Сергей Митрохин: И почему сегодня то, что хочет присоединить себе патриархия, почему она имеет на это право?
Иногда она вступает в конфликт со светскими интересами. Например, парк Таганский хотели в свое время присоединить к Покровскому монастырю, - на каком основании? Только разозлили граждан, и мы им помогали, удалось парк отстоять. Но такие претензии во многих местах. Дворцы на Черноморском побережье...

Михаил Соколов: Интересуются, пойдете ли вы на инаугурацию Владимира Путина?

Сергей Митрохин: Я думаю над этим вопросом. Пока мы приглашение не получали. Я думаю, что мы не пойдем, но решение будет приниматься коллегиально. Мы не пойдем, как минимум, потому что мы знаем о множестве нарушений, которые осуществлялись 4 марта, уже по одной этой причине.

Михаил Соколов: Но судиться партия будет продолжать?

Сергей Митрохин: Мы сейчас продолжаем судиться по 4 декабря. По 4 марта мы не можем судиться, мы не участники выборов, нас отстранили от выборов довольно экстравагантным способом.

Михаил Соколов: Кстати, как здоровье Григория Алексеевича Явлинского?

Сергей Митрохин: Очень хорошо. Он сейчас находится в Санкт-Петербурге, где выполняет свои прямые обязанности депутата Заксобрания.

Михаил Соколов: Желаем Григорию Явлинскому здоровья, а вам – хорошей политической деятельности. И может быть, какой-нибудь суд выиграете по выборам, в конце концов, а то как-то все не получается в этой системе.

Сергей Митрохин: 40 судов, 2 победы по выдворению наблюдателей.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG