Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хлестаков угодил-таки в тюрьму!" (Барнаул)


Барнаул. Театр строгого режима играет Гоголя. Фото Андрея Чурилова.

Барнаул. Театр строгого режима играет Гоголя. Фото Андрея Чурилова.



Вместо трех звонков перед началом спектакля – звенит сигнализация. Вместо гардероба и буфета – металлические заборы и колючая проволока. Кроме зрителей, за актерами наблюдают бдительные контролеры и охранники.

В колонии строгого режима N3 под Барнаулом действует Театр строгого режима. Он поставил уже два спектакля – «Про Федота-стрельца», по пьесе Леонида Филатова, и «Ревизор», по Гоголю. Актеры – сами заключенные, они играют и мужские, и женские роли. Сами делают реквизит и шьют костюмы. Репетируют в свободное время, - свободное от работы на производственном участке и пребывания в штрафном изоляторе. Роли учат перед сном и рано утром. Говорят друг с другом фразами из пьес, в разговорах с сотрудниками колонии оправдываются – «Отстрадаю, отслужу, к угнетающей верхушке больше не принадлежу!». Выступают перед другими заключенными, а также перед родствениками и близкими, которые навещают их в колонии.

Театральная жизнь многих увлекла всерьез. Как, например, Дмитрия Бугу. Он сыграл в обоих спектаклях и надеется раскрыть на сцене еще немало образов. Сидеть ему осталось 13 лет – из 21 года, которые Дмитрий получил за убийство и разбойное нападение.

Дмитрий Бугу: «Я все это делаю ради своей семьи, детей. Ну и для себя. Чтобы не терять время в колонии, а развиваться. Чтобы жизнь была красивей, разнообразной. Стану более артистичным, пластичным. Буду совершенствовать своим вокальные данные и артистические способности. Ну и сами произведения узнаю, какую-то литературу хорошую. На воле этого не было… «Ревизор» и теперь актуален – идет в России борьба с коррупцией, мы маленько напоминаем всем, что, что воровать и брать взятки – стыдно, нехорошо…Неловко выходят обманы, предательство и трусость».

Олег Купчинский: Руководят театральным процессом в колонии педагог Вера Нятина и студент Алтайской Академии культуры Семен Ваулин. За основу они взяли методику Алекса Дауэра,
Английского режиссера, автора проекта "Театр в тюрьме". Вера и Семен верят в терапевтическую силу театра и в то, что творчество заключенных способствует их социальной реабилитации.

Вера Нятина: «Я не интересуюсь тем, за что они сидят. Какие преступления за плечами у каждого. Но вижу, что они меняются, становятся дружнее, как-то эмоциональнее, заменяют друг друга в ролях, поддерживают»

Олег Купчинский:Сейчас заключенные хотят сыграть в пьесе о современной жизни, а также пробуют в более сложном для себя жанре кукольного спектакля.
Кроме театра в колонии N3 выходит и литературный сборник «Поэзия строгого режима», заключенные пишут о любви к России и к женщине. Выпускается также журнал «Деловая тройка» - он рассказывает о жизни в колонии. В планах – создание своего телевидения и радиостанции.

Автор всех этих проектов – майор Константин Козинцев, заместитель начальника колонии по воспитательной работе. Он считает, что такая работа с заключенными –это не показуха и не «для галочки». По его словам, они начинают задумываться о новых для себя вещах, открывать новые миры и по-иному оценивать свою собственную жизнь:

Константин Козинцев: «Это важный элемент ресоциализации заключенных. В стихах, к примеру, они стараются быть искренними и открытыми. В театре, играя какие-то роли, осмысливают не только саму пьесу, но и свою собственную жизнь. Психологи их тестировали до и после репетиций - изменения в лучшую сторону значительны».


Олег Купчинский: После освобождения этих людей вряд ли примут на работу в профессиональные театры. Но вот недавно освободился Алексей Кошелев, вернулся в свое село и создал там народный театр. Талантливых людей в колонии номер 3 немало. Правда, жизнь такова, что многие уже не мыслят свое существование вне зоны. Не могут найти работу и применение своим новым способностям и интересам.

Возле местного клуба стоит бюст Михаила Евдокимова, актера и губернатора. Его сделал заключенный-скульптор - самоучка Анатолий Сенин. В общей сложности он отсидел 32 года из 54 лет своей жизни. Сделал скульптуры Петра 1, Ермака, Георгия Победоносца, они стоят во многих исправительных колониях России. Но вот недавно он приходил в гости к начальнику колонии и попросился обратно - мол, специального образования у него нет, а значит - нет работы, нет заказов. А без творчества бывший заключенный Анатолий Сенин уже не может жить.
И получается, что песня Высоцкого, которую поют заключенные в спектакле Ревизор – она об их собственной драматичной судьбе.
XS
SM
MD
LG