Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государство заплатит за Игры в Сочи


Дмитрий Медведев на олимпийской стройке в Сочи. 5 января 2012 г

Дмитрий Медведев на олимпийской стройке в Сочи. 5 января 2012 г

Союз биатлонистов России упразднил должность главного тренера сборных страны. Государство берет на себя 90% затрат на олимпийские стройки. Футбол в закрытых помещениях – реальное спасение от мороза. Эти темы освещаются в российской спортивной прессе.

Алексей Пономарев на сайте "Лента.Ру" сообщает, что Союз биатлонистов России принял решение уволить главного тренера мужской и женской биатлонных сборных Валерия Польховского и вообще упразднить эту должность. Польховский, со своей стороны, позабавил общественность словами о том, что узнал о своем увольнении из интернета. А предварил все это скандал с участием президента СБР Михаила Прохорова, его предшественника Александра Тихонова и министра спорта России Виталия Мутко. При этом в спорах стороны зачем-то всуе поминали Дмитрия Медведева и Владимира Путина.

Причиной для обострения обстановки в биатлонном сообществе стал разбор полетов по итогам провала российских спортсменов на чемпионате мира в Рупольдинге. Мировое первенство закончилось 11 марта, россияне на нем завоевали две бронзовых медали: одну – мужская команда и одну – женская. Такого слабого результата наша биатлонная сборная ранее не показывала никогда.

Мер, которые должны как-то исправить ситуацию, ждали прежде всего от СБР, однако свою позицию по этому поводу не преминул высказать и глава Минспорттуризма. 17 апреля Виталий Мутко дал понять, что "в сборной должны полететь головы", но отдал право первого слова ведомству Прохорова, добавив: "Я, в отличие от них, в прямом эфире никого не снимаю" (намек на увольнение старшего тренера российских биатлонисток Анатолия Хованцева 12 марта 2011 года прямо во время эстафетной гонки).

18 апреля Прохоров ответил на шпильку со стороны Мутко без лишних экивоков. "Мы все уже давно привыкли к нашему всенародно любимому спортивному министру с говорящей фамилией. Когда имеют место неудачи в отдельных видах спорта, да еще и в сочетании с общим весенним обострением (что было уже не раз), происходит по старой традиции очередное 'мутко' вокруг биатлона", – написал глава СБР в своем ЖЖ.

Прохоров, в частности, раскритиковал слова Мутко о том, что "федерация биатлона должна собрать президиум, рассмотреть предложения государства и – согласиться с ними; если до 1 мая этого не произойдет, мы нажмем на свои рычаги", а также о том, что "финансирование (федерации биатлона – прим. "Ленты.ру") на 90 процентов лежит на плечах государства, а Министерство спорта реализует только те проекты и программы, которые само утвердило".

"Действительно, до моего прихода в Федерацию так оно, наверное, и было. Спросите любого, кто был в биатлоне тогда и сейчас, как теперь обстоит дело с финансированием. Что касается смены тренеров, уважаемому министру следует почитать закон 'О спорте'", – прокомментировал слова Мутко Прохоров. Он также выразил надежду, что "весеннее обострение успокоится, а мы продолжим работать, причем каждый займется своим делом: министр, как всегда – в основном – футболом, а изредка – туризмом и другими видами спорта; наша же команда – биатлоном".

На следующий день в газете "Коммерсантъ" глава СБР опубликовал статью "Биатлон России – 2012: взгляд изнутри", с подробным разбором неудач российской сборной и ситуации в нашем биатлоне в целом. В частности, Прохоров упомянул о серьезном техническом отставании России – отсутствии собственных современных разработок в области экипировки: лыж, смазок и т.д. При этом он отметил, что за последние три года была выстроена стратегически правильная структура подготовки спортсменов.

"Система финансирования российской сборной совместно с Минспорттуризма является, на мой взгляд, практически оптимальной при данной (не очень эффективной) системе управления большим спортом в стране, и СБР уже близко подошел к пределу своих возможностей как отдельно взятой федерации (за исключением внутренней коммуникации между тренерами)", – написал Прохоров.

Как выяснилось далее, обстоятельный текст руководителя СБР в "Коммерсанте" заинтересовал общественность в меньшей степени, чем его выпад в адрес Мутко. К вечеру 19 апреля сразу несколько спортивных чиновников выступили в поддержку главы Минспорттуризма (а заодно и с критикой Прохорова), проявив удивительное единодушие.

"Слова о недостаточном внимании Виталия Леонтьевича другим видам спорта, кроме футбола, не соответствует действительности. Во всем, что касается фигурного катания, министерству и лично Виталию Мутко я ничего, кроме благодарности, сказать не могу", – заявил президент Федерации фигурного катания России (ФФКР) Александр Горшков.

"Высказывания Михаила Прохорова в адрес Виталия Мутко – необъективные, некрасивые и совсем нетактичные. Тем более, сделаны они в оскорбительном тоне. <...> Хотелось бы верить, что Прохоров написал все это сгоряча", – сказала президент Федерации лыжных гонок России (ФЛГР) Елена Вяльбе. Она также, пользуясь случаем, обратилась к Путину и Медведеву с просьбой оставить Мутко во главе Минспорта в новом правительстве.

Подвел черту со свойственной ему помпой бывший глава СБР (а ныне человек, не имеющий прямого отношения к биатлону) Александр Тихонов. "Это оскорбление даже не в адрес Мутко, а в адрес государственной власти. Вы уже слышали, как заместителя руководителя администрации Президента Владислава Суркова Прохоров обозвал "кукловодом". Его нынешнее поведение – это также вызов Президенту и премьеру", – написал Тихонов в блоге (заглавные буквы авторские – прим. Ленты.ру).

Бывший руководитель российского биатлона также критически отозвался о работе Прохорова во главе СБР. По мнению Тихонова, деньги, которые выделяет Прохоров, идут на "содержание неимоверного количества менеджеров, аренду прокатных автомобилей, посещение казино, фуршеты". "Мне известны факты полного отсутствия дисциплины в команде: невыполнение индивидуальных планов, регулярные отъезды раньше времени со сборов, у юношей и юниоров на тренировочных сборах нередки случаи нарушения режима и драки. Более того, мы опять взялись за старое (болельщики понимают, о чем здесь идет речь)", – туманно намекнул Тихонов.

Впрочем, конфликтный, если не сказать склочный, характер Тихонова уже давно стал притчей во языцех, поэтому всерьез к его критике вряд ли кто-то отнесся. Что бы там ни говорилось о политических амбициях недавнего кандидата в президенты, в спортивном мире Прохоров известен как человек, активно поддерживающий рублем (а то и валютой покрепче) детский и юношеский спорт, так что говорить о "казино и фуршетах" некрасиво уже со стороны Тихонова. Тем более что он, при всех прошлых заслугах, в данный момент, очевидно, ситуацией не владеет.

Что касается заявления про вызов, брошенный президенту и премьеру, то здесь Тихонов и вовсе шагнул за грань лизоблюдства обеими ногами. Как тонко отметил в комментариях читатель по имени Максим: "Еще и Патриарху вызов, я считаю, вы упустили это, Александр Иванович!" Знаковая особенность современной России: если ты критикуешь министра за неэффективную работу, то ты, получается, уже и на Русь Святую замахнулся. Министра-то, дескать, Путин поставил, а Путин в людях не ошибается.

Если же все вышеприведенные высказывания оставить за скобками по принципу "собака лает, караван идет", то в сухом остатке выясняется, что у сборной России по биатлону больше нет объединяющего главного тренера, хотя вопрос о введении подобной должности по-прежнему рассматривается.

Тренером мужской команды вместо Андрея Гербулова стал Николай Лопухов, а Гербулов оставлен ему в помощь – хотя в ходе подготовки к чемпионату мира в Рупольдинге отношения между тренерами оставляли желать лучшего. Пост старшего тренера женской сборной сохранил немец Вольфганг Пихлер.

В своей статье в "Коммерсанте" Прохоров помимо прочего констатировал, что "биатлон сегодня – наряду с футболом, хоккеем и рядом других видов спорта, включенных в олимпийские программы, – это политический вид спорта". Наверное, поэтому и не удивительно, что чисто спортивные организационные решения сопровождаются столь бурными передрягами и апелляциями к президенту и премьеру.

Конфликт же между Мутко и Прохоровым вряд ли получит какое-то существенное продолжение, помимо обмена новыми колкими замечаниями. Первого огульно критиковали еще за провал и расточительство в Ванкувере, но вроде как простили за его "лецмиспикфроммайхарт" и завоеванный для России футбольный ЧМ-2018. Прохоров же очевидно поднаторел в закулисной борьбе, а тем более в борьбе политической (кстати, говорят, уволенный Польховский был креатурой Мутко и, соответственно, не очень удобен Прохорову во главе сборной), и серьезно пошатнуть его позиции оппонентам также будет не просто.

* * *

Екатерина Ткаченко и Петр Канаев на сайте "Газета.Ру" сообщают, что государство берет на себя 90% затрат на олимпийские стройки. Набсовет ВЭБа разрешил снизить долю частных вложений в объекты Сочи-2014 до 10%. Но сумма затрат частных девелоперов не изменится из-за роста смет. Инвесторы рискуют: после 2014 года на рынок может быть выброшено огромное количество невостребованного жилья и гостиничных номеров.

Наблюдательный совет госкорпорации ВЭБ меняет схему финансирования олимпийских проектов. Сейчас доля вложений частных инвесторов объектов Сочи-2014 составляет 30% от общего объема инвестиций, 70% финансирования предоставляет ВЭБ в виде займа с отсрочкой выплаты процентов до сдачи построенного объекта в эксплуатацию.

Набсовет госкорпорации разрешил снизить долю частных вложений до 10% от общей суммы, изменив схему на 10:90.

"Набсовет банка принял решение пойти навстречу инвесторам и дать возможность установить минимально необходимую сумму финансирования со стороны инвестора на уровне не менее 10% от стоимости проекта", – рассказал заместитель председателя ВЭБа Михаил Полубояринов. В случае перехода на эту схему финансирования частный инвестор должен дать поручительство о том, что в случае дефолта по проекту вернет 20% стоимости.

Причина изменения соотношения обязательств в схеме финансирования олимпийских строек — рост рисков, признают в госкорпорации. "Инвесторы стали более критично смотреть на рыночные риски реализации проектов. Возник вопрос по окупаемости. По многим олимпийским проектам мы пересмотрели бизнес-модели", – заметил Полубояринов.

Параллельно растут бюджеты девелоперских проектов — как из-за решений инвесторов, так и из-за дополнительных требований Международного олимпийского комитета.

Есть понимание, что после 2014 года на рынок может быть выброшено огромное количество квадратных метров жилья под продажу и аренду, подтверждает источник, осведомленный о реализации сочинских проектов.

"Государство с пониманием отнеслось к этой проблеме. В частности, ВЭБ получил гарантию правительства от убытков по каким-либо олимпийским проектам, если они будут. Сейчас рассматриваются меры государственной поддержки самих проектов. В частности, возможна частичная компенсация процентной ставки", – рассказал Полубояринов.

Но увеличение бюджетов по инициативе частных инвесторов они должны будут оплачивать самостоятельно. На ВЭБ ложатся расходы, возникающие по требованию олимпийского комитета или государственных структур.

На 1 апреля 2012 года одобренный ВЭБом лимит финансирования по олимпийским проектам составляет 137,41 млрд рублей, 68,62 млрд рублей выдано. Объем вложений частных инвесторов по схеме 30:70 мог составить 58,9 млрд рублей. По новой схеме с 10-процентным участием частных инвесторов объем финансирования со стороны госкорпорации может достичь 176,7 млрд рублей.

На апрель, по данным "Интерфакса", больше всего денег от ВЭБа получил проект "Роза хутор" Владимира Потанина – 21 млрд рублей. Проекту "Красная Поляна", принадлежащему Сбербанку и Магомеду Билалову, ВЭБ выделил 14,6 млрд рублей, структуре "Базэла" Олега Дерипаски — 18 млрд рублей и "Порту Сочи Имеретинский" – 4 млрд рублей.

Но "Роза хутор" ранее предъявила претензии к реализации схемы софинансирования олимпийских объектов: девелопер заявил о приостановке платежей со стороны ВЭБа. Госкорпорация и вице-премьер Дмитрий Козак это опровергли. "Роза хутор" получил транш в размере 534 млн рублей. Чиновник не ожидает снижения темпов застройки.

Запросы в девелоперские компании в среду вечером остались без ответа. По данным "Газеты.Ru", «Красная Поляна» остается на схеме 30:70.

"ВЭБ вынужден изменить схему финансирования из-за удорожания объектов в процессе строительства, — объясняет старший вице-президент Knight Frank Андрей Закревский. – Но сумма затрат частных инвесторов останется той же". По оценкам эксперта, с начального этапа стройка объектов могла подорожать на 30-50%.

"У строителей нет свободных денег, и они не намерены рисковать первоначальными инвестициями, – отмечает и Юлия Гордеева из "Тройки Диалог". – Возможно, теперь строительство в Сочи кажется не таким рентабельным", – говорит она.

Старший вице-президент Jones Lang LaSalle Hotels Марина Смирнова считает, что в основном интерес к строительству объектов в Сочи теряют строители гостиничных комплексов. "Стоимость выполнения таких объектов выше, чем у остальных, но нет гарантии, что они окупятся", – объясняет эксперт.

Успех проектов будет зависеть от того, сможет ли Сочи позиционировать себя как курорт после Олимпиады и каким будет приток туристов, считает Гордеева.

Глава Ростуризма Александр Радьков в интервью "Газете.Ru" назвал трудности реализации сочинских проектов временными. "Сейчас там идет большая стройка, ремонтируются туннели. Все это отпугивает туристов, но это временное явление. Для Сочи в будущем важно сформировать свой туристический бренд, определиться с тем, как Сочи будет себя позиционировать. Здесь нужна будет маркетинговая работа, чтобы они себя позиционировали как туристический город с определенным имиджем. К примеру, Анапа себя позиционирует как зона детского отдыха. И, хотя Сочи – это уже исторически сформировавшийся бренд, курорту все равно нужна некая новизна. После проведения Олимпиады нельзя терять темп, и уже сейчас нужно думать, что делать с этим дальше. Необходимо будет проводить какие-то крупные событийные мероприятия. Все будет зависеть от того, как выстроится маркетинговая программа, какие событийные мероприятия будут проводиться", — говорит Александр Радьков.

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Евгений Дзичковский напоминает, что бюро исполкома РФС решило обязать все клубы, принимающие соперников на естественном покрытии, с будущего сезона представить резервный стадион или манеж с искусственным газоном и трибунами вместимостью не менее 3000 человек.

РФС обязал клубы премьер-лиги, выступающие на аренах с натуральным газоном, иметь резервный стадион с искусственным полем. Решение, принятое в апреле, вступает в силу с началом сезона-2012/13, то есть в 20-х числах июля. По-нашему, это шок.

Было бы любопытно выслушать инициаторов безусловно прогрессивной реформы, как они сами представляют ее реализацию. В середине апреля поступила команда – и все кинулись строить новые стадионы, точнее – стадиончики? Стали договариваться с владельцами уже имеющихся арен и комплексов об аренде? Вооружились лицензионными требованиями, чтобы за три месяца оборудовать на запасных стадионах раздевалки, сиденья, свет, подогрев, ложи прессы, телекоммуникации, общепит, табло, комнаты допинг-контроля, судейские помещения, парковки и пандусы для инвалидов?

Мне кажется, в РФС понимают, что в нормальном качестве все эти стандарты за три месяца воплотить в жизнь невозможно. По крайней мере там, где нет уже готовых решений, за пользование которыми нужно всего лишь заплатить. Значит, качество во многих случаях будет ненормальным.

Собственно, ущербность заложена уже в самих требованиях РФС. 3000 зрителей, обязательные для резервной арены, – что за кунштюк? Для кого введена такая норма? Точно не для самих зрителей, поскольку игры "Томь" – ЦСКА, "Волга" – "Зенит" и "Крылья Советов" – "Спартак", к примеру, способны собрать куда больше народу. Однако емких стадионов-дублеров в Томске, Самаре и Нижнем нет. Выходит, резервные арены – для команд и футболистов? Чтобы мячик у них не прыгал и форма не пачкалась?

С другой стороны, РФС не запрещает участникам чемпионата обзавестись запасными стадионами, рассчитанными на большую посещаемость. Вопрос упирается в клубную заинтересованность: кто хочет хорошие билетные сборы, пусть думает о вместительной арене. Вот только где взять деньги на ее содержание ради нескольких матчей в году, проводить которые, быть может, и вовсе не понадобится?

Два нормальных стадиона ни одному клубу не по карману. Перестелить газон в каком-нибудь питерском СКК или столичном "Олимпийском" – и то проблема. Сейчас футболистов на бетон не выгонишь: нужна качественная пластмассовая трава, мягкая подушка, технология быстрой укладки, чтобы втиснуться в промежуток между Мадонной и Юрой Шатуновым…

Проблем, короче, целый воз. Что делать клубам и РФС?

Сама идея, если воспользоваться определением Ярослава Гашека, "проста, как колумбово яйцо". В чем суть? В том, чтобы команды всегда играли на качественном поле. Требования к полям разработаны? Разумеется. В них сказано, какими свойствами должны обладать газоны, на которых проводятся соревнования под эгидой ФИФА? Естественно. Так в чем же дело?

А дело в том, что эти требования российскими клубами регулярно, систематически, хронически не выполняются. При этом контроль и спрос отсутствуют, только и всего.

Бросив сейчас клубы на гвозди, вывалив их из лодки в открытое море, РФС вроде бы намекает: выплывайте как хотите, деться вам все равно некуда. Излечение страхом в безвыходной ситуации – практика полезная: кто не умер, тот живой, все довольны, все смеются. Но другой рукой футбольная власть бросает утопающим толстую соломину: мы понимаем, как вам будет трудно, поэтому снижаем порог посещаемости до абсурдного минимума.

Существует и третья ипостась происходящего. Заставляя клубы обзавестись потешными аренками, РФС фактически переводит часть матчей чемпионата в категорию "эрзац". Зато агрономам теперь не нужно всю зиму трястись над газоном, греть его, проветривать, подсеивать и причесывать. И менять поле по пять раз за сезон, как это делают на голландской "Амстердам АренА", тоже не надо. Пусть само растет, авось к июлю заколосится. А мы пока – шмыг на околицу, побегать в тишине. "Живьем" придет всего три тысячи? Извините, имеем право: РФС разрешил.

И менять свое главное поле на искусственное клубам теперь тоже ни к чему. Такой вариант – не плюс, наверное, для футболистов, которым по живой травке бегать приятнее. Но, во-первых, в марте, апреле, ноябре и декабре северным командам отныне все равно принимать соперников на пластмассовой траве. Только не на стадионах, а на стадионишках. Во-вторых, "Амкар", "Спартак", ЦСКА и так играют на синтетике весь год напролет. В-третьих, мы окончательно забыли, кто является главным, как модно сейчас говорить, "бенефициаром" шоу под названием "футбольный матч". Это зрители, а вовсе не клубы, которым, понятно, дешевле иметь плохой газон и пользоваться маленькими стадионами.

Мораль: для борьбы за качество полей у РФС уже имелся эффективный инструментарий. Оставалось лишь жестко потребовать, а в случае невыполнения снимать, к примеру, турнирные очки. В этом случае клуб сам бы решал, как ему выкручиваться. Северяне, полагаю, потратились бы на очень хорошие искусственные поля, чем решили бы 90 процентов своих газонных проблем. Южане, напротив, не купили бы пару сербов, а на эти деньги взлелеяли бы вечную английскую лужайку. Потому как не обеспечишь хорошее поле – каюк. То же самое излечение страхом – но без снижения посещаемости.

Сейчас же имеем набор полумер. Зачем Нальчику и Краснодару оплачивать дополнительный стадион с искусственным полем? Как бороться с билетным дефицитом в Нижнем или Томске, если там остановятся на варианте с 3000 зрителей?

При том что сама мысль объявить войну безгазонью, повторяю, глубоко позитивна. И требования к резервным стадионам, конечно, в дальнейшем могут быть изменены. Не забыть бы только: в жизни нет ничего более постоянного, чем временное.
XS
SM
MD
LG