Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Волны революции разбиваются об английские берега", писал Герцен. Но вот теперь страна оказалась на пороге почти революционных перемен: вполне возможно, что скоро Британия останется без Палаты Лордов. По крайней мере, в ее привычном виде.

Как всякому англофилу, представить мне это себе довольно сложно. Англия, Британия без пэров – кажется, будет уже чем-то совершенно другим.

Эта идея вызревала в британском обществе целый век – в 1911 году либералы в правительстве официально заявили о своем намерении вести дело к реформе верхней палаты, к замене ее на целиком избираемый населением орган законодательной власти.

Но легко сказать…

С тех пор проблема дебатировалась горячо и даже яростно на всех уровнях – в парламенте, на страницах газет, в пабах и в офисах. Оказалось, что общество глубоко расколото. Одни считали, что лордов нужно вовсе упразднить. Другие – что пэров надо избирать, третьи выступали за назначение, четвертые – за всякие другие, смешанные варианты. Не так уж мало нашлось сторонников и удивительной на первый взгляд идеи – выбирать членов палаты жребием. Приверженцы этого метода напоминают, что именно таким образом формировался парламент Афин во времена античности. Там считали, что демократия неизбежно ведет к элементам олигархии, ведь победа на выборах зависит от богатства и связей.

Но очень многие – возможно, большинство - говорили: зачем, собственно, чинить то, что не сломано? Ведь Палата Лордов прекрасно выполняет свою роль. Лорды не связаны узкими партийными интересами, им не надо гоняться за голосами и стараться угодить капризам переменчивого общественного мнения, играть в популизм. Они могут, опираясь на большой жизненный опыт и просто здравый смысл, служить противовесом Палате Общин. Сдерживать ее сиюминутные порывы, не допускать скоропалительных, не до конца продуманных решений.

В 1958 появилась категория ‘life peers’ – то есть, назначенных пэров, чье место в парламенте (и титул тоже) не переходят по наследству. В 1999 году лейбористское правительство добилось того, что в палате осталось только 92 потомственных пэра. И вот теперь предлагается выбирать 80 процентов состава палаты – на 15-летний срок, а остальных назначать. Аристократам там мест не оставляют вовсе. Значит, настоящих лордов-пэров больше не будет, даже если палата сохранит свое традиционное название.

Планы эти вновь вызвали широкое недовольство, особенно внутри консервативной партии. Премьер-министр оказался между молотом и наковальней. Для партнеров по правительству - либерал-демократов – выполнить, наконец, обещание, данное сто лет назад, стало делом принципа. Ради сохранения коалиции им пришлось так много уступать – и по бюджету и по налогам, и по плате за высшее образование. Теряя при этом очки и популярность. Реформа Палаты Лордов может стать последней каплей. Ведь обещание провести реформу было самой большой "костью", брошенной консерваторами младшим партнерам. Если теперь, из-за бунта собственных "заднескамеечников", Кэмерон вынужден будет взять ту "кость" назад, это может иметь далеко идущие последствия: вплоть до развала коалиции и, возможно, досрочных парламентских выборов с непредсказуемым результатом.

Короче говоря, без широкого согласия революции не будет. Да и то сказать: революция это только по меркам британского "болтливого класса", интеллигенции. Британия в который уже раз изобретает себя заново. Осторожно и тщательно. Сто семь раз отмеряя и лишь один раз отрезая.

Но отрезать на этот раз наверно все-таки придется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG