Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гомосексуализм как статья


Пропаганда гомосексуализма становится все более наказуема

Пропаганда гомосексуализма становится все более наказуема

Запрет на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних утвердило в первом чтении законодательное собрание Новосибирской области. Утвержденный пока штраф за пропаганду – от одной до 50 тысяч рублей. Однако авторы законопроекта настаивают на увеличении штрафов.

Между тем представители ЛГБТ-сообщества (лесбиянки, геи, бисексуалы, транссексуалы) сообщают об учащающихся случаях нарушений их прав. На этой неделе получила развитие история с Иваном Харченко. Его отец якобы насильно отправил подростка в частную клинику лечиться от гомосексуализма. А теперь подал заявление в полицию о пропаже сына.

Поправки в закон о защите прав детей, в том числе о запрете на пропаганду гомосексуализма, должны быть внесены в новосибирский кодекс об административных нарушениях. Они обязывают "ограждать детей от информации, пропаганды, в том числе пропаганды гомосексуализма, и агитации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию". Депутаты утвердили размер штрафов за агитацию: от 1 до 3 тысяч рублей для физических лиц; от 3 до 5 тысяч – для должностных лиц и от 10 до 50 тысяч – для юридических лиц. Как заявляет заместитель председателя комитета по культуре, образованию и молодежной политике Александр Илющенко, к следующим чтениям штрафы могут быть увеличены.

– Это не связано с тем, что депутаты пересмотрели сумму штрафа. Это связано с тем, что изначально штрафы были выше, чем в региональных законодательствах, поэтому сегодня мы внесли этот минимальный штраф на усмотрение депутатов, и они имеют право ко второму чтению их пересмотреть.

Александр Илющенко говорит, что в первую очередь, законопроект призван наказывать за проведение гей-парадов:

– Я отец четверых детей, и я не хочу, как большинство, попадать в ситуацию, когда я вынужден объяснять своим маленьким детям, что это за люди и что они пропагандируют. Совершенно неправильно сегодня считать, что этот проект закона направлен против кого-то. Скорее, он направлен в защиту кого-то – тех людей, которые ведут нормальный образ жизни и которые хотят защищать своих несовершеннолетних ребят от пропаганды.

Депутат от Единой России Александр Илющенко, представляющий законопроект, добавил, что второе чтение поправки пройдут в конце мая.

Правозащитники и сами представители ЛГБТ-сообщества выступают против закона о пропаганде гомосексуализма, уже действующего во многих городах России. Говорит правозащитник и лидер российского ЛГБТ-сообщества GayRussia Николай Алексеев:

– Я занимаюсь этим вопросом ровно столько времени, сколько существуют эти законопроекты. А существуют они давно, еще с 2006 года, когда он был принят в Рязанской области. Потом это уже подхватили Архангельская область, Костромская, Санкт-Петербург и вот сейчас уже Москва, Новосибирск, Красноярск. Рязанское дело сейчас лежит в двух международных инстанциях – это Комитет ООН по правам человека, который в июле этого года на своей сессии в Женеве вынесет решение по этому вопросу. Это будет первая международная правовая оценка законов, принимаемых в России, и такое же дело по Рязани лежит в Европейском суде по правам человека, который пока, к сожалению, еще не приступил к его рассмотрению.

Николай Алексеев добавляет: законодатели, борясь за права одних подростков, нарушают права других. Он готов, в случае необходимости, оказать помощь Ивану Харченко. За делом подростка следит и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. 16-летнего подростка насильно, как заявили в открытом письме в ЖЖ с призывами о помощи его друзья, отправил в клинику Маршака его отец, узнав, что сын – гей. Отец Даниил Харченко, детский врач, заявлял, как указано в ЖЖ, что быть овощем лучше, чем геем.

Подруга подростка Екатерина Преображенская рассказала РС, что даже мама Харченко боится его отца. Они живут отдельно. Друзьям Иван писал, что в клинике его держат насильно и что он хочет домой, однако его не пускают. Ему давали по 26 таблеток, делали уколы, от чего он начал забывать знакомых. После того, как дело получило огласку, друзья и блогеры решили вызволить подростка из клиники. Полиция Апрелевки вела себя безупречно, рассказал РС фотограф Дмитрий Алешковский.

Сам Иван Харченко пообещал подумать о разговоре с Радио Свобода, он до сих пор не выходит на связь с отцом, но с друзьями видится. Друг Ивана Роман Гауз рассказал РС, что с подростком происходит сейчас:

– Когда сегодня утром я связался с Иваном, мне сообщили, что паспорт находится у его отца. Звонила Екатерина Преображенская, и она сказала, что ей отец звонил. У нас будет встреча с Иваном, где я хочу все узнать. Видел фотографии, у Ивана на руках гематомы от уколов.

Данила Харченко – отец мальчика, детский врач – подал в розыск и ищет сына:

– У моего ребенка в течение последнего года возникли проблемы с памятью, возникли проблемы с запоминанием, вообще с каким-то логическим интеллектуальным мышлением. Он стал получать одни "двойки". Начались конфликты в школе, проблемы – патологическая лживость, постоянная сонливость, нарушенный аппетит, повышенное употребление сладкого. Это признаки возможного употребления наркотиков, возможно, какого-то заболевания, связанного с нервной системой. Ребенок был обследован у нейрохирурга с целью исключения опухоли, его проконсультировал психиатр. Короче, сказали, что надо наблюдать. Но с учетом того, что, возможно, – это никто не утверждает, – что он употреблял какие-то лекарственные препараты и наркотические соединения, я принял решение просто-напросто его обследовать. Я хотел как лучше, потому что я его отец, это мой любимый ребенок. Это сын.

– Его друзья утверждают, что все это произошло после того, как вы узнали, что он гей.

– Он себя так позиционировал, на что я ему сказал: это твоя личная жизнь!

Отец Ивана Данила Харченко добавил: сын признался, что употреблял лекарства. В клинике Маршака отцу показали все необходимые для лечения сына документы. Клиника занимается реабилитацией наркоманов и алкоголиков и не имеет лицензию на лечение несовершеннолетних. Вот, что сказал РС главный врач клиники Маршака Дмитрий Вашкин:

– Согласно федеральному закону о наркотических средствах и психотропных веществах, который вышел 8 января 1998 года, больным, которые страдают наркоманией, наркологическая помощь оказывается по их просьбе или с их согласия. А несовершеннолетнему, до 16 лет, помощь оказывается без его согласия, но по просьбе или с согласия их родителей или законных представителей. На пациента, который поступает в нашу клинику, заводится стационарная амбулаторная карта, мы не берем паспортные данные, не спрашиваем место прописки и место работы.

– То есть, у вас нет лицензии, но это можно легко обойти?

– По условиям договора, любой пациент сможет расторгнуть его в письменной форме и покинуть клинику. За все время нахождения у нас, ни в устной, ни в письменной форме Харченко не обращался с вопросом о расторжении договора или выписке.

Иван Харченко обратился к известному адвокату Виолетте Волковой за помощью: как она сказала, он хочет выйти из-под юрисдикции родителей.

Начальник управления информации и общественный связей главного управления внутренних дел московской области Евгений Гильдеев подтвердил РС, что полиция, помогавшая Харченко выйти из клиники, была вынуждена отдать Ивана матери, так как отец и дедушка не хотели его принимать. Отец Ивана Харченко сказал РС, что его не было дома, дедушка с бабушкой отказались принять Ивана по личным причинам. Гильдеев добавил, что никаких криминальных элементов в деле о госпитализации Харченко не найдено. Заявление отработано и списано: подросток находился в клинике на законных основаниях, подписал заявление о согласии на лечение сам из-за курения марихуаны. Друзья утверждают, что ни разу не видели, как Иван Харченко употребляет наркотики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG