Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее атомной энергетики в Литве


Владимир Щербина: В результате эти люди, которых мы сегодня отмечаем, они свои жизни заплатили за эти ошибки. Хотелось бы, чтобы больше этого не было. Дай бог, чтобы нынешние руководители не повторяли тех ошибок, которые сделали наши руководители до чернобыльской аварии.

Ирина Лагунина: Владимир Щербина был один из тех, кто работал на ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 26 апреля мир поминает годовщину трагедии в Чернобыле. В преддверии этой даты экологи и представители «зеленых» движений Литвы начали сбор подписей граждан для проведения референдума о строительстве новой атомной станции. Литовское правительство ведет активную подготовку к тому, чтобы к 2020 году возвести её вместе с партнерами из соседних стран, а реактор поставить из Японии.
Помня об уроках Чернобыля и Фукусимы, инициаторы проведения референдума считают необходимым дать возможность высказаться об этом жителям страны, не оставляя право решать столь важный вопрос лишь политикам.
Рассказывает наш корреспондент в Вильнюсе Ирина Петерс

Ирина Петерс: Литовские общественные природоохранные движения, партия «зеленых» совместно с другими неправительственными организациями выступают за проведение референдума по вопросу строительства атомной электростанции в городе Висагинасе, где ранее была закрыта прежняя, построенная в СССР, Игналинская АЭС. Инициаторы идеи референдума убеждены, что нельзя предоставлять только политикам и бизнесменам право решать вопрос, оплачивать который будет не только нынешнее поколение, но его дети и внуки. Стоимость проекта будущей АЭС в нынешних ценах – 5 миллиардов евро. Экологи, со ссылкой на подобное - затянувшееся - финское атомное строительство, утверждают, что фактические затраты могут вырасти вдвое.
Но главное, общественники против самой идеи возрождения в Литве небезопасной ядерной энергетики. Они – за экологичные, альтернативные способы получения электроэнергии с помощью биотоплива, вторичного сырья, ветра, солнца и так далее. А также – за экономию. Ведь в Литве доля использования электроэнергии в создании внутреннего валового продукта втрое больше, чем в западноевропейских странах.
Как идет сбор подписей граждан в пользу проведения референдума?
Рассказывает президент литовского Института зеленой политики Линас Бальсис.

Линас Бальсис: Мы в самом разгаре сбора подписей. Активность людей очень высокая. Парламент должен считаться с этим мнением. Окончательное решение будет принято только в 2015 году. Если люди скажут "да" насчет атомной электростанции, тогда все это спокойно можно подписывать, если люди скажут "нет", то мы ничего не потеряем. Надо, чтобы люди решили сначала, а бизнес потом. За это время нужно все объяснить. Я лично придерживаюсь мнения, что все-таки нам не нужна эта атомная электростанция. Не существует безопасных атомных реакторов.

Ирина Петерс: Власти убеждают граждан в необходимости строительства атомной станции. Процитирую мнения членов правительства. Премьер-министр Андрюс Кубилюс: "Высказываться о проекте могли все ещё на прошлых выборах, но ни одна из партий тогда не заявила, что атомная станция Литве не нужна, напротив, все выступали за преемственность в ядерной энергетике. Ведь после закрытия Игналинской АЭС около 80 процентов электроэнергии мы покупаем у России". Министр финансов Ингрида Щимоните: "Литве необходима генерация собственных мощностей. Атомная энергетика выглядит привлекательной". Министр транспорта Элигиюс Масюлис: "Литве выгодно построить атомную станцию. Однако сейчас сложно предусмотреть все плюсы и минусы, ведь мы ещё не знаем точной сметы". Министр хозяйства Римантас Жилюс: "Проект своевременный и нужный. В ближайшие годы в нашем регионе будет увеличиваться дефицит электроэнергии. А технология, предложенная стратегическим инвестором - японской кампанией Hitachi - соответствует самым строгим требованиям радиационной безопасности".
И вот 19 апреля Литва сделал ещё один шаг на пути к статусу страны с действующей атомной энергетикой: в Вильнюсе был парафирован литовско-японский договор о строительстве Висагинской атомной станции. Литва тем самым предоставляет возможность возведения объекта на конкретном участке, в свою очередь японо-американский концерн обязуется выполнить все работы в срок. Тем временем Литва продолжает и переговоры с соседями - латвийской и эстонской энергетическими компаниями. К участию в проекте может вернуться и соседняя Польша.
На этом активном переговорном этапе по подготовке проекта станции идея спросить у граждан – хотят ли они его осуществления – председателю парламентской комиссии по атомной энергетике Рокасу Жилинскасу кажется несвоевременной. И даже подозрительной: литовские экологи, считает парламентарий, вольно или невольно работаю в интересах других стран.

Рокас Жилинскас: Через своих демократически избранных представителей народ уже высказал свое мнение насчет перспектив атомной энергетики. Мы приняли национальную энергетическую стратегию, закон о ядерной энергетике и закон об атомной электростанции. Это правовые акты, где черным по белому написано, что Литва будет строить атомную электростанцию. Почему же инициатива спрашивать мнение народа возникла именно сейчас, когда проект уже на ходу и стал совершенно реальным? Почему ответственность принять решение о таком важном вопросе возлагается на народ, когда сами политики утверждают, что народ недостаточно информирован, чтобы принять квалифицированное решение. Кому благоприятно такое замешательство и сомнение о перспективах атомной энергетики в Литве? Наверняка тем, от кого мы пока что совершенно зависим. Да, это Россия. В прошлом году начальник Генерального штаба вооруженных сил России, представляя концепцию реформ вооруженных сил, перспективу Европы, желание Европы обеспечить свою энергетическую безопасность назвал военной угрозой России номер один.

Ирина Петерс: Это не мешает той же Германии активно сотрудничать, прокладывать российский газопровод.

Рокас Жилинскас: Германия таким образом обеспечила свою энергетическую безопасность, стала более зависимой от российского газа, но более безопасной.

Ирина Петерс: Литве германский вариант не подходит?

Рокас Жилинскас: Суть безопасности в свободе выбора поставщиков энергоресурсов, выбора у нас пока еще нет.

Ирина Петерс: Предположим, референдуму быть, жители большинство не хотят атомную станцию?

Рокас Жилинскас: Давайте не будем предугадывать. Надо задать правильный вопрос народу и ждать ответа, перед тем информируя о последствиях.

Ирина Петерс: В печати России, которая в Калининградской области строит собственную Балтийскую АЭС и ревниво следит за действиями Литвы в энергетической сфере, уже появились скептичные статьи о том, что транспортировка японского реактора по литовским дорогам может стать для страны разорительной - придется, мол, дороги и мосты разбирать, мешающие линии электропередач снимать. Директор Висагинской станции Римантас Вайткус рассказывает, каким образом в 2015 году атомный реактор, сделанный в Японии, повезут в Литву: сначала водным путем до порта Клайпеда, затем на платформе – на северо-восток страны.

Римантас Вайткус: К этому мы готовились уже много лет. Нужны изменения в некоторых узлах маршрута. Это стратегическая дорога, которая будет соединять запад и восток Литвы, очень важна для страны.

Ирина Петерс: Реактор, какие габариты?

Римантас Вайткус: 25 метров длиной, около 9 метров диаметр, весит около тысячи тонн. Довольно большой караван с тягачами, но все возможно сделать. Дорога будет использована на многие перевозки.

Ирина Петерс: Пока правительство Литвы и бизнес-структуры движутся к осуществлению проекта, противники развития атомной энергетики делают свою работу. Экологи, движение «зеленых», и не только в Литве, но и в соседних Белоруссии и Калининградской области России, активно высказывают свою позицию. Их главные аргументы таковы: после аварии на Фукусиме в мире были закрыты 19 реакторов, Германия, Швейцария, Тайвань окончательно отказываются от атомной энергетики, Венесуэла и Китай заморозили строительство новых станций. В Японии из 50 реакторов функционируют только два, несмотря на то, что энергетические компании терпят из-за этого огромные убытки и давят на правительство, чтобы реакторы вновь запустить.
Недавно в Вильнюсе прошел, устроенный экологами, телемост с японскими общественниками. Собеседники из Японии подчеркивали: "Атомная энергетика опасна и дорога. Испытав на себе последствия аварии на АЭС, многие в нашей стране против экспорта атомных технологий. А договор с Литвой мы воспринимаем как бизнес-процесс, не учитывающий протестные настроения".
Другая акция анти-ядерщиков: недавно в Вильнюсе они провели несколько пикетов возле посольств - Франции, против деятельности французско-российской компании, которая поставит на Балтийскую АЭС специальное оборудование, России, а также Белоруссии – там пикетчики дали понять, что в Литве никогда не смирятся со строительством белорусской АЭС в 50-ти километрах от Вильнюса.
Были пикетчики и у посольства Японии, где требовали от компании Hitachi отказаться от планов установить свой реактор в Литве. «Нам не нужна атомная энергетика!» - скандировали они по-японски и по-литовски.
Замечено: изменения мнений политиков по поводу АЭС часто совпадают с циклами парламентских выборов. Эти процессы идут не только в Литве, но, например, в Швеции, Германии, где парламентарии также мечутся в этом вопросе. Что касается мнений сведущих в энергетике людей, то они показывают абсолютную поляризацию взглядов: эксперты нередко бросаются в адрес друг друга резкими высказываниями, категоричны, навешивают ярлыки, дискуссии часто не получается. Журналисты видят в этом признаки ангажированности даже известных специалистов, а также - активных действий различных энергетических лобби.
Член парламента Литвы, экономист Кястутис Главяцкас.

Кястутис Главяцкас: Теперь дать все деньги японцам, чтобы они открывали рабочие места. У нас самих безработица. Создаем новую монополию, выгода которой неясна. Плюс вся Европа закрывает это все. Мир стал глобальным, проблемы отдельно нельзя решить.

Ирина Петерс: Литва находится на границе Европейского союза, черта проведена.

Кястутис Главяцкас: Все мы на одной Земле живем. Европейский союз тоже зависит от ресурсов России. Очень странно, что мы не решаем этот вопрос в рамках Европейского союза.

Ирина Петерс: И вновь к тем, кто выступает против развития атомной энергетики.
Президент литовского Института зеленой политики Линас Бальсис.

Линас Бальсис: Пока что мы очень жестко включены в электрическое кольцо северо-западного региона России. Такое наследие с советских времен, которое технически не изменилось. Если мы имеем атомную электростанцию, нам нужен так называемый моментный резерв мощности, который нам может только дать Москва. По договору между операторами сетей в Белоруссии, России, Эстонии, Литвы и Латвии, техническое условие приобретает политический смысл. Москва может нам сказать: мы вам дадим, не дадим резерва, выключите свою атомную станцию. Очень многие страны видят перспективу в развитии обновляющихся источников производства электроэнергии. Нужно в это инвестировать. Стратегия Европейского союза до 2050 года - источники обновляющихся электроэнергий являются приоритетными. Электромост между Литвой и Швецией и Польшей, который нас соединит с Западной Европой, предназначен как раз для передачи электроэнергии, которая производится в гидроэлектростанциях Норвегии, Швеции. Литва здесь имеет свою роль как транзитная страна. Имеем и практический, и технический, и политический инструмент реальной гарантии безопасности поставки электроэнергии.

Ирина Петерс: Для проведения референдума по атомной станции в Литве общественники до 27 июня должны собрать не менее 300 тысяч подписей граждан. Это сделать трудно, но возможно. «Однако – пишет местное издание «Экспресс-неделя» - «зеленым» в этом случае успех вовсе не гарантирован. Потому что власти, судя по всему, решили возглавить проведение референдума, взять его в свои руки. Обычно так поступают с процессом, когда не могут его остановить».
XS
SM
MD
LG