Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О последнем диктаторе Европы


Фрагмент обложки книги "Белоруссия: последняя европейская диктатура"

Фрагмент обложки книги "Белоруссия: последняя европейская диктатура"

В британском филиале издательства Йельского университета опубликована книга сотрудника Лондонской школы славянских и восточноевропейских исследований, советника Европейского Совета по международным делам Эндрю Уилсона "Белоруссия: последняя европейская диктатура" ("Belarus: The Last European Dictatorship"). Это первая книга на английском языке, посвященная истории Белоруссии после обретения независимости в 1991 году. Значительное внимание в ней уделено правлению и личности нынешнего президента Александра Лукашенко, подоплеке его политического долголетия.

Эндрю Уилсон пишет, что в своей книге хотел ответить на вопрос, почему после 1994 года к власти в Белоруссии пришел Александр Лукашенко. Можно ли назвать политическое долголетие президента случайностью, или же он воплощает в себе традиционные для белорусской истории и важные для ее народа национальные стереотипы и ценности, как считают его сторонники. Отвечая на эти вопросы, автор приходит к неутешительному выводу, что, несмотря на авторитарные методы правления, нарушения прав человека, политические репрессии, Лукашенко пользуется поддержкой у населения. Уилсон выделяет в личности белорусского президента черты политического демагога и второстепенного тирана, для которого власть стала навязчивой идеей. Создание Союзного государства России и Белоруссии стало для Лукашенко амбициозным проектом, завуалированной формой обретения верховной власти над двумя государствами. А когда стало понятно, что его честолюбивые устремления невозможно реализовать, белорусский лидер утратил всякий интерес к сближению с Россией. Уилсон называет Союзное государство "виртуальным институтом", в существовании которого не заинтересована ни одна из сторон. Он полагает, что за политическим заигрыванием Лукашенко с Россией скрывается стремление превратить Белоруссию в своего рода буферную зону, в "ничейную полосу" между Россией и Западом и паразитировать на антагонизме между ними.

На Западе, подчеркивает британский политический аналитик, белорусского президента воспринимают как последнего диктатора Европы, против него и его окружения вводятся санкции. Под его руководством страна в глазах международной общественности превратилась в государство-изгой, оказавшись в одном ряду с Северной Кореей и Ираном. В интервью РС Эндрю Уилсон говорит о причинах политической непотопляемости лидера Белоруссии:

Во время президентских выборов 1994 года Лукашенко позиционировал себя как антисистемный популист и борец с номенклатурой. В то время такие настроения в Белоруссии были сильны, и он пользовался популярностью. После выборов, когда он стал президентом, и до голосования в 2010 году, – у него была довольно значительная электоральная поддержка. При этом речь шла примерно о 45 процентах населения. Это почти такой же рейтинг, как и во время первых выборов, на которых он одержал победу. Здесь нужно учитывать, что популярность Лукашенко во многом определяется возрастом избирателей: наибольшей поддержкой он пользуется у старшего поколения. За него охотней голосуют жители деревень и небольших городов, чем столичные избиратели. Играет роль и образовательный уровень: чаще это люди с более низким уровнем образования. Здесь дает о себе знать своего рода негласный постсоветский социальный договор между властью и менее обеспеченными слоями населения, рабочими и крестьянами старшего возраста. Однако в последнее время их поддержка сходит на нет из-за серьезных экономических трудностей, которые переживает Белоруссия, из-за девальвации белорусского рубля.

– Придерживается ли Александр Лукашенко и его режим какой-то идеологии? Что можно сказать о его политических убеждениях?

У него нет никакой идеологии. Его политическим приоритетом остается стремление любой ценой сохранить власть, поэтому Лукашенко воссоздает в Белоруссии общество советского типа, ориентированное на социальное равенство и государственное регулирование. Он пытается устранить опасность, связанную с приватизацией на региональном уровне, дающей возможность обогатиться местной бюрократии и заявляет, что этого не допустит… но история его президентства – это история политических игр. Одно время он опирался на идею русофильства, затем спекулировал на кардинально противоположных идеях, выдавая себя за белорусского националиста. После этого перенял путинскую роль борца с "цветными революциями". За время своего президентства Лукашенко демонстрировал несколько политических линий. Никакой официальной развивающейся идеологической доктрины у него нет, если не принимать в качестве идеологического суррогата выдвинутую им в 90-е годы концепцию "Минск – четвертый Рим". Этим он хотел противопоставить Белоруссию коррумпированному "третьему Риму" Бориса Ельцина. Однако эта безумная идея так и не была развита. У Лукашенко всегда было немного возможностей для идеологического маневрирования, но это именно то, чем он постоянно занимается.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG