Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Уроки лос-анджелесского бунта


С избиения полицейскими Родни Кинга - точнее, с реакцией на него судебных властей Калифорнии - двадцать лет назад начались масштабные расовые волнения в Лос-Анджелесе.

С избиения полицейскими Родни Кинга - точнее, с реакцией на него судебных властей Калифорнии - двадцать лет назад начались масштабные расовые волнения в Лос-Анджелесе.

Исполнилось двадцать лет со дня начала расовых волнений в Лос-Анджелесе, спровоцированных избиением полицией афроамериканца. Беспорядки, жертвами которых стали несколько десятков человек, продолжались несколько дней, вызвав потрясение в стране.

Примерно за год до лос-анджелеских волнений к суду были привлечены четыре белых служащих городской полиции, обвинявшихся в избиении афроамериканца Родни Кинга. Тот, будучи за рулем автомобиля, проехал на красный свет и не подчинился требованию полицейских остановиться. После короткой погони его остановили, но при попытке ареста он оказал сопротивление, за что был жестоко избит: полицейские действовали дубинками и ногами. Всю эту сцену снял на видеопленку фотограф-любитель. 29 апреля 1992 года присяжные – все белые – признали подсудимых-полицейских невиновными в превышении пределов необходимой обороны. Позже уже федеральный суд удовлетворил иск Кинга к городоскому полицейскому управлению, Кинг получил от него в порядке компенсации около четырех миллионов долларов. Однако в конце апреля известие об оправдательном приговоре спровоцировало реакцию, подобную которой страна не видела несколько десятилетий. Протесты афроамериканцев быстро переросли в массовые беспорядки и атаки на другие этнические меньшинства.

Беспорядки продолжались шесть дней. Погибло 55 человек, 2300 получили ранения; причиненный материальный ущерб оценивался в миллиард долларов. Как показало расследование, если бы полиция оперативно пресекла первые вылазки вандалов–одиночек и банд хулиганов, то массовых волнений и грабежей, вероятно, удалось бы избежать, и губернатору Калифорнии не потребовалось бы вызывать на подмогу части Национальной гвардии. Но полицейское начальство в отсутствие своего шефа, находившегося в командировке, как будто впало в ступор и не отдавало приказа выдвигаться сотням пребывавшем в готовности полицейских - из опасения, что решительные действия только ухудшат обстановку.

Несмотря на то, что волнения в Лас-Анджелесе имели ярко выраженный расовый характер, главными его жертвами стали не белые, а иммигранты из Южной Кореи, прежде всего, мелкие предприниматели. На их собственность, находившуюся в эпицентре столкновений, пришлась половина всего ущерба, причиненного беспорядками; разгрому подверглись более двух тысяч корейских магазинов и предприятий бытового обслуживания. Многие корейские иммигранты, прошедшие воинскую службу у себя на родине, надели старую военную форму и с винтовками и пистолетами вышли защищать свои бизнесы, ослушавшись распоряжение бездействовавшей полиции не пускать в ход оружие. На это их вдохновила городская корейская радиостанция, сообщавшая, что американские граждане в соответствии со Второй поправкой к Конституции имеют право оберегать свою жизнь и собственность с помощью оружия.

Поначалу экспертное сообщество сделало вывод, что главной причиной волнений в Лос-Анджелесе было бедственное экономическое положение участников протестов. Однако сегодня многие социологи отказались от этого взгляда. Так, по показателям сугубо социально-экономическим: средний доход, уровень безработицы (порядка двадцати процентов), качество районных школ (последнее место в городе) - ситуация в этом районе, где с того времени поселилось много латиноамериканцев, мало изменилась. Интересно однако, что криминогенная статистика резко улучшилась. Главным образом это произошло за счет успешной борьбы полиции с зачинщиками беспорядков - преступными бандами, которые двадцать лет назад безнаказанно терроризировали местное население. Полиция сегодня куда больше прежнего заботится о безопасности местных жителей, за что и снискала их благодарность: семьдесят процентов лос-анджелесцев дают положительную оценку стражам порядка. Изменился также этнический состав полицейского управления, что повысило доверие к нему со стороны граждан. Если в 1992 году в полиции служили тысяча восемьсот выходцев из Латинской Америки, то в настоящее время их в два с половиной раза больше. В своей последней книге "Бунт в душе" Родни Кинг, чье избиение спровоцировало беспорядки, пишет, что за прошедшие годы многие полицейские пытались загладить вину коллег перед ним и помочь ему изжить алькогольную и наркотическую зависимость.

- Два десятка лет потребовалось на то, чтобы сгладить негативное отношение к нам местного населения, и этот процесс далеко не завершен, - сказал Чарльз Бек, нынешний шеф полиции Лос-Анджелеса, двадцать лет назад бывший сержантом. А один из местных жителей, афро-американец и владелец парикмахерской, заявил в интервью:

- Полиция более не является оккупационной армией...

Спиртное и наркотики сильно подогрели страсти участников лос-анджелеских волнений. С тех пор число ликеро-водочных магазинов в районе сократилось на двадцать процентов, зато вполовину выросло присутствие здесь универмагов.

Волнения в южной Калифорнии, отмечают социологи, оставили глубокий след в памяти американцев. Большой резонанс вызвало интервью телекорпорации СBS с Родни Кингом по случаю 20-летия событий в Лос-Анджелесе. Его спросили, что он думает по поводу нашумевшей истории Трейвона Мартина – чернокожего подростка, убитого во Флориде белым полицейским патрульным. "Когда я услышал в записи крики Мартина о помощи, то вспомнил, что кричал тогда точно так же, как и он", - ответил Кинг. И на демонстрациях, прошедших в городе Сэнфорде, где был убит Мартин, звучали слова, носившиеся в воздухе во время бунта в Лос-Анджелесе: "Без правосудия нет гражданского мира".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG