Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Минувшая неделя стала прямо-таки знаковой: разразились аж два скандала, имеющих самое непосредственное отношение к понятию «фальсификация на выборах». Точнее, скандал был один – месяц голодающий астраханский «эсер», экс-кандидат в мэры Астрахани Олег Шеин добился того, что суд принял его иск о признании выборов недействительными, а председатель Центризбиркома России Владимир Чуров стал разбираться с представленными ему Шеиным видеодоказательствами. Или же усиленно сделал вид, что разбирается – в ожидании соответствующих ЦУ и ЕБЦУ (кто не в курсе, ЕБЦУ – это «Ещё Более Ценные Указания»).

Скандал с Олегом Шеиным напрочь затмил другой скандал: Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, находившийся с визитом в Томске, выступил с предложением включить фальсификацию на выборах в понятие «экстремизм». Как передало РИА «Новости», по его мнению, фальсификация на выборах – одно из самых злостных нарушений конституционного строя.

По словам Лукина, в Конституции заявлено, что власть в стране осуществляет народ «непосредственно и с помощью своих представителей, с помощью выборов». Следовательно, преднамеренное нарушение этого принципа является «самым злостным преступлением против конституционного строя и должно наказываться строжайшим образом».

Я уже слышу голоса скептиков; «Какой же это скандал?» Это как посмотреть. Если предложение «омбудсмена» рассматривать в отрыве от российского контекста, то ничего особенного в нём нет. Правда, если астраханский суд признает выборы мэра недействительными, придётся назначать виновных в этой конкретной фальсификации и наказывать их «строжайшим образом».

Но наша действительность куда увлекательнее и многообразнее банального «астраханского скандала». Я принимал участие во многих красноярских выборах на протяжении 16 лет, общался со многими политтехнологами, готовившими «народное волеизъявление», и могу сказать с полной ответственностью: выражение «честные выборы в России» - это примерно то же самое, что «в России демократия». Или «Россия – социальное государство». Эти байки, как выразился красноярский беллетрист Александр Александрович Бушков, «повинны проходить по одному ведомству с россказнями о деревьях-людоедах и честных премьер-министрах». Пассаж о премьер-министрах, оговоримся, в устах Бушкова не имел никакого отношения к ВВП. Когда появилось это крылатое выражение, нынешний «всенародно избранный» ещё ни слова не сказал, что когда-нибудь станет премьером. Впрочем, он и Президентом, по-моему, ещё не был…

Пример, относящийся к 2004 году. Выборы в красноярский Горсовет. По одному округу баллотируются крупный (во всех отношениях) чиновник и пламенный оратор, сподвижник одного из видных вождей оппозиции. Народ не поверил ни тому, ни другому – избиратели «проголосовали ногами». Как выразился мой знакомый медиамагнат, находившийся в близких отношениях с тогдашним мэром Красноярска Петром Ивановичем Пимашковым: «Явку уговаривали всю ночь. К утру уговорили». Победил чиновник, естественно…

Многое с тех пор изменилось. Как показали недавние Президентские выборы, административный ресурс власть (в данном случае – Кремль) использует, даже не особенно маскируясь. Скорее, делая вид, что она пытается ввести в заблуждение народ. А теперь представьте на мгновение бредовую ситуацию: понятие «экстремизм» у нас расширено и «фальсификация на выборах», в полном соответствии с предложением Владимира Лукина, приравнена к одному из самых злостных нарушений конституционного строя. И кто у нас в этом контексте Президент, якобы всенародно избранный? Сформулируем иначе: если бы соответствующие поправки в закон были уже приняты, кого Уполномоченный по правам человека обвинил бы в откровенной фальсификации на выборах Президента?

Я понимаю, что до этого может дойти только в демократическом государстве, коим Россия не является по определению, и всё же… Порой разница между красочными лозунгами и серой действительностью безумно раздражает…
XS
SM
MD
LG