Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последствия нефтяных разливов в России


Ирина Лагунина: Российские экологи обсуждают возможные последствия сразу двух крупных аварий, связанных с разливом нефти, которые случились в России за последние недели. В Иркутской области в Ангару попало 44 тонны дизельного топлива, в результате чего у почти 80 тысяч местных жителей были проблемы с питьевой водой. В Ненецком АО на месторождении Требса, принадлежащим ОАО «Башнефть», произошла авария. Площадь нефтяного разлива, по данным экологов, превысила 40 тысяч квадратных метров. Защитники природы говорят о серьезных последствиях аварий для окружающей среды, а также указывают на то, что власти традиционно пытаются занизить масштабы нефтяных разливов. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Нефтяное пятно протяженностью около 10 км на реке Ангаре было обнаружено 25 апреля, по предварительным данным, в реку попало 44 тонны дизельного топлива. У местных жителей возникли серьезные проблемы с водоснабжением. За развитием событий следила корреспондент РС в Иркутской области Екатерина Вертинская…

Екатерина Вертинская: В Черемховском районе Иркутской области в результате преступления группы лиц три населенных пункта: город Черемхово, Свирск и поселок Михайловка, в которых проживают в общей сложности более 76 тысяч человек, остались без централизованного водоснабжения.
Из-за неудачной врезки злоумышленников в нефтепровод комбината Росрезерва «Прибайкалье», расположенного в городе Усолье-Сибирское в реку Ангара вылилось несколько тонн нефтепродуктов. Нефтяное пятно поплыло вниз по течению и попало, в частности, в зону черемховского водозабора. Спустя сутки на территории Черемховского района был введен режим «Чрезвычайная ситуация». Для жителей трех населенных пунктов организовали подвоз воды. Но, как говорят жители города Черемхово, воды не хватает, у многих людей, которые живут в многоквартирных домах, нет столько ёмкостей, чтобы запасти необходимое количество жидкости. Детские сады работу приостановили, медицинские учреждения работали, уроки в школах проводились по сокращенному режиму. Черемховские хлебопекрани из-за отсутствия воды остановили работу. Но сутки спустя их деятельность была восстановлена, благодаря тому, что был организован централизованный подвоз воды.
На следующий день после объявления ЧС на территорию прилетел губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев, который до этого находился в командировке в Москве. Как председатель Комиссии по чрезвычайным ситуациям региона он провел заседание штаба. Вот, что Дмитрий Мезенцев сказал журналистам сразу после совещания.

Дмитрий Мезенцев: Взаимодействие мэров Черемховского района, Свирска и Черемхово отлажено. Взаимодействие силового блока, те следственно-оперативные мероприятия, которые проводятся, безусловно, очевидно, это нам важно, потому что это не просто преступление, которое нанесло нам материальный ущерб. Это преступление, по сути дела, нравственное и моральное, и я думаю, что те следственные действия, позиция прокуратуры и Главного управления МВД – это основа к тому, чтобы потом мы и людям сказали, почему это произошло по-настоящему и кто в этом виноват, чтобы во многом предвосхитить такие события в будущем.
Правоохранительные органы сработали оперативно.

Екатерина Вертинская: Несколько дней спустя после ЧС Главное управление МВД по Иркутской области заявило о задержании шести подозреваемых, которые дают признательные показания. Полицейские возбудили уголовное дело по статье «Кража из нефтепровода», следственные органы возбудили уголовное дело по статье «Загрязнение вод», выясняется размер ущерба, нанесенного экологии. По информации пресс-службы ГУВД региона, всего с начала 2012 года на территории Иркутской области полицией выявлено 8 незаконных врезок. Из восьми возбужденных уголовных дел по трем установлены подозреваемые лица.
Что касается деятельности Главного управления МЧС по Иркутской области по устранению последствий разлива нефтепродуктов, то по информации начальника Управления, генерал-майора Вячеслава Эглита, после получения информации о загрязнении реки Ангара в районе водозабора города Черемхово, все оперативные службы были подняты во время. Продолжает Вячеслав Эглит.

Вячеслав Эглит: В настоящий момент вопрос управления и организации работ на месте, в том и числе и муниципальных образований, находится под пристальным вниманием и контролем Комиссии по чрезвычайным ситуациям Правительства Иркутского области и Главного управления МЧС. Срывов по организации работы в настоящий момент пока не было и, надеюсь, что не будет.

Екатерина Вертинская: Фактически с момента обнаружения нефтяного пятна на месте начали работу специалисты Роспотребнадзора. Исследования первых проб показало превышение ПДК нефтепродуктов: на поверхности водоёма в 31 раз. Спустя два дня ситуация улучшилась. Вот, что о результатах сообщил исполняющий обязанности руководителя Управления Роспотребнадзора по Иркутской области Михаил Лужнов.

Михаил Лужнов: На сегодняшний день можно говорить о значительном улучшении показателей воды, в частности те результаты исследования на содержание нефтепродуктов, говорят о том, что по сравнению со вчерашним днем, мы имеем улучшение показателей в пять-шесть раз. Но в то же время, надо говорить о том, что в настоящее время в месте расположения водозаборных сооружений вода в зоне первого пояса зоны санитарной охраны не отвечает требованиям санитарных правил по содержанию нефтепродуктов в среднем в три раза.

Екатерина Вертинская: Для очистки Ангары от нефтепродуктов из Китая привезли пять тонн активированного угля. В результате переговоров Дмитрия Мезенцева с руководством посольства Российской Федерации в КНР и заместителем министра охраны окружающей среды КНР Пань Юэ уголь региону предоставили бесплатно. Роспотребнадзор подтвердил, что китайский активированный уголь соответствует всем российским санитарным требованиям. Сорбента подобного качества не удалось найти в Сибири и других регионах России.

Любовь Чижова: Разлив нефти в Ангару случился спустя несколько дней после аварии на месторождении имени Романа Требса в Ненецком АО. Представители кампании Башнефть, которой принадлежит месторождение, утверждают, что площадь загрязненной территории не превышает пяти тысяч квадратных метров. По их данным, эта авария никак не отразится на местной экологии, так как нефть в водоемы не попала. По информации защитников природы, которые ссылаются на космические съемки кампании «СканЭкс», площадь розлива – от 40 до 42 тысяч квадратных метров, и его последствия для окружающей среды могут быть самыми негативными. Говорит руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников.

Алексей Книжников: Если мы посмотрим, предположим, отчетность наших ведущих нефтяных компаний, то мы увидим, что различного рода аварий – это тысячи и даже десятки тысяч разных масштабов. Так что, к сожалению, это характерное явление – различные аварии. Но так же характерно и то, что очень часто происходит по разным причинам сокрытие как самого наличия, факта аварии, так и ее масштабов. Буквально за последнюю неделю мы были свидетелями двух таких громких аварий, их было больше, но так сложилось, что на эти аварии обратили внимание – это авария на Ангаре и авария в Ненецком автономном округе. И характерно для этих двух случаев, что в обоих случаях информация о масштабе разлива была занижена, причем очень существенно. Сначала по Ангаре нам говорили о двух тысячах тонн, и первые наши комментарии были, именно опираясь на эту цифру. Сейчас уже 44 тонны, уже видно, мы изначально говорили, что может быть проблемы, что местные службы реагирования не имеют нужных навыков и оборудования для ликвидации разлива нефти. Похоже, так и получилось, потому что мы знаем, что Китайская народная республика оказывает содействие в поставке сорбентов.
Так же и в Ненецком округе сначала нам говорили, что разлив порядка 500 тонн, потом две тысячи тонн, площадь загрязнения порядка 5 тысяч квадратных метров. Пока мы не сделали с нашими коллегами космическую съемку – это 44 квадратных метра. Это, конечно, не катастрофа, но тем не менее, и там, и там на порядок занижаются масштабы. А это не только нарушение правил, норм, законодательства – это еще и очень негативно влияет на эффективность реагирования. Если мы занижаем оценку аварии, то мы, соответственно, не включаем нужные службы.

Любовь Чижова: Если говорить о последствиях аварий, в Ангару, говорят, попало 44 тонны нефти, у местных жителей серьезные проблемы с питьевой водой, какие еще могут быть последствия?

Алексей Книжников: Конечно, это будут долгосрочные последствия воздействия на всю экосистему речную. У нас перед глазами авария Саяно-Шушенской ГЭС, когда в том числе произошло загрязнение Енисея маслом в больших объемах, сотни тонн попало. Там регистрировалась гибель рыбы, околоводной растительности. В любом случае все это ожидает и Ангару. Но сейчас главная задача – это обеспечение очистки поверхности, чтобы хотя минимизировать воздействие для питьевого водозабора.

Любовь Чижова: Практика показывает, что российские нефтяные компании, виновные в том, что происходят нефтеразливы или аварии, связанные с утечкой нефти, они как-то серьезно не наказываются. А как в других странах происходит?

Алексей Книжников: По-видимому, одна из причин, что у нас государство не решается наказать свою основную кормилицу – нефтянку. Потому что зависим до сих пор в основном от нашего нефтяного бизнеса. И только этим, наверное, объясняется некая лояльность со стороны властей, что и ущерб толком не считается, и практически никогда не взыскивается. А в мире мы знаем совсем другое – это и является причиной ответственности нефтяных компаний, работающих в других странах. Всем известный пример в США Мексиканского залива, где реальные ущербы и иски оцениваются в миллиарды долларов.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников. Координатор Арктического проекта «Гринпис» в России Евгения Белякова полагает, что официальные сообщения о масштабах и возможных последствиях аварии на месторождении Требса не отражают реального положения вещей, и объясняет, почему защитники природы расценивают разлив нефти в Ненецком АО как экологическую катастрофу местного масштаба.

Евгения Белякова: Мы знаем от наших коллег, давних друзей компании "Сканекс", которая достала и обнародовала снимки высокого разрешения недавно. Проанализировав их, специалисты "Сканекс" утверждают, что площадь загрязнения составила около 42 тысяч квадратных метров – это чуть больше четырех гектар. Масштабы аварии, в соответствии с законодательством аварии причисляется статус региональной не от площади, а от объема вылившейся нефти. Тут мы можем исключительно полагаться на те цифры, которые нам сообщают официальные лица, представители компании "Башнефть" и представители администрации Ненецкого округа. На данный момент пока они сообщают о двух тысячах тонн нефти вылившейся и это находится в пределах региональной аварии. Но тут вопрос неформальной стороны, неформального отношения к тому, что происходит. Потому что в условиях арктической природы, в данном случае мы говорим о тундре, непосредственно прилегающей к Баренцеву морю, к его заливам, к Печерскому морю, любое загрязнение и вообще всякое нарушение – это катастрофа, в историческом периоде не ликвидируемая. Тундровые природные экосистемы очень медленно восстанавливаются. Нефть, которая попадет в водные объекты на месте аварии, а она безусловно туда попадет, потому что, конечно же, уборку будут проводить, учитывая огласку широкую этой аварии, но так или иначе с таянием снега, а весна там наступает практически, сейчас все начнет таять и течь, безусловно, есть продукты нефти потекут в ближайшие реки, в ближайшие озера, небольшие ручьи. Это, безусловно, убьет часть растительности, отравит часть представителей живого мира. Дальше это загрязнение будет так или иначе переходить по цепочке. И масштаб последствий этого загрязнения будет зависеть от качества проведения ликвидации аварии, то есть от качества уборки нефти.
Возникает вопрос, только ли нефть там убирать? На самом деле, как мы видели из сообщений, то, что добывают нефтяники – это не чистая нефть. Это, во-первых, нефть, смешенная с попутным газом, во-вторых, смешенная с попутной водой так называемой. Вот эта вода – это высокоминерализованный раствор, который содержит в себе очень много серы. Эта вода окрашена чуть-чуть в буроватый цвет – это не нефть, и она утекает значительно быстрее, интенсивнее и не встречает на своем пути никаких преград, ее как раз никто не собирает. Фактически это хороший раствор, не очень сильный, но достаточный для убийства всего живого, раствор серной кислоты. То есть разливы попутной воды, если увидеть их в тундре – тундра мертвая, выжженная территория, на которой ничего не растет несколько лет и очень медленно начинает восстанавливаться. Кроме серы там много других солей, то есть очень крепкий минеральный рассол. Это тоже очень опасно.
Я не могу вам сказать, как интенсивно будут проводиться работы по ликвидации конкретно этого разлива, но попутешествовав несколько по нашей стране, по регионам нефтедобычи, я знаю, что если разлив находится далеко от основных дорог, если территория, ограничен доступ на территорию, что часто случается, простых людей, общественных контролеров, то там разливы иногда не убираются десятилетиями. В основном у нас проблема разливов существует из-за очень старых трубопроводов промысловых, они быстро выходят из строя из-за довольно агрессивной среды воды, которая по ним прокачивается. Ремонтировать их денег у наших нефтяных компаний нет, говорят, что это слишком дорого, поэтому они продолжают пользоваться старыми трубопроводами, они продолжают рваться, нефть продолжает течь, на уборку нефти у них тоже нет сил и средств. Стимула, видимо, тоже нет. Если бы за скрытый разлив, плохо убранный разлив нефтяников лишали лицензии, наверное, они шевелились бы интенсивнее. Но на данный момент им просто назначают штраф, который в рамках их доходов довольно незначительный. Лицензии их могут лишить только, если они налог не заплатят.

Любовь Чижова: Это была координатор Арктического проекта Гринпис в России Евгения Белякова. По оценкам экологов, ежегодно в России происходит более 20 тысяч аварий на трубопроводах. В результате в окружающую среду попадает не менее 5 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов.
XS
SM
MD
LG