Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Каким будет мир в 21 веке? Сбудутся ли предсказания о том, что мощь США пойдет на нет, а доминирующей силой в мире станет Китай? Каково будущее Европы и какое месте в этом мире уготовано России? Эти темы обсуждаются в Вашингтоне. Об этом говорила недавно бывшая государственная секретарь США Кондолиза Райс и об этом говорится в опубликованной только что книге американского политолога Чарльза Капчэна. Она называется «Ничей мир: Запад, все остальные и грядущий глобальный разворот». Рассказывает Владимир Дубинский

Владимир Дубинский: В 2010-ом году в пятерке самых мощных экономических держав мира были Соединённые Штаты, Китай, Япония, Германия и Франция. Это - данные американской инвестиционной компании Голдман Сакс. В 2050-ом году – предсказывает Голдман Сакс - из западных стран в этой пятерке останется только одна – Соединённые Штаты. Причём свое место лидера они уступят Китаю, а места остальных нынешних членов пятерки займут Индия, Бразилия и Россия.

Значит ли это, что двадцать первому веку суждено быть «китайским» и что китайская модель авторитарного капитализма станет доминирующей во всем мире? Спешить с таким выводом не следует, предупреждают американские политологи. Среди них бывший государственный секретарь США Кондолиза Райс. Она выступала в исследовательском центре «Фонд Наследия».

Кондолиза Райс: Кто-то говорит, что авторитарный капитализм эффективней модели рыночной экономики. Но давайте не забывать о проблемах, которые начинают проявляться в Китае по мере того, как в этой стране с населением в более чем миллиард человек происходят социальные и экономические преобразования, аналога которым нет в истории. Да, Китаю удалось поднять сотни миллионов человек из нищеты, но сотни миллионов по-прежнему в нищете. Впереди еще очень много напряжённой работы, и мы видим, как китайское правительство оказывается под давлением все большого числа проблем.

Владимир Дубинский: Среди этих проблем Кондолиза Райс выделила, в частности, растущее недовольство китайских рабочих условиями труда и требования повысить заработную плату. Что произойдёт с китайской экономикой, если повысится заработная плата рабочих, а вместе с ней и цены на китайские товары? Сможет ли Китай тогда быть конкурентоспособным на международном рынке? Все чаще – отмечает также Кондолиза Райс - возникают проблемы с безопасностью производимых в Китае товаров.

Кондолиза Райс: Скоростные поезда, сходящие с рельсов, отравленное детское питание. Кстати, какое решение нашли этим проблемам китайские власти? Они приговорили к смертной казни человека, ответственного за безопасность товаров. Вряд ли это можно считать долгосрочным решением проблемы.

Владимир Дубинский: Но главное, считает Кондолиза Райс, - в другом.

Кондолиза Райс: Пожалуй, еще важнее всех эти проблем, - все чаще наблюдающаяся неуверенность китайского руководства относительно того, куда они ведут страну. Я не хочу сказать, что в Китае произойдет жасминовая революция, подобная тем, какие мы наблюдали в арабских странах в прошлом году. Но когда в Египте, например, происходили волнения, китайские власти приняли особо жесткие меры по контролю над потоком информации, в частности, в интернете. Слов «Египет» и «революция» в те дни в китайском интернете вы бы не нашли! Наш век – это век информации, и это вызов китайскому руководству. Оно это понимает, и мы слышим, что уже даже среди китайских руководителей раздаются голоса сомнения, что сохранить свою легитимность только благодаря экономическому процветанию будет с каждым годом все сложнее.

Владимир Дубинский: Это значит – отмечает бывший госсекретарь США - что легитимность китайскому руководству придётся искать в согласии со своим народом. Некоторые китайские руководители считают, что этого можно добиться путем введения свободных выборов на местном уровне. Но это, отмечает Кондолиза Райс, равносильно тому, чтобы выпустить джинна из бутылки.

Кондолиза Райс: Выборы на местах повлекут за собой требования свободных выборов на уровне провинции, а затем и на национальном уровне. В конечном счете, авторитарные режимы не являются прочными, и само их существование противоречит развитию потенциала человека.

Владимир Дубинский: Какими бы быстрыми темпами ни развивалась сейчас экономика Китая, считает Кондолиза Райс, в обозримом будущем этой стране вряд ли удастся составить подлинную конкуренции США в качестве доминирующей державы. В военном и стратегическом отношении США недосягаемы, особенно в Тихоокеанском регионе, подчеркнула Райс.
Впрочем, вряд ли какой-либо американский политик, пусть даже бывший, каким является Кондолиза Райс, стал бы выступать с заявлениями об обратном. Американские же политологи считают, что все гораздо сложнее. Чарльз Капчэн – профессор Джорджтаунского университета и старший научный сотрудник исследовательского центра «Совет по внешней политике». Он автор опубликованной недавно книги «Ничей мир: Запад, все остальные и грядущий глобальный разворот». По его мнению, не вызывает никакого сомнения, что в мире происходят серьезнейшие преобразования, которые в 21-веке неизбежно изменят привычную расстановку сил.

Чарльз Капчэн: Я не принадлежу к числу тех, кто верит, что Соединенные Штаты вступили в период заката. Я уверен, что США сумеют выйти из нынешнего политического и экономического спада. Но нельзя отрицать, что сравнительная мощь западного мира в целом начинает уменьшаться по мере того, как усиливается мощь стран, которые мы привыкли называть развивающимися, и Соединенным Штатам необходимо это признать.

Владимир Дубинский: Но политикам, говорит профессор Капчэн, признать это оказывается очень сложно, сложнее, чем гражданам, которые их избирают.

Чарльз Капчэн: Мне думается, что сейчас наши политики не понимают настроений американских граждан. Наиболее вероятный соперник президента Обамы на выборах Митт Ромни, да и сам президент, продолжают говорить, об «американском веке» и о мире, в котором лидерство Америки является ключом к стабильности. Американские же граждане, на мой взгляд, начинают думать иначе. Они готовы к тому, чтобы лидерство в мире было поделено, а не принадлежало только Соединенным Штатам. Частично это объясняется тем, что они просто устали. Они утомлены войнами в Ираке и Афганистане. В своем понимании мира граждане опережают политиков, и я думаю, что наступит момент, когда последнее слово окажется за гражданами, то есть за избирателями, а не за внешнеполитической элитой. Элита же в своем мировоззрении отстает от происходящего. Она по-прежнему живет понятиями мира, в котором на протяжении последних сорока-пятидесяти-шестидесяти лет Америка действительно доминировала. Мне кажется, мы сейчас вступаем в переходный период в нашем мировосприятии. Через три – четыре года мы начнем осознавать, каким будет новый мир.

Владимир Дубинский: По мнению Кондолизы Райс Соединенные Штаты сохранят свое лидерство в мире, в первую очередь, благодаря силе идей и ценностей либеральной демократии, которых они и их союзники придерживаются. Профессор Чарльз Капчэн также считает, что говорить о закате либеральной демократии рано, но в сфере идей в новом мире ей придется конкурировать с другими точками зрения.

Чарльз Капчэн: Западные ценности, такие как либеральная демократия, разделение государства и церкви, и промышленный капитализм по-прежнему сохраняют свою привлекательность, и есть надежда на то, что страны во всем мире начнут придерживаться этих ценностей. Мне же думается в 21 веке ни одна из моделей или идеологий не будет доминирующей. Западные ценности никуда не денутся. Но точно также никуда не денется и авторитарный капитализм, то есть китайская модель. На Ближнем Востоке еще более укрепятся идеи политического ислама, а в странах Латинской Америки доминирующий силой будет популизм левого толка. Иными словами, мы движемся к более диверсифицированному миру, чем тот, в котором мы ныне живём. На рынке идей, если так можно выразиться, западным взглядам придется конкурировать с другими точками зрения. Вполне возможно, что либеральная демократия со временем распространится еще шире. Я-то считаю, что именно так и будет. Но это займет очень долгое время, в то время как перераспределение сил в мире произойдет гораздо быстрее. В двадцать первом веке мир будет не просто многополярным. Это будет мир, в котором не будет никакой доминирующей политической философии.

Владимир Дубинский: А какое место в этом новом мире займет Россия? Профессор Капчэн считает, что все будет зависеть от выбора, который сделает эта страна в ближайшее время.

Чарльз Капчэн: Так называемая суверенная демократия, существующая в России сейчас, вероятнее всего, не исчезнет в обозримом будущем. Уличные протесты в прошлом году и в этом едва ли можно считать началом конца правления Путина или подобного режима. В России пока нет среднего класса, который мог бы быть опорой перехода к подлинной демократии. Главная задача России сейчас заключается в диверсификации экономики, отходе от зависимости от экспорта энергоресурсов. Россиянам надо решить, в каком направлении они хотят развиваться. Захотят ли они продолжить считать себя евразийцами и искать для себя какой-то особый геополитический курс или со временем всё-таки решат связать свою судьбу с Европой? Мне кажется, что взгляд россиян все больше будет обращаться на Запад. Присоединение к Европейскому союзу, его институтам и рынкам, в конечном счете, может оказаться для России соблазном, перед которым она не сможет устоять. В результате и внешняя политика России станет прозападной, и, на мой взгляд, это наилучший вариант и для Европы, и для России.

Владимир Дубинский: Новый или «ничей», как называет его в своей книге профессор Капчэн, мир, к сожалению, не станет безопаснее нынешнего. Многие игроки попытаются заполнить вакуум, который образуется на том месте, где ранее доминировали США. Для того чтобы избежать катастрофических конфликтов, лидерам потребуется немалое мастерство.

Чарльз Капчэн: Если мы поймём, что грядет, если мы вовремя начнём к этому готовиться, создавать новые партнерские отношения и искать пути сотрудничества между новыми центрами влияния и власти, может быть, мы сможем сделать мир безопасным. Самая большая ошибка, которую мы можем допустить, – это убедить себя в том, что ничего в мире не меняется, и что статус-кво сохранится на долгие годы.

Владимир Дубинский: Это был Чарльз Капчэн – профессор Джорджтаунского университета и автор книги «Ничей мир: Запад, все остальные и грядущий глобальный разворот»
XS
SM
MD
LG