Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Я услышал сигнал – громкий и ясный" - так премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон описал свою реакцию на результаты выборов в местные органы власти.

По итогам голосования получается, что лейбористы на восемь процентов впереди консерваторов. Но все опросы говорят о другом: на самом деле две крупнейшие партии идут нога в ногу и, случись сейчас выборы не в местные советы, а в парламент, их результат мог бы оказаться иным. То есть голосование прошлой недели было наказанием и резким предупреждением правительству: смотрите, наше терпение на исходе, если так будет продолжаться, можем и в оппозицию отправить…

Но продолжаться – что? Многие консерваторы поняли дело так, что партии и правительству надо срочно и резко сдвигаться вправо. Забыть о заигрывании с либерализмом – вроде узаконивания однополых браков или реформы Палаты Лордов. На левом фланге лейбористов тоже оживление. Там извлекли противоположный урок: избиратель хочет решительного движения влево, к традиционным социалистическим ценностям.

Но и те и другие согласны: избирателя волнует, прежде всего, экономика.
Только каждый понимает задачу в меру своей идеологии. Справа говорят о снижении налогов с бизнеса и с богатых индивидуумов. Слева же, наоборот, о более справедливом перераспределении бремени кризиса. Пикантность ситуации в том, что политики противоположных взглядов должны сидеть рядом в правительстве. Справа – тори, а слева - либерал-демократы. Удивительно, что они как-то исхитряются договариваться и находить компромиссы. Коалицию спасает общая убежденность в том, что главной задачей остается сокращение государственного долга – та самая ‘austerity’, "жесткая экономия", от которой только что отказались французы, выбрав президента-социалиста.

Можно долго перечислять странности британской политики, но для стороннего наблюдателя важнее другое: демократия на Альбионе жива и бодра. Некоторые скажут: слишком бодра – так раскачивают лодку, что всех уже слегка мутит.

Исключением, подтверждающим правило, стали выборы лондонского мэра. По стране консерваторы и их партнеры потерпели серию унизительных поражений, лейбористская оппозиция выиграла около 700 новых мест в муниципальных советах. Но в Лондоне победил консерватор Борис Джонсон, ставший городским главой на второй срок. Джонсон – колоритнейшая фигура, популярный журналист, острослов и эксцентрик. В первый раз, четыре года назад, его выбрали чуть ли не смеха ради. Противники кричали на всех углах: вы с ума сошли, шутов нельзя пускать на трон… Но выяснилось, что Джонсон не только "врун, болтун и хохотун", но и "крепкий хозяйственник". У него оказалась почти абсолютная память, он удивил вниманием к деталям. Стал кумиром велосипедистов, поскольку и сам – страстный любитель этого вида транспорта, на котором и передвигается по городу. А тут еще и женщину спас. Крутил педали, возвращаясь поздно вечером с работы, и увидел, что на нее напала банда агрессивных подростков. Не задумываясь, бросился на выручку. Спасенная оказалась сторонницей лейбористов. Но, видно, не только она голосовала на последних выборах сердцем. За лейбористов в местные советы и ассамблеи, но за консерватора Джонсона в Лондоне.

Победил он лейбориста Кена Ливингстона в упорнейшей борьбе, с отрывом всего в несколько процентов. Подсчет голосов продолжался очень долго, до поздней ночи Лондон не спал, как говорят по-английски, "ногти кусал", не зная, кто придет первым в этой гонке.

Вот такие, оказывается, бывают мэры, вот такие бывают выборы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG