Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: WWF готовится внести в Государственную Думу законопроект о защите российских морей от нефтяных загрязнений. Ранее экологическая организация собрала в интернете более 120 тысяч подписей граждан в поддержку этого законопроекта. Проблема нефтяных загрязнений актуальна, в первую очередь, для северных морей, но защитники природы напоминают, что от разливов нефти страдают также Балтика, Черное и Каспийское моря. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Разливы нефти в российских морях происходят регулярно. В первых числах мая появились сообщения о новом происшествии на Беломорской нефтебазе. По информации ГТРК Мурманск, масштабы разлива пока неизвестны. Специалисты не могут установить боновые заграждения, которые помогли уменьшить последствия прошлогоднего крупного разлива на базе, так как местами в акватории еще не сошел снег. В прошлом году в результате аварии были загрязнены нефтепродуктами более 200 тысяч квадратных метров акватории Кандалакшского залива Белого моря, а также 400 тысяч квадратных метров береговой площади. По данным WWF, пострадала территория Кандалакшского государственного природного заповедника. Руководство Беломорской нефтебазы происшествие не комментирует. За прошлогодний разлив кампанию оштрафовали на 350 тысяч рублей, а также обязали выплатить около 2 миллионов рублей за вред, причиненный водному объекту. Экологи надеются, что принятие закона «О защите морей от нефтяных загрязнений» изменит ситуацию, и нефтяные кампании будут более ответственно относиться к своей работе. О новом законопроекте говорит директор WWF в России Игорь Честин.

Игорь Честин: В рабочем порядке давно передали и в думу, в Министерство природных ресурсов и экологии. В думе находится другой законопроект, который, на наш взгляд, не решает никаких проблем, и он был принят в первом чтении. Сейчас речь идет о том, что наш законопроект будет представлен как предложение комитету Государственной думы ко второму чтению.

Любовь Чижова: В чем суть вашего законопроекта, который лучше, чем тот, который есть в думе?

Игорь Честин: Наш законопроект устанавливает механизмы конкретные, он предусматривает обязательное страхование, он предусматривает то, что до того, как компания получает лицензию, она должна доказать наличие у нее опыта работы и в первую очередь касается шельфа, конечно. И у нас какая ситуация сложилась, что проекты вовсю обсуждаются и первый начал реализовываться. Он еще не начал реализовываться, по крайней мере, платформу поставили разломную, а технологии ликвидации разливов подо льдом нет ни у одной компании в мире. По закону вроде как получается, что нельзя, но на первое месторождение лицензию выдали.

Любовь Чижова: Каков сейчас масштаб проблемы, скажем так? Какие российские моря прежде всего страдают от нефтяного загрязнения? Касается ли это только северных морей или может быть гораздо шире проблема?

Игорь Честин: В первую очередь, конечно, касается северных морей. Мы стараемся создать правовое поле до того, как начнутся реальные проекты. Это важно, потому что начнутся проекты до того, как будет создано правовое поле. Так же это касается морей Черного, Каспийского. Мы помним разлив и аварию танкера на Азовском море, на границе Черного и Азовского морей в Керченском проливе. Пострадали перелетные птицы во время этой аварии, была осень. Так что это касается всех морей.

Любовь Чижова: Какой ущерб наносят разливы нефти морям?

Игорь Честин: Чем севернее, тем хуже, если на юге еще существуют бактерии, которые разлагают нефть, за какой-то период времени она из природы выводится, то на севере, если мы посмотрим, была катастрофа танкера, 89 год, нефть до сих пор находится на берегу. На севере природа гораздо более уязвима и менее способна к самоочищению, если можно так сказать.

Любовь Чижова: Каковы ваши ощущения и прогнозы, какова судьба этого законопроекта о защите морей от нефтяных загрязнений, который подготовили экологи?

Игорь Честин: Я думаю, что он будет принят, конечно, с какими-то изменениями, сейчас идет доработка текста. Я думаю, что он будет принят. Мы всегда оптимисты.

Любовь Чижова: Говорил директор WWF в России Игорь Честин. По мнению специалистов, больше всего нефтяных разливов происходит в северных российских морях, но и другие моря – не исключение. К примеру, по Балтике ходят танкеры, которые перевозят нефть из России в страны Европы. По данным экспертов, Балтийское море сегодня является одним из самых загруженных водных путей – на его долю приходится более 15 процентов мировых морских грузовых перевозок . Ежегодно на Балтике перевозится около 200 миллионов тонн нефтепродуктов. По прогнозам, к 2015 году этот объем вырастет еще на 40 процентов. Каждый день в море курсирует около 2000 судов, и защитники природы говорят, что контролировать экологическую безопасность Балтийского региона становится все труднее. Среди огромного количества танкеров, сухогрузов, паромов и пассажирских судов найти виновников очередного разлива нефтяного пятна или нечистот бывает очень трудно, практически невозможно. Еще одна проблема Балтики – это слив в море отходов органических удобрений на основе азота, из-за которых море теряет кислород и зарастает сине-зеленой водорослью.
Проблема нефтяных разливов характерна и для Черного моря – нефть там также не добывают, но перевозят. Из Новороссийска на танкерах ежегодно уходит около 60 тонн нефти, из Туапсе – около 30 миллионов тонн, из порта Кавказ – 3 миллиона тонн. Всего через порты Черного моря проходит более 138 тонн нефти и нефтепродуктов. По данным агентства Portnews, по Черному морю осуществляется экспорт 23 процентов всей российской нефти, 74 процента казахстанского и 65 процентов нефтяного экспорта Азербайджана. Самая крупная авария, связанная с разливов нефти, произошла в 2007 году в районе Керченского пролива - тогда из-за шторма потерпели крушение сразу несколько судов, перевозивших мазут. В море вылилось до 100 тысяч тонн нефтепродуктов. Экологи считают, что последствия этой аварии до сих пор не ликвидированы. О том, сможет ли новый законопроект «О защите морей от нефтяных загрязнений» защитить Черное море, рассуждает активистка экологической вахты по Северному Кавказу, жительница Сочи Ольга Носковец…

Ольга Носковец: Для Черного моря это будет одна из больших проблем, если на шельфе Черного моря начнут добывать нефть. Потому что надо понимать, что Черное море и города, которые находятся на его побережье – это курортная зона. И всякие проекты, которые сейчас хотят реализовывать, мы сталкиваемся с тем, что из России идет большая выкачка нефти и, наверное, она уже заканчивается. Поэтому такие планы и на северных морях, и на Черном море, во льдах в Арктике. Это, конечно, недопустимо мы в 21 веке должны думать о других источниках, и Россия не может до бесконечности выкачивать это. Тем более Черное море, и у нас проблемы случаются даже без добычи, постоянно аварии, море загрязняется, танкеры, когда сильные шторма, Керченский пролив тому пример, сильное было загрязнение, когда был шторм и разломило сухогрузы, груженые мазутом. Последствия до сих пор видны, никуда загрязнения не деваются. Периодически берег и море загрязняются нефтяными остатками. Конечно, используют наши порта, которые будут применяться, на них работать перевалочные базы. Посмотрите, во что превратилось Туапсе. Люди не хотят просто-напросто ехать на Черноморское побережье, потому что оно превращается в промышленную зону. И конечно, мы должны противостоять этому, иначе мы потеряем побережье черноморское. Это очень опасные проекты и недопустимые. Коллег из WWF мы полностью поддерживаем.

Любовь Чижова: Как экологи сейчас оценивают состояние Черного моря, воды Черного моря и его побережья?

Ольга Носковец: Мы будем говорить о побережье Российской Федерации, естественно, мы стараемся делать независимые экспертизы. Потому что данные, которые выдаются, а тем более в преддверии очень сложного сезона, должны привлечь больше отдыхающих, естественно, ситуация, которая на самом деле происходит, она умалчивается. При этом надзор санитарный, они когда перед курортом пробы воды берут, то на некоторых городских пляжах Анапы, Геленджика, Новороссийска появляются таблички "Купаться запрещено". В основном это связано с выбросами канализации в море, проблема не решается даже в Сочи, хотя под эгидой олимпиады уже должны работать, запущены новые канализационные очистные системы. На самом деле этого не происходит, все, извините, чистоганом сливается в море, со свалок течет отравленная вода - это тоже попадает в море. Поэтому говорить, что Черное море чистое, безопасное, тоже было бы большим преступлением перед гражданами Российской Федерации. Потому что хотелось бы, чтобы адекватно оценивали видимую чистоту и прозрачность нашей воды. И еще к этому прибавляются воздействия технического характера, перевалки химических удобрений, когда перегружают на сухогрузы смесь ядовитую сухую, тоже попадает в море. Большие количества заболеваний, желудочных отравлений, которые летом пытаются списать под какую-то акклиматизацию, на самом деле вызвано некачественной морской водой, которая летом вдобавок нагревается, и такие последствия.

Любовь Чижова: Олимпийское строительство как-то отразилось на состоянии моря?

Ольга Носковец: Конечно, очень сильно. Вы же понимаете, что огромное количество техники работает в верховьях реки Мзымта, опять же очень много хранилищ с нефтепродуктами, работа с мазутом, с бензином, техника моется шлангами, вся эта вода стекает в реку, река попадает в море. Мы потеряли мало того, что реку Мзымту, вода которой обеспечивала город чистой питьевой водой. Местные жители на черноморском побережье, особенно в местах скопления отдыхающих, предпочитают летом не купаться – это реалии настоящие. И последствия сильной аварии, которая произошла в Керченском проливе четыре года назад, ее недооценивают. Экологи, люди, которые знают, оценивают ее последствия, власти делают вид, что ничего не произошло, море чистое, мы зовем своих граждан сюда купаться отдыхать, а потом они сотнями уезжают заболевшими и отравленными. Эту проблему, конечно, надо решать на более высоком уровне, потому что мы своими силами не можем голословно говорить, что не идите купаться море – оно грязное, когда все отчитываются и говорят, что все хорошо, в преддверии сезона.

Любовь Чижова: О стоянии Черного моря говорила активистка Экологической вахты по Северному Кавказу Ольга Носковец. Экологи, разработавшие законопроект «О защите морей от нефтяных загрязнений», напоминают, что от деятельности российских нефтяных кампаний страдают не только моря, но и более мелкие водоемы. К примеру в результате недавней аварии на месторождении Требса в Ханты-Мансийском АО , по данным экологов, разлилось примерно 600 тысяч тонн нефти, которая попала в ближайшие реки и озера. По данным защитников природы, ежегодно в России происходит более 20 тысяч прорывов трубопроводов, половина из них – прорывы нефтепроводов, которые, как правило, наносят серьезный ущерб окружающей среде.
XS
SM
MD
LG