Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сотрудники Левада-Центра спросили у россиян: почему власть не признает нарушений на выборах, свидетельства которых регулярно предъявляет оппозиция? Мнения разделились. 24% опрошенных полагают, что признать такие нарушения означало бы, что выборы были нечестными, и власть узурпирована узким кругом людей, близких Владимиру Путину. 21% респондентов думают, что нарушений не было или они были незначительны. 15% опасаются, что это может повлечь за собой переход власти от опытных людей к неопытной оппозиции. А по мнению 22% опрошенных, оппозиция немногочисленна и не имеет реальной силы, поэтому власть может игнорировать критику с ее стороны. Социолог Алексей Левинсон – о том, что означает подобное игнорирование и преследование участников протестного движения.

- То, что происходило в последние дни (разгон митинга на Болотной и дальнейшие события), может быть симптомом достаточно неприятных процессов, попыток власти заявить себя как тоталитарная власть. Тоталитарная - это та, которая не терпит возражения себе или игнорирования себя ни в одной точке социального пространства. Временное ли это дело или таков будет характер режима на протяжении всех последующих лет, пока сказать нельзя. Но видно, что реакцией на митинг было не желание власти, увидев сопротивление какой-то части народа, с этой частью народа вступить в переговоры, а, не спрашивая ни о чем, просто сказать им, что вас слушать не будет никто.

- Изменилось ли, на ваш взгляд, качество самого протестного движения в последнее время?

- Ну, это качество меняется от митинга к митингу, изменилось оно и сейчас. Характер демонстрации и шествия 6 мая, накануне инаугурации, был не совсем такой, как у митингов на Болотной и Сахарова в декабре. Покраснение и полевение этого контингента было, во всяком случае, зримым. Я думаю, что разговоры о том, что это был средний класс, полностью потеряли свой смысл. Эти люди присутствовали, но они были там в меньшинстве, безусловно, причем их представленность стала меньше. Гораздо больше появилось людей из имущественно более низких слоев. Не прямо, но косвенно с этим связана и повышенная милитантность этой публики и ее готовность схватиться с полицией.

- Можно ли, исходя из последних событий, предположить, каким будет третий президентский срок Владимира Путина?

- Если экстраполировать события этих дней на весь срок, прогнозы, конечно, очень невеселые: как для людей, которые участвовали в протестах, так и для тех, против кого был направлен протест. А самое главное, невеселые для всей остальной страны, которая остается между ними, поскольку диалог этих меньшинств, протестного меньшинства и властвующего меньшинства, это, в общем-то, диалог по поводу судьбы страны. И тут прогноз, в общем-то, невеселый. Это значит, что власть будет тратить все большее количество сил просто на поддержание существующего порядка вещей или, иначе говоря, на поддержание собственного режима властвования (поскольку они-то отождествляют порядок и благополучие страны с тем, удается им править этой страной так, как они хотят, или не удается; если удается, они думают, что делают стране благо, и что стране жить хорошо). Но вот если основные усилия будут направлены именно на это - на поддержание, на закрепление, ну, это будет, так сказать, второе издание режима, который основной своей добродетелью считал поддержание стабильности. Но стране стабильность если и была нужна (или многие люди думали, что она нужна тогда) тогда, в первые пару сроков Путина, то теперь люди перестали так думать, мы это знаем из наших опросов. Запрос на развитие страны предъявляют не только те, кто вышли на площади, его предъявляет основная часть населения страны.

По свидетельству социолога Алексея Левинсона, в середине двухтысячных годов большинство россиян говорили: «самое главное, чтобы не было хуже». Но времена меняются, и сегодня основной запрос населения – на перемены и улучшение жизни, а не на сохранение статус-кво любой ценой.
XS
SM
MD
LG