Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сюжеты

Абай и Обама


Участники акций протеста у памятника казахскому поэту Абаю Кунанбаеву

Участники акций протеста у памятника казахскому поэту Абаю Кунанбаеву

Московские блогеры продолжают уличные акции. Основной тренд твиттера – движение #ОккупайАбай, названное в честь казахского поэта Абая Кунанбаева, памятник которому стоит на Чистых прудах. По свидетельствам очевидцев, характер мероприятий за последние дни существенно изменился. Пишет колумнист Slon.ru Елена Тофанюк:

Вся эта беготня приобрела уже совсем гротескный вид с Ксенией Собчак, кричащей в двери клуба Night Flight о наличии у нее клубной карты и все равно оказавшейся в отделении полиции, с протестующими в шапочках из фольги, с ожиданием автобуса, потому что автозаков не хватило и полиция приспособила под перевозку пойманных хипстеров рейсовые автобусы, и с добровольной очередью на посадку. Выражения "винтаж", "пойдем погуляем" и "я жду автобуса" обрели новый смысл, а памятник Абаю Кунанбаеву – практически новую жизнь. Где-то в этот момент смех окончательно победил злость. Не знаю, понимала ли полиция, что на самом деле она не борется с массовыми беспорядками, а принимает участие в праздничной эстафете, но бессмысленность своих действий уж точно осознавала: как сообщали некоторые задержанные, в отделениях начальники плевались – без вас работы хватает. А задерживали сотнями.
Навального, в итоге, задержали окончательно и через несколько часов осудили на 15 суток, что моментально придало глубокий политический смысл веселой игре с непонятной целью. Власть действительно боится Навального, боится так сильно, что готова вывести огромное количество ОМОНа на улицы, чтобы поиграть в кошки-мышки с сотней-другой хипстеров, только потому, что блогер Навальный устроил там балаган. И не важно, что неадекватность принимаемых мер вызывает недоумение у всех – от международных организаций до брошенных преступников.

Преступники действительно вниманием полиции не избалованы, как выяснил пользователь Tsybankov:

Все знают, какой трэш происходит в нашей столице который день подряд. Людей забирают за любую оппозиционную символику. Вот, например, моих друзей забрали 7 мая в ОВД просто потому, что они гуляли по городу с белыми и красными лентами. Так вот, мой хороший знакомый Тарасов Павел с массо-габаритным макетом автомата Калашникова гулял по городу 9 мая. Гулял от Лубянки до Пушкинской площади мимо Госдумы, мимо Манежки, по Тверской, мимо мэрии, по Пушкинской. И ни один мент не остановил его! Ни один! Наблюдать это было смешно и страшно. Если бы у меня была белая ленточка - забрали бы через 10 метров. А человек, тусующийся с автоматом, никого не интересует. Господа полицейские смотрели на него, но тут же отводили взгляд в сторону. Вот и хочется спросить, а что же делает наша полиция на самом деле? Забирает студентов и бьет женщин? Или же охраняет общественный порядок?

Логистические издержки действий полиций просчитал Иван Давыдов, проведший несколько часов в актозаке, а затем в отделении милиции:

Чтобы оштрафовать меня на тысячу несчастных рублей за то, что я просто шел по Москве, властям пришлось задействовать человек пятьдесят омоновцев, кучу полицейских, и еще – в перспективе – судью с подручными. Это неэффективно. Может, раз уж нельзя теперь по Москве бесплатно ходить, просто турникеты поставить, как в метро? А, товарищи начальники?

***
В американской блогосфере обсуждают интервью президента Обамы, в котором он заявил о своей личной поддержке института однополых браков. Интервью вышло в эфир сразу после того, как референдум в штате Северная Каролина одобрил конституционный запрет однополых браков и гражданских союзов, поэтому разъяснять важность сказанного президентом никому не пришлось. Тем не менее, личная позиция Обамы не приведет ни к каким последствиям, считает блогер p.m.carpenter:

То, что Обама открыто поддержал однополые браки, кажется мне излишним. Никто и не сомневался, что президент, наделенный таким умом и такой восприимчивостью, никогда внутренне не противился этой абсолютно здравомысленной позиции. А поскольку однополые браки лежат вне пределов прямых президентских компетенций, то ничего особенно и не изменится – разве что правые рассвирепеют еще больше. Тем не менее, хотелось бы, чтобы левые хоть на некоторое время прекратили упрекать Обаму в трусости. Благодаря этому своему заявлению он, возможно, распрощался сегодня с победой в нескольких штатах – в самом начале кампании повести себя смелее просто невозможно.

Тем не менее, общая реакция оказалась куда большее эмоциональной. Яснее других гражданские и политические последствия президентского интервью сформулировал в своем блоге Эндрю Салливан:

Это интервью не изменит законов. Но оно еще раз подтвердило честность и прямоту человека, которого нам посчастливилось иметь в качестве президента. Сегодня Обама сделал не просто очередной шаг – он рассеял страх. Он явно готов к тому, что заявление может иметь нежелательные политические последствия. Но за это мы его и выбрали. Это и есть перемена, в которую мы верили. Какой, однако, контраст с кандидатом, который стремится отменить все права однополых пар путем принятия поправки к конституции, с кандидатом, который оказывал финансовую поддержку организациям, занятым "лечением" гомосексуалов, с кандидатом, который поддался давлению крайне правых, требовавших уволить советника по внешней политике только потому, что тот открытый гей – можно ли придумать контраст еще более разительный?

Описывая, как менялись его взгляды на однополые браки, Обама отметил, что это вопрос чисто поколенческий, и привел в пример своих дочерей: Малии и Саше однополые семьи, в которых растут некоторые их одноклассники, не кажутся чем-то особенным или из ряда вон выходящим. Эту тему подхватила в своем блоге Бристол Пейлин – дочь бывшего губернатора Аляски Сары Пейлин, известной своими крайне консервативными взглядами:

Когда на выборы идут женщины-христианки, тут же возникает вопрос смирения и подчиненного положения. Мишель Бэкман, например, однажды спросили, будет ли она слушаться своего мужа, когда станет президентом. Почему-то всем кажется, что женщина-президент, воспитанная в христианской морали, не способна принимать решения без одобрения мужа. Ну и где теперь журналисты, так опасавшиеся влияния семьи на государственные решения? Они изошли на похвалы президенту. Ах, как он смел и как он мудр! Поставлю вопрос прямо: то, что моя мать может послушаться моего отца, это проблема. А когда президент решает круто изменить свою позицию по важнейшему социальному вопросу, проконсультировавшись со своими дочерями-подростками – это, значит, геройство?

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG