Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Семнадцатилетнего подростка в Москве лишили права работать и вести нормальную жизнь после того, как он остался без опекуна.

Владимир Гурин несколько дней был заперт в инфекционном отделении больницы без каких-либо медицинских показаний. Чиновники уверяют, что таков порядок. Коллеги и друзья мальчика из ассоциации "Молодежная перспектива" возмущены и намерены привлечь внимание общественности к бесправному положению подростков-сирот. "Молодежная перспектива" имеет опыт помощи детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Сотрудники этой организации уверены, что с проблемами можно справиться и без грубого вмешательства государственной машины.

В инфекционном отделении детской городской больницы №21 Владимира Гурина продержали 9 дней. Обеспокоенные его судьбой, коллеги из ассоциации "Молодёжная перспектива", стали пытаться выяснять, как он туда попал. Как рассказала директор организации, Елена Козлова, Владимир позвонил 26 апреля из отделения полиции и сказал, что не выйдет на работу, поскольку его везут в приют. Однако вместо приюта юношу отвезли в больницу. На следующий день коллеги попытались передать Владимиру посылку, однако её в больнице не приняли. Кроме того, с ним не удавалось нормально поговорить по телефону. 4 мая Владимира Гурина из больницы перевели в социальный приют по Южному административному округу – по месту его жительства. Вот, что после встречи с юношей рассказала Радио Свобода Елена Ефимова, которая работает в "Молодёжной перспективе":

– Вова сказал: то, что творится в 21 больнице, творится и в других таких медицинских учреждениях, где есть отделение для беспризорных детей. Он общался там с другими детьми, которые уже проходили через это. Жили в палате на 4 человек, нет душа. Независимо от того, сколько времени ребёнок находится в больнице, нет никакого варианта помыться. В палатах не убирают, окна немытые, на них стоят решётки. Все личные вещи при попадании в больницу отобрали, выдали штаны и футболку. На ночь у них штаны забирали, чтобы не сбежали, из палаты – не выпускали. Звонить давали один раз в день, иногда и этого не давали. Кроме того, брали анализы и делали какие-то уколы, не объясняя зачем. Передавать им почти ничего нельзя – даже книги не берут. Только регламентированный список: не более 1,5 л газированной воды, 500 грамм определённых фруктов, пачку печенья, пачку зефира, сухари и сушки – всё, – сказала Елена Ефимова.

Радио Свобода постаралось выяснить, как же Владимир Гурин оказался в больнице. Чиновники уверяют, что таковы порядки. В муниципалитете района "Нагатинский затон" РС рассказали, что бабушка Ирина Гурина отказалась от опекунства над ним и его 12-летней сестрой Дианой по своей инициативе, после чего детей должны были доставить в приют. Сама Ирина Гурина в интервью РС сказала, что муниципалитет лишил её опеки над детьми по итогам проверки. Диану Гурину отвезли в приют сразу, рассказала начальник отдела опеки муниципалитета Наталья Жукова, а Владимира Гурина отвезли в больницу, поскольку он отказался взять медицинскую справку в колледже, в котором учится. Этот документ необходим для устройства в приют. В случае с сестрой юноши представители муниципалитета получили нужную справку в детской поликлинике, где числится девочка. Владимир же уже переведён во взрослую поликлинику, поэтому справку должен был взять сам в колледже, где находится его медицинская карта, уверяет Наталья Жукова.

В ОВД "Нагатинский затон" объяснили, что в случаях, когда дети остаются без попечителей, сотрудники полиции отвозят их в больницы:

– Если опекуна ребёнка лишают родительских прав, ребёнок остаётся в социально опасном положении. Чтобы с ним ничего не случилось, сотрудники милиции направляют его в медицинское учреждение, где его накормят, помоют, оденут. Мы передаём его Министерству здравоохранения, но что с ним делать потом – решают органы опеки, а не милиция.

В Дирекции северо-восточного округа Департамента здравоохранения Москвы рассказали, что в инфекционное отделение ДГБ №21 поступают дети только по направлению ОВД.

– Если это ребёнок бездомный и без родителей, то он обследуется и лечится там до того, как его смогут определить в социальный приют. Это не больше недели, десяти дней, – говорит Ирина Китаева, представитель Департамента здравоохранения Москвы. – Правила там действительно строгие, поскольку дети разные и сложные. Есть специальная охрана для этого отделения. Оно полузакрытое, проходить не разрешают. Детей переодевают и отбирают личные вещи, поскольку они должны пройти обработку. После этого им всё вернут. Передачи в больнице принимают. Там есть и ручки, и бумага – дети рисуют, с ними занимаются педагоги.

Заместитель главного врача детской городской больницы №21 Лидия Рачина опровергла обвинения в нарушении прав детей. По её словам, инфекционное отделение работает по общим правилам, предусмотренным для всех подобных отделений.

Правозащитники же склонны видеть в сложившейся ситуации желание чиновников избавить себя от лишних хлопот. По мнению Николая Мишустина, руководителя рабочей группы по защите семьи и детей при Московской городской думе, в России создана такая система защиты детей, которая не учитывает традиционных жизненных и семейных укладов. Она регулируется чиновниками, поэтому и возникают такие ситуации:

– Когда чиновники начинают бездушно вмешиваться во внутрисемейные отношения, то это зачастую заканчивается трагично. Вся эта система напоминает в какой-то степени ГУЛАГ: дети вырываются из традиционной среды, помощь им не оказывается, они изымаются в какие-либо учреждения и идут по этому детскому этапу. "Государственные дети" – это беда. Чиновники работают от звонка до звонка, ушли с работы – и им совершенно безразлично, в каком состоянии находятся дети. Ещё более бездушна хронически недофинансируемая система здравоохранения: и простые люди не могут переварить её, а когда туда попадают дети и люди, которым нечего отдать за хорошее отношение, то она начинает их просто перемалывать. В этих учреждениях защищать наших детей некому, и поэтому все сложности, с которыми они сталкиваются – это следствия очень неправильного отношения, как к самой семье, так и к детям.

Коллеги Владимира Гурина из ассоциации "Молодёжная перспектива", которая имеет опыт помощи детям и подросткам из неблагополучных семей, будут добиваться признания Владимира полностью дееспособным. Соответствующее заявление он уже написал.
XS
SM
MD
LG