Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Барак Обама стал первым президентом США, высказавшимся за легализацию однополых браков. Но зачем он это сделал, не понимают даже те, кто одобряет этот шаг.

Казалось бы, самый очевидный ответ – потому что он действительно так думает. Но, во-первых, политик такого уровня никогда не говорит всего, что думает, не считаясь с последствиями. А во-вторых, прежде он думал иначе. В августе 2008 года, еще будучи кандидатом в президенты, в ток-шоу популярнейшего протестанского прововедника и публициста Рика Уоррена он сказал: "Я считаю, что брак – это союз между мужчиной и женщиной. Для меня как христианина это также священные узы, скрепленные Господом". "Вы поддержите поправку к Конституции с такой формулировкой?" - тотчас спросил Уоррен. "Нет, не поддержу", - ответил Обама. И тут же добавил, что верит в гражданские союзы между лицами одного пола.

Законы о гражданских союзах действуют в 18 штатах. Не признавая официально партнеров одного пола супругами, они предоставляют им почти тот же объем прав, что и лицам, состоящим в традиционном браке, включая право наследования.

О поправке, внесенной тогда в Конгресс (ее публично поддержал президент Буш), в России писали, что законодатели отклонили ее. На самом деле ее сняли с повестки дня без обсуждения. Вопрос об однополых браках – обоюдоострое лезвие. В нижней палате за всю историю США было всего шесть открытых геев, в палате нынешнего созыва – трое геев и одна лесбиянка, причем один из геев раскрыл свою сексуальную ориентацию после того, как был избран; в Сенате нет и не было ни одного. Большинство выборных политиков об отношении к однополым брачным союзам заявляет, что этот вопрос не в компетенции федерального правительства – его должен решать каждый штат в отдельности.

Именно это Обама и сказал в своем нашумевшем интервью. В Америке это называется "сидеть на заборе". Но ведь это юридический нонсенс. Нельзя быть женатым в одном штате и холостым в другом.

Но Обама находится в интересном положении. Его соперник на президентских выборах Митт Ромни однозначно высказывается в пользу традиционного брака. Но он был губернатором Массачусетса как раз тогда, когда этот штат первым в Америке легализовал однополые браки, и не воспрепятствовал решению законодателей и судов. В известном смысле позиция Ромни более последовательна: он лично против, но коль скоро народ решил, он уважает его позицию.

Если Барак Обама строил на своем заявлении какие-то политические расчеты, то эти расчеты не оправдались. Геи ведь и так голосуют за демократа, а вот умеренный демократический электорат, прежде всго католики, может и отвернуться от него. Из опросов, проведенный по горячим следам, подтвердил это: Ромни сразу же вырвался вперед с 50 процентами, Обама остался с 43. 4 процента заявили, что будут голосовать за кандидата третьей партии, а 3 – что еще не решили, за кого.

Однако есть и другой расчет. Как пишет газета Washington Post, крупнейшие доноры-геи пригрозили, что воздержатся от пожертвований в избирательную кассу Обамы, если он не выскажется более определенно об однополых браках и не вынет из-под сукна исполнительный приказ, запрещающий подрядчикам правительства дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. Среди наиболее эффективных активистов кампании Обамы по сбору средств (тех, кто должен собрать не менее полумиллиона долларов) каждый шестой – открытый гей, а многие из них состоят в законном однополом браке, зарегистированном там, где это возможно. Спустя 48 часов после этой публикации Обама и сделал свое заявление.

Разумеется, это вполне легитимное средство давления на главу государства. Но не стоит выдавать желаемое за действительное. Тем более что ни в одном штате референдумы об однополых браках пока не закончились в их пользу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG