Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Игорь Николаев - о задачах кабинета Медведева при президенте Путине


Президент России Владимир Путин и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (справа).

Президент России Владимир Путин и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (справа).

Премьер-министр России Дмитрий Медведев представил президенту Владимиру Путину проект указа о структуре и персональном составе будущего правительства. Обновленным российским властям, по мнению экспертов, придется решать непростые задачи, в том числе, и в экономике.

Свои предложения о структурной организации правительства России и его персональном составе премьер Дмитрий Медведев передал Владимиру Путину 15 мая в проекте президентского указа. Консультации о будущих назначениях глава государства пообещал начать уже на следующий день. Для окончательного формирования кабинета у президента, согласно законодательству, остается еще неделя; предполагается, что в его составе появятся и новые лица.

Тем временем эксперты уже прогнозируют, что обновленным российским властям в своей экономической политике придется решать множество проблем, уже ставших для страны, по сути, хроническими. Говорит директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев:

- Принципиально российская экономика осталась такой же, как она была пять и десять лет назад, и власти не раз об этом говорили. Структурно она перекошена, в ней по-прежнему преобладает сырьевой сектор. Это создает значительные риски в условиях, когда цены на наши основные сырьевые товары - на нефть и на газ - могут снизиться.

Мы видим, что сейчас происходит на нефтяном рынке - цены уже снизились фактически до минимального уровня за последние полгода, и эта тенденция продолжается. При этом по итогам первого квартала даже при цене нефти более чем в 120 долларов за баррель федеральный бюджет оставался дефицитным, хотя он планировался, исходя из цены 100 долларов за баррель.

- То есть, тотальную зависимость российской экономики от конъюнктуры сырьевых рынков вы считаете одним из главных рисков для национальной экономики?

- Да, можно сказать, что традиционный риск падения цен на нефть и другие сырьевые товары присутствует, и он значительный. Кроме того, другой риск для нового старого правительства состоит в том, что в предыдущие годы власти набрали много больших бюджетных обязательств неснижаемого характера. По признанию министра финансов Антона Силуанова, их доля составляет 80 процентов расходной части федерального бюджета. То есть, упадут цены на нефть или не упадут, но мы не можем снизить объем этих обязательств. А это значит, что проблему надо будет как-то решать - залезать в долги или еще что-то делать, чтобы получить недостающие деньги. Это будет означать, в лучшем случае, возросшую в значительной степени долговую нагрузку.

- Но ведь в ходе предвыборной кампании и уже после вступления в должность президента Владимир Путин много говорил, в том числе, и о будущей экономической политике. Как вы считаете, могут ли предложенные им меры уменьшить дисбалансы в экономике России?

- В пакете майских указов президента были в цифрах обозначены результаты деятельности правительства к 2018 году. Было названо множество показателей, которые характеризуют экономическую, социальную сферу (в том числе, сферу здравоохранения и образования) - показателей, которых правительство должно достичь. Но многие из этих показателей просто нереалистичны. Что такое - создать или модернизировать 25 миллионов высококвалифицированных рабочих мест или повысить производительность труда в полтора раза? Таким образом, правительство, помимо риска падения сырьевых цен, помимо высоких бюджетных обязательств, будет иметь еще и риск поставленных перед ним не слишком адекватных целевых показателей.

- И все-таки нынешние российские власти уже говорят о необходимости проведения дальнейших структурных преобразований. В частности, среди них они называют пенсионную реформу и реформу налоговой системы…

- Проводить реформы обязательно надо, но здесь существует проблема: выросшие бюджетные обязательства неснижаемого характера могут не позволить проводить необходимые реформы. И доказательства такой ограниченности проведения реформ мы, собственно говоря, уже наблюдаем. Например, много было сказано о так называемом "налоговом маневре", о том, что необходимо снизить налоговую нагрузку для обрабатывающих отраслей промышленности и увеличить ее для сырьевых. Ну, может быть, для сырьевых отраслей налоговая нагрузка и будет увеличена, но вряд ли она будет снижена в добывающих отраслях. То есть, налогового маневра в России не получается, и это уже практически признано.

Поэтому мы будем наблюдать потребность в реформах. Но, ввиду существующих ограничений, вовремя провести эти реформы эффективно, безболезненно и с меньшими издержками будет практически невозможно. Мы сами загнали себя с такую ловушку.

- На ваш взгляд, насколько значительной может быть роль нового правительства в проведении экономической политики – или все же ключевые ее направления будут определяться в Кремле?

- Конечно, могут появляться какие-то инициативы, я так выражусь, экзотического характера, и авторство их будет непосредственно за правительством. Но основные направления экономической политики будут, конечно, определяться не в Белом доме.

- Получается, что в этих условиях персональный состав российского правительства сейчас не столь уж и важен?

- Конечно, часть людей будет перемещена на другие места, и вроде как там даже появятся новые министры и новые люди, после чего формально можно будет сказать об обновлении правительства. Но, действительно, многого от правительства ждать не приходится. И не только потому, что самые принципиальные вопросы будут решаться не в Белом доме, но и потому, что правительству придется действовать в условиях серьезнейших ограничений.

На самом деле, я бы новому составу правительства посочувствовал. Им явно не позавидуешь: кабинету Медведева придется добиваться в большинстве своем совершенно нереальных целевых показателей в условиях таких ограничений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG