Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о возможном антизападном вираже российской внешней политики


Возможен ли крутой антизападный вираж российской внешней политики?

Об этом в программе "Грани времени" 15 мая в 21 час спорят белорусский политик Александр Лебедько, журналист-международник Борис Туманов и дипломат Федор Шелов-Коведяев.

Владимир Кара-Мурза: Первый зарубежный визит президента России Владимира Путина ожидается в Белоруссию. Об этом сообщили российские издания со ссылкой на "источник, близкий к Администрации президента". Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков отказался прокомментировать информацию о первом зарубежном визите своего шефа. Страной, куда ожидался первый визит президента России, были США. Однако Путин отказался ехать на саммит "Большой восьмерки", отправив вместо себя премьер-министра Дмитрия Медведева. Свое решение он объяснил тем, что будет занят формированием нового правительства.
"Российско-белорусские отношения на подъеме, а источник в Кремле замечает, что Лукашенко в последние полгода будто подменили - настолько он изменил риторику и настроен на сотрудничество".
Белый дом официально подтвердил отказ Барака Обамы от участия в саммите организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), который пройдет во Владивостоке 1-8 сентября. Об этом сообщил пресс-секретарь президента. Решение Обамы отказаться от личного присутствия на встрече глав государств Азиатско-Тихоокеанского региона объясняется проведением в сентябре Национального съезда Демократической партии.
Между тем представители США и России отрицают, что отказ Обамы посетить саммит АТЭС связан с отказом президента Путина принять участие во встрече "большой восьмерки". О том, возможен ли крутой антизападный вираж российской внешней политики, мы сегодня беседуем с Анатолием Лебедько, лидером Объединенной гражданской партии Белоруссии, Борисом Тумановым, журналистом-международником и Федором Шеловым-Коведяевым, в 90 годы первым заместителем министра иностранных дел Российской Федерации. Как по-вашему, можно ли считать недружественным шагом отказ Владимира Путина приехать в Кэмп-Дэвид?

Федор Шелов-Коведяев: Вы знаете, здесь я бы присоединился к точке зрения Дмитрия Тренина, который несколько дней назад написал статью, которая начиналась такими словами: "А что, если Путин действительно будет заниматься формированием правительства?". Ведь на самом деле этот вопрос абсолютно не технический в нашей стране. И Медведев, и Путин в свое время говорили, что правительство обновится очень прилично. Кто-то даже из них, я не помню, кто, называл цифру, что это обновление должно пройти на 80%. То есть если хоть что-то похожее осуществится, пусть это будут перестановки лиц, которые уже известны, но они будут поставлены на другие посты, все равно это вопрос не технический, поскольку это связано с влиятельностью различных кланов промышленно-политических или политическо-финансовых или как угодно говорите. То есть это на самом деле сложная метода выстраивания балансов, которая должна быть применена и которая совершенно не тривиальна для стилистики, которая принята на Западе. Поэтому здесь я не исключаю, что есть совершенно обычный момент, что на самом деле, когда говорилось, что Путин будет заниматься формированием правительства, мы сегодня видели, что он сказал, что он будет проводить консультации в эти дни – это вполне возможно.
Второй момент связан с тем, что есть сложности, связанные с тематикой евроПРО и в принципе вот этот график международный, которые в ближайшие полтора-два месяца предстоит Путину, он предполагает обсуждения в том числе и этих вопросов. Я так полагаю, что они могут быть ему пока что не слишком удобны, он просто не хочет форсировать эту ситуацию.
И вполне возможно, что это тоже сыграло свою роль в том, что он пока уклоняется от прямых контактов со своими визави, президентами Франции и Соединенных Штатов и с другими членами "большой восьмерки", которые представляют глав правительств. Здесь, безусловно, есть, опять же здесь надо учитывать и личностный момент. Я думаю, что он продолжает изучать личность французского президента и может быть считает для себя преждевременным прямо сейчас с ним встречаться. Может быть ему что-то не ясно еще в этом новом политическом персонаже, который возник совсем недавно. Хочет может быть действительно подождать результатов сегодняшней встречи Франсуа Олланда с госпожой Меркель, как-то осмыслить это дело. Я бы скорее считал это связанным с такими вещами.
Тем более, если говорить о неприсутствии Обамы во Владивостоке, то этот визит не планировался, потому что давным-давно было известно, что в те же самые числа будет иметь место съезд Демократической партии, поэтому давно было известно, что Обама не поедет туда. Поэтому я бы не стал проводить жесткую корреляцию между этими двумя заявлениями, с нашей стороны и со стороны американской.
Ну а Белоруссия совсем не заграница, поскольку у нас есть союзное государство. Поэтому я бы тоже здесь был осторожнее в суждениях о том, что первый зарубежный визит будет в Минск для встречи с Лукашенко.

Владимир Кара-Мурза: Говорит ли, по-вашему, готовность Владимира Путина поехать в Минск о поддержке режима Александра Лукашенко?

Борис Туманов: Вы знаете, слушая Федора Владимировича, во-первых, должен сказать, что я полностью с ним согласен. Но я добавил бы к этому вот что. Это пристальное внимание к непоездке Путина в Кэмп-Дэвид, к непоездке Обамы во Владивосток, оно, мне кажется, утрировано. Потому что по сути дела все эти события не больше, чем аксессуары текущей ситуации, которую я предпочитаю рассматривать в свете, как это ни парадоксально, внутренней политики нашего старого-нового президента и заявлений, которые сейчас слышатся не только из Кремля, но со стороны российской элиты, близкой к Кремлю. Я считаю, что в этом контексте визит Владимира Владимировича в Белоруссию приобретает действительно символическое значение. Потому что в то время, как вся Европа не знает, куда деваться от Лукашенко, в то время, как Лукашенко совершенно распоясался и гвоздит Запад почем зря, визит к Лукашенко, а отношения с ним, я должен сказать, отнюдь не самые радужные, визит к Лукашенко – это визит не к конкретному президенту, это демонстрация вектора. Да, диктатор, но наш. Более того, если мы посмотрим, как формулирует Владимир Путин свою будущую внешнюю политику, он не скрывает даже, что ее основной стратегический вектор будет направлен на восток. Это Евразийский союз, там уже задумали, простите меня, создать подобие Европейского союза, причем с такой комичной подробностью: "Единая Россия" уже выступила, как вы, наверное, знаете, в будущем евроазиатском парламенте доминирующей идеологией так называемый социал-консерватизм. Они сами не знают, о чем говорят, но главное, чтобы не было никаких изменений. Изменений требуют и от Лукашенко, и от Назарбаева, чтобы они приняли эту концепцию и в дальнейшем, когда будет создан парламент будущего Евразийского союза, чтобы они придерживались этого.
То есть, понимаете, мы попробовали драться и отстаивать свои интересы на европейском пространстве, в Соединенных Штатах, сегодня мы поняли, что кишка тонка. Отсюда, кстати, госкорпорация по поводу развития двух третей нашей экономики. Короче, я не буду утомлять вас своими рассуждениям, я просто хочу сказать, что то, что Путин явно начинает поворачиваться спиной к Запада или, по крайней мере, перестает любоваться словом "партнерство с Западом" – это совершенно очевидно.

Владимир Кара-Мурза: Расценивает ли белорусская оппозиция готовность российского президента приехать в Минск как жест поддержки правящего режима?

Анатолий Лебедько: Зарубежные поездки Путина – это, безусловно, обозначение внешнеполитических приоритетов. Не приходится сомневаться в том, что Путин сделает попытку собрать земли постсоветского пространства вокруг Москвы. Думаю, что у него есть некоторые основания считать, что он многого добился внутри России и успехи во внешней политике добавит ему к имиджу, в какой-то степени будет воздействовать позитивно на укрепление его позиций внутри страны. Если сейчас усилить свои позиции в Белоруссии, в Украине, в Средней Азии, в Закавказье, то это будет добавлять образ сильного Путина.
Что касается самого факта, что первый визит Путина будет совершен к Лукашенко, то это будет безбожно эксплуатироваться местной пропагандой, в этом не приходится сомневаться. И Лукашенко, и его пропаганда постарается успокоить значительную часть граждан в том, что отношения с Москвой нормализированы, что в ближайшей перспективе не будет никаких войн, ни газовых, ни молочных, ни мясных. Так что те, кто работает на предприятиях, завязанных на российский рынок, могут быть спокойны, особенно в преддверии парламентской кампании.
Кроме этого Лукашенко, безусловно, использует факт приезда Путина для возобновления политики двойного шантажа. Не исключаю, что эмиссары Лукашенко поедут в Брюссель и попробуют разыграть карту усиления позиции России внутри Белоруссии как необходимость срочно вносить коррективы в политику Брюсселя и на некоторые вещи, которые допускает себе Лукашенко, просто закрывать глаза. Так что, резюмируя все, безусловно, это будет использовано максимально Лукашенко и его пропагандой для того, чтобы укрепить свои позиции внутри страны, использовать этот факт как факт шантажа в отношении Брюсселя. Но вместе с тем я прогнозирую, что нам местное телевидение не покажет, что будет проходить за закрытой дверью, а там будет самое интересное. Потому что за закрытой дверью будет очень жесткий разговор, ибо Лукашенко по-прежнему продолжает свою проверенную стратегию – стратегию кидалова. Его последнее заявление, касающееся приватизации, это очередное кидалово и Путина, и России, он разрушает все ожидания, которые были. Поэтому, я думаю, в повестке дня будет очень серьезный разговор, и Путин едет не только для того, чтобы продемонстрировать поддержку Лукашенко, а в большей степени, чтобы состоялся жесткий разговор и заставить Лукашенко в этой ситуации выполнять те обязательство, которые он взял перед Кремлем.

Владимир Кара-Мурза: Гарри Каспаров, один из лидеров движения "Солидарность", ощущает осторожность Кремля в контактах с внешним миром.

Гарри Каспаров: Это отражение представлений о внешнем мире, которые сейчас Путин хочет транслировать. Пытаясь выработать новый алгоритм, чувствует, что все-таки мир немножко изменился, и он не готов сейчас к встречам с ведущими западными политиками, особенно с прессой. Поэтому выбираются безопасные варианты. Алгоритм действия Путина сегодня, как и во время его предвыборной кампании, избирается вариант, позволяющий избежать любых сюрпризов. Поэтому поездка на "Уралвагонзавод", поездка в Белоруссию – это те места, где Путин может не ожидать никакого подвоха.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG