Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест: имеются противопоказания


Вера Трифонова - одна из жертв пенитенциарной медицины

Вера Трифонова - одна из жертв пенитенциарной медицины

Список заболеваний, исключающих возможность ареста, в ближайшее время может быть расширен, а сроки медицинского освидетельствования лиц, находящихся под стражей заметно сокращены. Соответствующие предложения на днях выработала Общественная комиссия по взаимодействию с судейским сообществом Москвы, члены которой отметили, что большинство людей, скончавшихся в московских следственных изоляторах, попадают туда, уже имея смертельный диагноз. В свою очередь правозащитники обращают внимание на то, что и усовершенствованная процедура медосвидетельствования может не решить проблему, поскольку под давлением оперативных сотрудников часто врачи отказываются давать объективные заключения о здоровье подозреваемых.

Члены общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом Москвы предлагают реформировать систему медицинского обследования подозреваемых и обвиняемых с тем, чтобы не допустить помещения в следственные изоляторы тяжелобольных людей. В 2011 году в московских следственных изоляторах умерли 40 человек. Половина из них провела в заключении не более двух месяцев и большинство страдало заболеваниями, которые не входят в список препятствующих содержанию под стражей. Но тюремные условия могли осложнить течение болезней, а медицинское освидетельствование, на основании результатов которого можно было бы ходатайствовать об изменении меры пресечения, иногда растягивается на несколько месяцев. За это время, при отсутствии надлежащей медицинской помощи, наступают необратимые для здоровья заключенного последствия.

По мнению членов общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом Москвы, подобную практику следует изменить, а для этого нужно изменить, по меньшей мере, процедуру освидетельствования. Говорит ответственный секретарь Комиссии Анна Усачева:

– Члены общественной комиссии обсуждали разные аспекты этой проблемы и пришли к единому мнению: необходимо создать независимую экспертную медицинскую комиссию, которая, среди прочего, имела бы возможность высказываться на стадии принятия решения об избрании меры пресечения в отношении граждан. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова подчеркнула, что бывают случаи, когда одна сторона предоставляет в суде документы о том, что обвиняемый/подозреваемый тяжело болен, вторая сторона утверждает, что данный документ сфальсифицирован. В этом случае такого рода комиссия могла бы серьезно помочь суду в принятии решения. Это смогло бы обеспечить и более полную реализацию прав защиты в отношении лиц, которые находятся под следствием или числятся за судом, пока рассматриваются их уголовные дела.

О необходимости создания независимой медицинской комиссии для освидетельствования заключенных говорят и правозащитники. По словам члена Московской ОНК Людмилы Альперн, именно неспособность врачей противостоять давлению со стороны представителей правоохранительных органов и выносить объективные заключения о состоянии здоровья подследственных является сегодня огромной проблемой:

– Мы (я имею в виду правозащитные сообщества) все время мечтали о том, чтобы перевести тюремную медицину в гражданское здравоохранение, как это сделано во многих странах. Это необходимо для соблюдения нейтральности врачей по отношению к больным заключенным, осужденным. Мы видим, что эта медицина абсолютно беззащитна перед правоохранителями и будет делать то, что правоохранителям нужно. В случае с Магнитским мы можем только предполагать, но в случае с Трифоновой, с Гулевич мы точно знаем, что оперативные структуры оказывали прямое давление на гражданских врачей – буквально запугивали их, видимо, угрожая какими-то расследованиями и прочее. У нас был такой случай: одна и та же больница дает заключение, в котором указывает список заболеваний и пишет, что человек не может находиться в следственном изоляторе. Через несколько дней те же врачи подписывают точно такую же справку, но с обратным выводом. Врачей, оказывается, легко заставить молчать или делать то, что угодно оперативным структурам.

В последнее время мы столкнулись с этим и в МВД – после акций протеста в Москве мы ходили по отделениям полиции, чтобы узнать, в каких отделениях какие участники митинга находятся. В нескольких ОВД мы столкнулись с тем, что "скорая помощь" избитых не госпитализировала – опять-таки после бесед с правоохранителями, – говорит Людмила Альперн.

Конкретные предложения о порядке создания независимой медицинской экспертной комиссии для освидетельствования арестованных в ближайшее время будут подготовлены и направлены, в том числе, руководителю департамента здравоохранения правительства Москвы. Помимо этого Общественная комиссия по взаимодействию с судейским сообществом предлагает усовершенствовать систему медицинского обследования арестованных с указанием предельных сроков проведения подобной процедуры и расширить перечень заболеваний, наличие которых исключает содержание под стражей.
XS
SM
MD
LG