Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о новом правительстве России


Дмитрий Медведев на встрече с Владимиром Путиным подчеркнул: "Правительство обновляется где-то на три четверти".

Дмитрий Медведев на встрече с Владимиром Путиным подчеркнул: "Правительство обновляется где-то на три четверти".

В понедельник президент России Владимир Путин подписал указы о структуре и составе правительства, которые он огласил на первом заседании нового кабинета. Свои посты сохранили глава МИД Сергей Лавров, министр обороны Анатолий Сердюков, министр финансов Антон Силуанов, министр юстиции Александр Коновалов и министр спорта Виталий Мутко.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня разрешилась интрига вокруг состава правительства Дмитрия Медведева. Кабинет министров обновился на три четверти: либералы заметно потеснили силовиков, но теперь им придется отвечать за непопулярные реформы и бороться с очередной волной международного финансового кризиса, В новом правительстве не оказалось фигур, подвергавшихся в последние месяцы наиболее жесткой критике. Одну чистую победу записывают победе Медведева – назначение премьер-министром Аркадия Дворковича. Ему придется курировать топливно-энергетический комплекс. Рашида Нургалиева сменил глава Главного управления МВД по Москве Владимир Колокольцев. В министерстве образования так же перемены - Фуресенко сменил Дмитрий Ливанов. Минздравсоцразвития разделили на две части, главной Минздрава назначена Вероника Скворцова, Минтруда Максим Топилин. Самым молоды министром в правительстве стал глава Минкомсвязи Николай Никифоров, 29-летний первый заместитель премьера Татарстана. Структура правительства останется трехуровневой – министерства, агентства и службы. Министерств будет 20, федеральных служб 23, федеральных агентств 25.
О том, отвечает ли новый состав кабинета министров масштабу поставлены задач, мы сегодня беседуем с нашими гостями: Павлом Кудюкиным, бывшим заместителем министра труда в правительстве Ельцина – Гайдара, политологом Марком Урновым, научным руководителем факультета прикладной политологии государственного университета Высшей школы экономики, и на прямой телефонной связи у нас Константин Эггерт, обозреватель радио "Коммерсант". Как по-вашему, почему затянулся процесс формирования нового кабинета министров?

Марк Урнов: Подозреваю, что шла борьба между группами. Потому что в элите путинской единства не было. Подозреваю, что Медведев действительно настаивал на своих. Подозреваю, что люди Сечина и вокруг него сгруппировавшиеся, в общем-то не хотели позиции сдавать. В результате такой болезный компромисс достигнут был. Подозреваю, что в том числе и поэтому Путину было не с руки было ехать в Кэмп-Дэвид. Это не только демонстрация своей независимости от Обамы, рассчитанная на внутреннее потребление, и не только демонстративное указание Медведеву на его место как младшего партнера, но еще, думаю, связано было с очень непростой ситуацией внутри питерской группы.

Владимир Кара-Мурза: Что вас удивило в кадровых переменах в кабинете министров?

Павел Кудюкин: Несколько моментов. Первое - это разительное и очень смешное противоречие между широковещательными политического характера заявлениями формирования открытого правительства, то есть явными претензиями, что будет политический кабинет, и такой довольно унылой бюрократическо-технический характер назначений. Собственно ни одного политика в назначении нет – это бюрократы, поднявшиеся на одну ступень. Это давняя традиция как в Российской империи, так и в СССР. Действительно министр был не политической должностью, за очень редким исключением, а просто ступенью бюрократической карьеры. Это правительство в полной мере подтвердило.
Если говорить о персональных назначениях, то, наверное, самое удивительное назначение министра культуры Владимира Мединского, отличившегося целой серией довольно бойких публикаций на псевдоисторические темы. И пожалуй, менее заметное - это то, что в составе правительства два человека, тесно связанные с сохранившим свою должность вице-премьером Хлопониным – это Ольга Юрьевна Голодец, которая стала премьером по социалке, и она долгое время работала с Хлопониным. Мне приходилось с ней работать, приходилось с ней общаться, и она действительно производит впечатление человека очень делового, очень толкового. И второй человек, тесно связанный с Хлопониным своей карьерой - это новый министр энергетики Александр Новак. Вот это пока никем не отмеченный факт, но наводящий на размышления. Хлопонин формирует свою подгруппочку.

Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы новый кабинет министров более либеральным, чем предыдущий?

Константин Эггерт: Вы знаете, совершенно не применимы здесь термины "либеральный", "консервативный". Павел Кудюкин совершенно справедливо заметил, что мы говорим о группе бюрократов, назначенцев, которые не являются политическими назначенцами, они являются людьми-функциями в основном, некоторые из них более компетентные, некоторые из них менее компетентные. Очевидно, что Путину, ясно, что именно он стоял за формированием этого кабинета, не нужны люди, способные что-то провалить. Поэтому это вообще, на мой взгляд, странный вопрос. Это кабинет, в котором будут выполнять люди то, что им скажут -вот, что сразу про него сказать. То, что они будут делать может быть с какой-то долей компетентности, возможно. Силуанов не даст раскрутить инфляцию в стране. Но ожидать от этих людей каких-то важных прорывных, как модно говорить, решений, каких-то путей действий на пути по модернизации страны и экономики, мне кажется, не приходится. Это кабинет статус-кво, это кабинет, который будет сохранять нынешний порядок. И будет сохранять по приказам из Кремля. Поэтому, как мне кажется, мы ее можем говорить и обсуждать темы идеологических противостояний. Ясно, что из кабинета убрали, например, кабинет не будет влиять на политику в нефтегазовой сфере. Это нам, мой взгляд, тема для обсуждения, потому ясно, что при всем имидже либерала Аркадий Дворкович, например, не имеет доступа в узкий круг тех, кто по нефти и газа, хотя он будет курировать ТЭК. Так что есть несколько людей, которые призваны символизировать что-то, например, хорошее отношение с иностранными инвесторами, как Дворкович, или преемственность внешнеполитического курса, как Ларов, или то, что генералам больше не вернут советскую армию – это сохранение министра Сердюкова. Кстати, единственный министр в этом правительстве, который, можно сказать, что он что-то , сделал. Вот, собственно, и все дела.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG