Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пока в СМИ обсуждают бойкотировать или нет ЕВРО на Украине, как информации с фронтов военных действий в Великой Отечественной передают данные о физическом состоянии Юлии Владимировны и возможностях Центральной клинической больницы «Укрзалізниці» в целом, после непонятного теракта избавляют весь Днепропетровск от урн так шквально, что и фантик от конфеты выбросить некуда – альтерантива- то не заложена в бюджет города, я о земном, простеньком таком безобразии.

Поездка в отпуск в Днепропетровск на фирменном поезде 15/16 Москва – Днепропетровск в оба конца в плацкартном вагоне уже в какой раз сблизила меня с нашими народами. Как там высшее украинское руководство готовит имидж государства к грядущему европейскому чемпионату по футболу на внутренних рейсах, не знаю, но московский состав заставил меня вспомнить адовы поездки в советские времена из Днепра в Сочи: мокрое постельное белье, великое стояние за Туапсе – это когда днепропетровский состав под августовским солнцем торчал по часу перед всякими Лоо и туннелями в пяти метрах от моря, а народ как масло растекался на полках душных вагонов без вентиляции, пропуская московские составы, электрички и товарняки. Вспомнили?

Вот такое белье курсирует в фирменном поезде 15 Москва - Днепропетровск

Вот такое белье курсирует в фирменном поезде 15 Москва - Днепропетровск

Так вот, на пути в Днепропетровск 5 мая в фирменном поезде в нашем 5 вагоне пассажирам выдали белье, возможно, стиранное, но абсолютно всё в пятнах и не упакованное и не запечатанное. Какими руками (педикулезу и акариазу отдельный привет) и как его укладывали, не бросали ли на пол и не топтались ли ногами, осталось на совести сотрудников Приднепровской жд. На общее неудовольствие пассажиров, несчастные проводники только разводили руками – другого белья нет. Украинские и русские граждане вкупе с разномастными восточными гастарбайтерами, пересекающими российско-украинскую границу ради забавы УФМС, чтобы закрыть и открыть новую жизнь на территории РФ и увековечить это на бумажке-какашке – миграционной карте, чувствовали себя людьми второго сорта. Да чего там упражняться в дипломатии, самое популярное выражение в ту поездку было: как со свиньями.

Написать общую жалобу не получилось по прозаичной причине – ни у кого не оказалось даже тетрадного листа бумаги, у всех на руках нанотехнологии. Но моя соседка по вагону – юрист – не поленилась оставить жалобу в частном порядке на днепропетровском вокзале. Ответ тамошнего руководства прилагается.
Ответ начальника Днепропетровскаго вокзала на жалобу пассажира

Ответ начальника Днепропетровскаго вокзала на жалобу пассажира


На обратном пути белье было таки упаковано. Зато нас ждало великое стояние в славном городе Харькове. Помню, как в детстве путешествовали с папой в советскую столицу. Каждый раз, останавливаясь на станции «кто нахарькив», вагон дружно выходил, чтобы прогуляться по историческому вокзалу. Забудьте. Граница. Отец Фёдор, пытающийся что-то изобразить с первой платформы, безнадежно далек от народа. Но я о другом.

Кто придумал это великое полуторачасовое стояние в Харькове, никогда не ездил в плацкартном фирменном вагоне Днепропетровск – Москва. А жаль. Он бы проникся всенародной любовью со всем фразеологизмом русско-украинского словарного запаса на две жизни вперед. При температуре над крышей вагона за тридцать градусов жары в тени (т.е. аккурат под сорок), в предвечерний час украинского суховея (это когда не освежает, а успевает сгорать кожа на лице и плечах за полчаса на открытом пространстве), при открытых жалких окошках, в которые не влетает даже тополиный пух, граница не позволяет не то, что выйти из вагона даже после проверки пограничников-таможенников, а и просто открыть вагонные двери. Полтора часа! В заколоченном фирменном гробу с массой людей. Пять-шесть стариков просили проводника дать им возможность постоять в тамбуре вместе с ним при открытых дверях. Нельзя. Можно только войти по стуку пограничника в дверь. Сами они благополучно после проверки стоят курят и лузгают семечки на пустом перроне.

Одиночество отца Фёдора на перроне харьковского вокзала

Одиночество отца Фёдора на перроне харьковского вокзала

А плацкарт в это время обливается потом, толстые и худые, малые и старики. Мужики не корчат из себя интеллигенцию – сидят в трусах и без маек. Женщины завидуют. Проводник делает кассу – народ скупает воду…

После такой поездки остались вопросы. Будут ли так относиться к гражданам других стран (совсем дальнего зарубежья) – европейским и не только болельщикам в период Евро? Успеют ли установить кондиционеры во все вагоны украинских поездов и заменят ли, наконец, постельное белье, которое выглядит так, как будто им вытирают ботинки? Когда, наконец, появятся в поездах дальнего следования, едущих через государственные границы и стоящие по полтора часа на таможне, биотуалеты? А, может, все-таки ввести визы между Россией и Украиной, чтобы мы все почувствовали себя людьми, а не свиньями? Или и тогда мы не станем гражданами?..

Про то, как проводят украинские и российские таможенники шмон (другое слово здесь не подходит, увы), я поведаю в другой раз.

Стояние на украинской границе в Харькове

Стояние на украинской границе в Харькове

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG