Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Пирожкова – олимпийская надежда Америки


Елена Пирожкова – член олимпийской сборной США по женской борьбе

Елена Пирожкова – член олимпийской сборной США по женской борьбе

В олимпийской сборной США по женской вольной борьбе одной из лучших спортсменок считается 25-летняя Елена Пирожкова. В 2010-м году она завоевала почётное звание лучшей спортсменки в женской борьбе США. На чемпионатах Америки получала золотые медали в 2008-м, 2009-м и 2010-м годах. Победительница открытого чемпионата США 2011 года в весовой категории до 63 кг.

Елена родилась в Новокузнецке. Живёт в штате Колорадо, в городе Колорадо-Спрингс. У неё 8 братьев и сестёр: Наталья, Виктор, Алекс, Ольга, Марина, Нина, Рита и Максим. Папу зовут Сергей, маму – Татьяна.

Елена Пирожкова рассказала о своих олимпийских планах в интервью РС:

– Спорт – это семейное? Кто из ваших братьев и сестёр увлекается спортом и мечтает о спортивной карьере?

– Сейчас мой старший брат Виктор стал увлекаться борьбой, но как будто для себя, на уровне любителя. Если у него дело пойдёт, и появится шанс стать настоящим спортсменом, то, думаю, он этим шансом воспользуется. А вот мой младший брат Максим, которому 14 лет, может стать хорошим спортсменом. Он делает успехи и в баскетболе, и в бейсболе, и в американском футболе, и в европейском. Во всех этих видах он хорошо выступает.

– Как вы пришли к борьбе? Вы били драчуньей с детства? Боролись с малышами в семье, дрались в школе?

– Драчуньей не была, это точно. В школе не очень дралась, скорее, соревновалась: наперегонки бегала. Зато дома бывало: и ссорились, и дрались. До кулаков доходило...

– И как родители реагировали?

– Один раз я со старшим братом дралась, с Витей. Мне было лет 12. А Витя на 3 года старше меня. Драка была серьёзная. Мама испугалась и позвала папу. Папа пришёл, посмотрел и сказал: "Ничего, пусть дерутся. Будут знать, кто главнее, кого надо слушаться". Мол, в семье должна быть табель о рангах, иерархия. "А то, – говорит, – у нас 9 детей, и если я буду защищать одного, другой обидится. Пусть дерутся и сами выясняют, кто сильнее".

– Кого считаете сильнейшим своим противником в борьбе?

– Японцок, конечно. Они два раза выигрывала на Олимпийских играх. Япония считается самым сильным нашим соперником. И моим личным соперником и всей нашей команды. Их трудно победить.

– Есть ли ещё русские в вашей команде?

– Мой тренер Владислав Избойников – он из Москвы.

– Мешает ли вам в Америке ваша русская фамилия?

– Нет. Мне она нравится. Она выделяется на фоне других. Те, кто немного разбираются, спрашивают: "Это русская фамилия?" Американцам интересно. Непривычно. Звучит хорошо: "Пирожкова". Когда я только начинала бороться, никто в Америке не мог правильно произнести мою фамилию. Объявляли: "Елена..." А дальше запинались. Но как только говорили "Пи... Пиро...", я уже знала, что меня называют. А теперь, потому что я часто и хорошо выступаю, выигрываю, моя фамилия на слуху, и её стали произносить нормально.

– Если на соревнованиях ваша русская землячка встречается с американкой из вашей команды – вы за кого болеете?

– Ну, конечно, за своих. Из своей команды. Я с ними тренируюсь, я их знаю, мы друг друга подбадриваем. Я в Америке живу и за своих, американских девчонок болею. Но если россиянка борется не с американкой а, например, с украинкой или с японкой, – я, конечно, болею за Россию.

– В Москве вы победили Любовь Волосову. Она сказала, что была уверена в победе над вами, так как считала себя сильнее. Как московские болельщики реагировали на вашу победу?

– После той схватки многие, даже из российской команды, подходили ко мне и поздравляли. Они говорили: "Мы знаем, что ты из Америки, но мы всё равно считаем тебя русской, своей". И смеялись. А девчонки, которые приехали из Азербайджана или Украины, говорили: "Лена, мы за тебя болели".

– Когда вы видите русских в спортзале или в отеле, вас тянет подойти, поговорить?

– Конечно. Ещё когда в школе училась, услышу русскую речь и подхожу: "Привет!", говорю. Мне же надо не забывать русский. И... не знаю, почему, но просто тянет поговорить. Так своего тренера встретила. На соревнованиях объявили, что, вот, тренер по женской борьбе. А я проходила, услышала, посмотрела: "О, – думаю, – русский". Подошла, поговорила с ним – и вот стали работать. Уже 7 лет он нашу команду тренирует.

– Какие шансы у американской команды по женской борьбе в Лондоне? На какое место можете реально рассчитывать?

– Трудно сказать. Потенциально мы можем выиграть. Но в таком виде спорта как борьба слишком много неожиданностей, даже случайностей. Ты можешь очень хорошо подготовиться физически и технически, всё рассчитать, заранее изучить слабые места противника, и... проиграть. Бег, например, или плаванье, – это индивидуальные виды спорта. Ты знаешь, какое время можешь показать, можешь установить собственный рекорд. А в борьбе не так. Предсказать победу гораздо труднее. То, как мы сейчас боремся, как технически выросли, думаю, даёт надежду на хоршие результаты.

– Есть ли жизнь после спорта? Какие планы на будущее? Будет ли новая карьера?

– Раньше, когда была моложе, не думала об этом. Казалось, спорт будет всегда. Теперь я стала задумываться. Решила бороться ещё 4 года. А потом пойду учиться на хиропрактора. Это близко к спортивной медицине. Хочу быть ближе к спорту, работать со спортсменами, потому что я понимаю, что такое тренировки, перегрузки, усталость, понимаю, как восстановить форму. Хочу помогать спортсменам.

– Спасибо за интервью. Будьте здоровы, не болейте! Болеть за вас будем мы.
XS
SM
MD
LG