Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Путинская Россия, как Священная Римская империя, должна покрыться сетью городов с демократическими мэрами!"


Владимир Милов: "Сидение на бульваре к отъему власти не приводит, приводит только наличие серьезной, организованной структуры."

Владимир Милов: "Сидение на бульваре к отъему власти не приводит, приводит только наличие серьезной, организованной структуры."

Михаил Соколов: В нашей московской студии – лидер создаваемой на днях партии «Демократический выбор», бывший замминистра энергетики Владимир Милов и доктор экономических наук, бывший кандидат на пост мэра Омска Владислав Иноземцев.
Поговорим мы на политические темы, в частности о том, можно ли оппозиционерам пойти в регионы на выборы и воспользоваться тем, что некоторые называют уступками Кремля, а некоторые – политической реформой, которая якобы произошла в последнее время в России. Владимир, в субботу пройдет съезд вашей партии, вы решили воспользоваться уступками Кремля, да?

Владимир Милов: Да нет, я бы так не стал формулировать. Тем более что как раз в регионах на выборах возможности серьезно быть власть сохранялись все прошедшие годы. И были случаи просто сокрушительных поражений «Единой России» и ее кандидатов на выборах.

Михаил Соколов: И наоборот.

Владимир Милов: Наоборот, конечно, было больше примеров. Для оппозиции важно понять одну простую вещь: чтобы выиграть, надо работать. Кстати говоря, «Единая Россия» для того, чтобы себе эти нарисованные победки обеспечить, очень много и довольно тяжело работала. Это, мне кажется, главный урок.

Михаил Соколов: Так у них аппарат есть административный, все администрации на местах работают на них.

Владимир Милов: Значит, надо формировать свой аппарат, альтернативный, иначе мы властью у них не отберем. Сидение на бульваре к отъему власти не приводит, приводит только наличие серьезной, организованной структуры. Это то, чем мы занимаемся и чему будет наш съезд посвящен.

Михаил Соколов: То есть создаете такую большевистскую партию, твердую, ленинскую?

Владимир Милов: Как хотите, обзывайтесь. Просто наша отличительная черта от многих других партий – мы не «партия Садового кольца», у нас очень сильная региональная структура. И я думаю, те, кто будет смотреть интернет-трансляцию или кто будет на съезде, увидят, что у нас очень много сильных региональных политиков, в том числе тех, которые умеют побеждать и реально добивались победы в прошлом году на выборах. Вы сказали про уступки Кремля, но я еще раз повторю, что возможности работать в регионах были всегда. На мой взгляд, московской оппозиция очень много упустила в прошлые годы тем, что не очень активно этим пользовалась. Но мы намерены на работе в регионах сделать акцент, и последние изменения, конечно, дает немножко больше возможностей, чем раньше. Не кардинально, но это все-таки шаги вперед, которые для нас открывают дверь, и мы туда намерены устремиться и за власть в регионах бороться серьезно.

Михаил Соколов: Господин Иноземцев у нас попробовал побороться за власть в регионе, в Омске были выборы мэра, этого миллионного города. Губернатор Полежаев, который там самовластно правил с ельцинских времен, ушел, появился новый – Назаров, представитель «Газпрома», какая-то там оттепель вроде образовалась. Интересно для начала услышать такой рассказ «Как я был кандидатом в мэры города Омска».

Владислав Иноземцев: На самом деле, я уже об этом рассказывал. В общих чертах мои впечатления от этих выборах и кампании, которая достаточно быстро для меня лично закончилась, двойственное.

Михаил Соколов: Начните с самого начала. Зачем вы поехали туда?

Владислав Иноземцев: В городе Омске появилось некое демократическое сообщество, как они себя изображали, которое решило провести интернет-голосование по выборам потенциального кандидата в мэры Омска, включая и граждан, которые не имеют правого отношения к Омску. То есть они решили попробовать как-то расширить границы сообщества кандидатов.

Михаил Соколов: Там такой видный оппозиционер Виктор Корп есть.

Владислав Иноземцев: Там есть несколько оппозиционеров – Виктор Корп, Сергей Костырев, Игорь Федоров, несколько других людей. Вполне разумные люди. Они создали довольно примитивную для первого раза инфраструктуру выявления победителя этих выборов. Как известно, больше всего голосов в интернете набрал Илья Варламов, который с трудом может быть назван оппозиционеров. Один из организаторов этого праймериз, господин Костырев, обратился ко мне с призывом также приехать в Омск и выдвинуться, потому что, по его мнению, среди его коллег многие готовы меня поддержать. Что я и сделал. Кампания в Омске на сегодняшний день, в ее основе лежит вопрос о деньгах. Омск, в отличие от Новосибирска или Красноярска, город намного более бедный. Его годовой бюджет составляет порядка 12 миллиардов рублей, в то время как в Новосибирске он за 40 миллиардов, в Красноярске – около 30. Вопрос заключался в том, что в Омске существует очень интересная олигархическая структура бизнеса, во главе которой стоит некое производственное объединение «Мостовик», которое работает исключительно на бюджетных деньгах, от Сочи и Владивостока до всех объектов в Омске. Ввиду того, что приближается 300-летие Омска...

Михаил Соколов: Сейчас федеральный центр подкинет деньжат?

Владислав Иноземцев: Он уже выпустил ряд документов о том, что за эти годы Омск получит порядка 90 миллиардов рублей, 8 бюджетов годовых. Три основных объекта – аэропорт, метро, которое строится с 1987 года, и гидроузел на Иртыше, который все экологи считают катастрофой.

Михаил Соколов: Но Музея Колчака там не будет?

Владислав Иноземцев: Музей Колчака есть и так. На все эти объекты главный подрядчик – эта компания «Мостовик», и господин Двораковский, кандидат в мэры от «Единой России» - это бывший главный инженер этой компании. Уходящий губернатор очевидным образом хочет, опиравшись на это объединение все свои годы правления, поставить соответствующего человека, что, видимо, и сделает. Такова общая канва.

В этой ситуации, я думаю, «Единая Россия» и ее кандидат договариваются активно с квазиоппозиционными силами и устраняют ненужных кандидатов.
Владимир абсолютно прав, что оппозиционерам надо работать лучше, и в Омске, конечно, уровень подготовки был, безусловно, слабым. Я был снят под подписям, избирательная комиссия не зарегистрировала. Провели очень грамотное судебное заседание, с людьми из «Голоса», с господином Бузиным как моим представителем, качество судебного процесса было высоким. Те недостатки, которые были найдены в сборе подписей со стороны избирательной комиссии, они присутствовали. Я не говорю о том, что они обоснованны. Когда, допустим, не написан на месте жительства сборщика район, это определенным образом фикция, но, с другой стороны, это нарушение порядка, который установлен, и таких случаев было много. Понятно, что это не фальшивые подписи, но формально порядок действительно в значительной части случаев был нарушен, то есть штаб работал не слишком хорошо.

Михаил Соколов: То есть вас за дело не допустили, получается?

Владислав Иноземцев: Если считать сугубо формальные вещи, то да. Мне важно было пойти в суд, чтобы убедиться. Потому что избирком не хотел показывать после объявления решения подписные листы, чтобы я и мои представители могли убедиться в том, что подпись неверная, мы пошли в суд, вынудили избирком показать эти подписи, провели процесс и получили результат, что формально избирком был прав.

Михаил Соколов: Владимир, я видел в интернете вашу полемику с блогером Варламовым. Интересный персонаж, и он был виден в переписке пресс-секретаря Росмолодежи Кристины Потупчик, брал деньги у нее, я так понимаю, за пиар «нашистов». В я видел его выступления Омске – какая-то несусветная совершенно чушь! Потом он вышел и заявил: подписи честно собрать невозможно, - и уехал. Вот Владислав тоже собирал какие-то подписи, не собрал, в суде проиграл и уехал. Как вам роль господина Варламова?

Владимир Милов: Мы изначально понимали, кто такой Варламов и что значит его выдвижение. Во-первых, действительно, никуда не делась история о том, что он фигурировал в числе людей, получавших зарплату у Потупчик, в Росмолодежи, и это было ясно еще до этих омских праймериз.

Но там самое главное, что касается омской истории, было в другом. Судя по всем его заявлениям, он не собирался там делать ничего. Он выиграл голосование в интернете, потому что его больше всего блогеров знает, но мы-то знаем, какое тяжелое дело – собирать подписи по нынешним законам. Я три года назад сам 5 тысяч подписей сдавал в Мосгордуме, и я прекрасно знаю, что это такое. И уже по тем заявлениям, которые делал Варламов, было ясно, что он просто несерьезно к этому относится, и он, скорее всего, сольет это все и даже подписи не сдаст. И еще объявит, что это в принципе честно сделать невозможно. А значит – опустите все лапки, нет смысла участвовать в выборах, все равно там все украдено до нас, все равно власти любую победу нарисуют.

Мы, конечно, очень решительно выступили против такого запрограммированного слива омской кампании. Мы были очень рады, что появился Владислав, который достаточно поздно принял решение участвовать, тем не менее, это был серьезный шанс для оппозиции. Иноземцев был серьезный кандидат, и я знаю очень многих людей из Омска, которых его выдвижение воодушевило, внесло такую интригу реальную, и люди начали говорить, что наконец-то нормальный кандидат появился на выборах. Поэтому, конечно, мы категорически выступали против присутствия этого клоунского кандидата Варламова с росмолодежным следом и очевидным намерением провалить кампанию и сказать: не суйтесь на выборы, это не дело для честных людей.

Что касается самой ситуации с подписями, действительно, это штука, которая требует большого напряжения сил, и я помню, полтора месяца занял процесс сбора и подготовки всего комплекта документов в Москве. С учетом того, что там нет готовой инфраструктуры, Омск долго жил без состязательной политики и реально борющихся за власть оппозиционных сил, и понятно, что там можно было ждать каких-то слабых мест, и это риск, на который Владислав шел сознательно. Ничего страшного, надо двигаться дальше.

Михаил Соколов: А кто-то будет в этих выборах участвовать, кого ваша партия может поддержать?

Владимир Милов: Мы будем поддерживать Александра Короткова, кандидата от «Яблока», хотя на наш взгляд он не обладает серьезным профилем федерального значения, как Иноземцев. Потому что Иноземцев – человек в стране известный, печатается много, у него рейтинг узнаваемости достаточно большой, много всяких заслуг и так далее. И в целом такая общая серьезная связь с Москвой. Я думаю, если бы его выбрали мэром, то это бы способствовало просто федерализации там политической жизни, в Омске. А Александр Коротков – это человек, который был вице-губернатором лет 10 назад, потом он, я так понимаю, большую часть времени жил в Москве. Он хороший кандидат, мы будем оказывать ему необходимую поддержку, тем более что он зарегистрирован официально, но наша честная оценка его шансов на этих выборах, конечно, не такая высокая, как у Иноземцева. И в этом смысле очень жалко, что Иноземцева сняли.

Михаил Соколов: Владислав, а что вы хотели в Омске сделать? Или вот сейчас приличный кандидат от оппозиционных сил проходит, чтобы бы вы ему посоветовали?

Владислав Иноземцев: На самом деле, проблемы, как я их видел, следующие. Они отчасти похожи на проблемы многих других российских городов, отчасти отличаются. В последние годы в Омске существовала очень серьезная борьба между ветвями власти в виде губернатора и мэра, которая очень серьезным образом сковывала и предпринимательство, и политическую деятельность, и так далее.

То есть, на самом деле, получив сейчас мэра господина Двораковского, я думаю, омичи увидят продолжение этой борьбы, но в новом обличии, когда представитель старого губернатора начнет схлестываться с новым губернатором, к которому омичи относятся предварительно очень неплохо.

Михаил Соколов: Ну, на фоне Полежаева, конечно, любой будет выглядеть очень прилично просто в силу усталости от персонажа.

Владислав Иноземцев: И если даже господин Коротков или кто-то еще сможет пройти в мэры и стать конструктивным критиком и в какой-то мере союзником господина Назарова, я думаю, для города это будет очень хорошо.

Вторым моментов является очень серьезная монополизация предпринимательской ситуации в городе. То есть реально нажим со стороны административных органов на предпринимательство очень силен, и конечно, мы видим здесь вопиющую, даже по российским меркам, предвзятость в распределении бюджетных средств. То есть несколько мегапроектов, которые имеют очень малые шансы сбыться, они поглощают огромное количество денег.

Самый феноменальный случай – это метро. Ты видишь на центральной улице подземный переход с надписью «М», который выстроен рядом с недостроенной станцией метро, и за фальшивыми дверями этой станции поставлен шумовой эффект, как будто там ездит поезд. Метро строится с 19987 года, несмотря на то, что почвы такие, что по сути это противопоказано городу. И уже та ветка, которая была проведена к промышленному району, уже нет этого промышленного района. То есть реально власть сильно оторвана от интересов горожан.

Город находится не в самом хорошем состоянии. И Омску, мне кажется, нужен был мэр отражающий интересы горожан в гораздо больше мере, чем интересы олигархических структур, именно в нынешней ситуации, когда в городе можно было много чего изменить. Конечно, экономия бюджетных средств, дебюрократизация. Реально там достаточно большая программа могла быть выстроена. Я нигде не видел в России города, центр которого был бы настолько неухоженным и настолько заброшенным, чем в Омске. Это, конечно, требовало разбора и тех контрактов, которые заключены на строительство, и кому принадлежат земельные участки. Там большое количество проблем, на самом деле, и они совершенно не сводимы к той повестке дня, которую озвучивал тот же Варламов.

Михаил Соколов: Владимир, а есть ли какая-то понятная программа для регионов? Я довольно часто слышу, что здесь, в Москве, протесты, там какие-то зажравшиеся хипстеры бегают по бульварам, а вот у политической оппозиции есть что-то, что может привлечь людей в регионах?

Владимир Милов: Наша программа для регионов очень простая. Это профессиональная, ответственная власть. Мы видим, что сейчас во многих регионах на постах губернаторов, мэров доминируют такие абсолютно зажравшиеся чиновники, которым плевать на людей, они решают какие-то свои вопросы, распределяют земли, бюджетные средства, и люди для них – расходный материал. И, собственно, наша стратегия в отношении регионов, она выстроена в том, что мы на многих региональных выборах поддерживаем очень разных кандидатов с разными политическими биографиями, окраской и так далее.

Но общий критерий один, и этот критерий объединяет Владислава Иноземцева и, например, Евгения Урлашова, который победил в Ярославле на выборах мэра. Во-первых, это профессионализм, понимание городских проблем и готовность что-то сделать для города, предложить конкретные решения проблем, которые людей на месте волнуют, а во-вторых, это готовность взять на себя обязательства в случае прихода к власти сделать власть ответственной перед людьми, прозрачной и отчитываться о том, что она делает, допустить разные независимые политические силы, конкуренцию там за местный парламент, добиваться того, чтобы там была свободная атмосфера в плане СМИ, собраний и так далее. То есть создать такую модель власти, за которую выступают, в том числе, оппозиционеры в Москве, которые тусуются на бульваре. Но мы заходим в регионах именно на решение этой задачи немножко с другой стороны. Мы поддерживаем конкретных профессиональных людей, которые готовы власть развернуть лицом к людям.

Вот у нас в субботу будет обсуждаться наш проект политической программы «Демвыбора», который можно на нашем сайте найти, и там первый пункт, касаясь страны в целом, звучит так: мы повернем государственную власть лицом к людям. И надо начинать в этом плане с регионов. Если ты профессиональный и ответственный человек, если ты готов работать в интересах людей, значит, мы будем тебя поддерживать.

Владислав Иноземцев: Я согласен во многом с тем, что говорит Владимир, но я бы добавил. Мне кажется, что, идя на выборы в регионах, нельзя идти туда с некой общей, абстрактной программой. Потому что проблемы, которые, допустим, имеются в Алтайском крае, в Барнауле или в Калининградской области, это совершенно различные проблемы, и варианты решения их очень различные. Если оппозиция будет выдвигать своих серьезных кандидатов, в том числе и федеральных, на региональных выборах, конечно, эти партии должны быть ответственны за выработку серьезной, профессиональной программы для конкретного региона или города.

Люди на региональном уровне очень хорошо чувствуют, приехал человек, понимающий или не понимающий. То есть это вопрос очень существенный, на мой взгляд. Второй момент, который я хотел бы отметить, заключается в том, что целью на этом электоральном цикле, в ближайшие 3-4 года, является проведение оппозиционными силами в мэры крупных городов не только крепких хозяйственников, но и людей с определенным политическим влиянием и месседжем. Вот я написал недавно статью в «Московском комсомольце», где был такой образ, что путинская Россия, как Священная Римская империя, должна покрыться сетью городов с демократическими мэрами, которые могут и между собой коммуницировать и создавать новую повестку дня.

Михаил Соколов: Собственно, в 1990 году так и произошло – после выборов Верховного совета РСФСР были выбраны еще и мэр Москвы, и мэр Петербурга, оба представители демократического движения.

Владислав Иноземцев: В том-то и дело, что они были выбраны в Москве и Петербурге, а вот господин Волончунас, которого господин Урлашов сменил на посту мэра Ярославля, был выбран в 1989 году, и ничего там за это время не происходило 22 года.

Михаил Соколов: Ну, так, разваливалось помаленьку.

Владислав Иноземцев: Не все разваливалась, но нынешняя политическая система оказалась очень прочной, потому что она опиралась на местный уровень, который не был в значительной мере обновлен все эти годы. В отличие от Верховного совета, Думы и мэров крупных городов.

Михаил Соколов: Сегодня было одно интересное событие – появился доклад Центра стратегических разработок Комитета гражданских инициатив, доклад подготовлен группой во главе с Михаилом Дмитриевым, а Комитет гражданских инициатив, напомню, возглавляет Алексей Кудрин. Доклад называется «Общество и власть в условиях политического кризиса». Очень много тут разные интересных тезисов, и один как раз об уступках власти, о том, чтобы пойти в регионы, на выборы и так далее. социологическими исследованиями центра установлено, что существует прагматичный запрос на изменения, который сфокусирован на узком круге проблем, связанных с развитием человеческого потенциала, неудовлетворительным состоянием образования, здравоохранения, обеспечением личной безопасности и верховенства закона, а также качеством и доступностью услуг, инфраструктуры, особенно в сфере ЖКХ. Это значит, что в принципе и для среднего класса, и для других социальных слоев есть некая общая платформа для объединения, для каких-то конструктивных предложений и действий. А как можно это конкретизировать, Владислав?

Владислав Иноземцев: На самом деле, можно. Последние месяцы, зимой и весной, я был одним из тех, кто работал над программой Михаила Дмитриевича Прохорова, мы проводили широкое обсуждение в интернете тезисов этой программы. И господин Дмитриев правильно указывает те основные точки, которые народ волнуют, - это ЖКХ, политические свободы и в первую очередь безумное засилье бюрократии.

Михаил Соколов: Здравоохранение и образование.

Владислав Иноземцев: Скорее, образование.

Михаил Соколов: Состояние полиции?

Владислав Иноземцев: Ну, полиция, бюрократия, ЖКХ – это основное. И зажим политических свобод. В любом случае я хочу сказать, что не обязательно расширять этот список и его конкретизировать. На самом деле, детали людей волнуют мало, а людей волнуют определенные действия, указывающие на то, что тот или иной политик занимается решением этих проблем. Поэтому вопрос о том, станет ли Алексей Леонидович Кудрин провозвестником таких перемен и такой повестки дня, зависит исключительно от его степени активности, от того, появится его партия, допустим, если она вообще появится, это осенью, следующей зимой или ближе к 2014 году, как он говорит.

Михаил Соколов: Да, Михаила Прохорова точно мы не видим нигде, куда-то он провалился, ваш коллега.

Владислав Иноземцев: Его мы тоже не видим, да.

Михаил Соколов: Владимир, ваше отношение к этому набору проблем? Что с ними можно сделать стратегически?

Владимир Милов: У нас есть целый конкретный набор рецептов по решению всех этих проблем. Можете зайти на «Демвыбор.ру, и там вы все эти вещи вы найдете. В частности, у нас подробнейшая программа по реформе полиции. На самом деле, здесь есть много конкретных вещей, которые надо делать. Например, в образовании – у нас было огромное смещение акцентов в политике государства на высшую школу в основном, при этом провалилось абсолютно качество начального и среднего образований.

Михаил Соколов: Зато всеобщее среднее образование.

Владимир Милов: Плохие результаты ЕГЭ во многом связаны с тем, что это иллюстрирует низкое качество обучения в средних школах, и наша программа основана как раз на том, чтобы этот перекос исправить.

Заходите на сайт, смотрите, обсуждайте. Мы хотим и финансирование школ увеличивать, и учительский корпус обучать, чтобы он был более качественным, и зарплаты там повышать, и так далее. И вот этот акцент на начальное и среднее образование, где образовалась яма, из которой надо вытаскивать нашу систему обучения, это один из принципиальных моментов в нашей программы.

Мы хотим создать работающую систему медицинского страхования, которую так и не получилось сделать за 12 лет путинского правления. Мы хотим сделать профессиональную полицию с акцентом на укомплектование районных отделений вместо сегодняшнего акцента на центральный аппарат. Видите, если просто пройтись по всему, то это централизованное государство, которое на себя высасывает, как пылесос, все ресурсы, и в основном занято собственным прокормом и содержанием этих централизованных структур, оно вредит глобальной идее децентрализации. условно говоря, дать возможность людям реализовывать своей потенциал в самых разных сферах, в социальной, в силовых структурах, в бизнесе и так далее. Вот программа «Демвыбора» как раз основана на том, чтобы высвободить инициативу людей, дать им возможность нормально работать в самых разных сферах. В том числе, это должно привести к тому, что качество социальных услуг будет увеличиваться, и человеческий капитал у нас будет прирастать, а не так, как сегодня.

Михаил Соколов: Подключим слушателей. Геннадий из Ленинградской области, пожалуйста.

Слушатель: Владимир, назовите известных людей, которые вступили в партию «Демократический выбор» или которые желают вступить в эту партию?

Владимир Милов: Это мы как раз узнаем, начиная с середины дня субботы. Партия еще только будет создана на субботнем съезде. Мы не имеем пока возможности даже с людей заявления собирать. Но наша партия мыслится не как партия випов. У нас, знаете, есть такой элемент шизофрении в общественной дискуссии на эту тему. И в докладе ЦСР много говорится, кстати, о том, что нужны новые лица в политике, а с другой стороны, все требуют, чтобы было много известных людей. У нас партия создается прежде всего как вертикальный лифт для перспективных политиков нового поколения. У нас средний возраст делегатов из разных регионов на съезде – около 30 лет. И миссия нашей партии не в том, чтобы какие-то раскрученные физиономии там собрать, а в том, чтобы дать возможность очень широком слою перспективных молодых политиков, прежде всего не из Москвы, а из регионов проявить себя. Для этого мы и партию делаем. Дело в том, что все партийные проекты, которые существовали до этого, они, к сожалению, в основном создавались для легитимации каких-то вожаков, несколько, раскрученных, в Москве. Регионы и перспективные молодые лидеры – на это все смотрели как на расходный материал. Мы будем совершенно по-другому строить работу, и я уверен, что нас ждет успех.

Михаил Соколов: Я из доклада прочитаю еще фразу: «Для лидеров новой волны, имеющих успешный опыт работы на муниципальном и региональном уровне, реально разбирающихся в местных проблемах, возникают сегодня вертикальные лифты, открывающие им путь к ускоренному продвижению в общероссийскую политику». Они провели эксперимент интересный – показывали ролики выступлений людей совершенно неизвестных, из регионов, и людей известных, и в одном из таких заочных соревнований люди, которые смотрели, некого лидера Движения развития Владимира Егоркина, по-моему, вывели на второе место, за Алексеем Навальным, на пост президента России, а многие известные люди оказались ниже него. Он оказался убедительнее, моложе, интереснее, и действительно, реальный политик из Черноголовки.

Владислав, хочу вас поинтересоваться все-таки перспективами Михаила Прохорова. Тем более что в докладе я тоже нашел про Прохорова: «Михаил Прохоров воспринимается как человек новой формации, пользующийся поддержкой не только части среднего класса, но и других социальных групп. Дальнейшее расширение базы поддержки для Прохорова фактически недостижимо в связи с устойчиво негативным отношением большинства населения к олигархам». Может, он испугался этого отношения и спрятался теперь?

Владислав Иноземцев: Сложно предположить, потому что успех Михаила Дмитриевича на выборах в марте был фактически феноменален. Я считаю, что у него вполне хороший был результат.

Михаил Соколов: Это успех? С его-то деньгами? Дайте Милову такие деньги, и у него те же 8 процентов будут завтра!

Владислав Иноземцев: Сложно сказать. Все-таки Прохоров, он выглядел в ходе этой компании достаточно харизматичным политиком с вполне революционными, на мой взгляд идеями и определенной четкой, своей собственной позицией, которую он не пытался модифицировать, изменить даже под влиянием того же самого общественного обсуждения этой программы.

Михаил Соколов: Ну, да, вы ему написали программу, и он от нее отклониться уже не смог.

Владислав Иноземцев: Не будем об этом сейчас. На мой взгляд, Прохоров имеет очень хороший потенциал...

Михаил Соколов: И сестра его Ирина?

Владислав Иноземцев: И сестра. Я думаю, вопрос олигархической принадлежности не главный на сегодняшний день. Потому что в той новой, возникающей политике в России не является главным вопрос, богатый ты человек или бедный. Мне кажется, что у Прохорова имелись и, может быть, до сих пор имеются все возможности выйти за рамки того результата, который он показал.

Михаил Соколов: Что-то он не выходит.

Владислав Иноземцев: Вот в этом и есть основная проблема, на мой взгляд. Потому что все-таки тот электорат, который проголосовал за Прохорова, а в Москве и Петербурге это очень большая доля, они, конечно, сейчас определенным образом озадачены, как минимум, тем, что происходит сейчас с партийным проектом Михаила Прохорова. Я думаю, если ничего не произойдет на этом поле хотя бы до осени, то, конечно, политические перспективы Прохорова будут не слишком успешными.

Михаил Соколов: Владимир, тут еще три персонажа у нас есть, которые тоже упоминаются как сложившиеся общероссийские политические лидеры за пределами ведущих партий. Это Алексей Кудрин. Его плюс в том, что высокая узнаваемость и почти нет антиэлектората, оказывается. Дмитрий Рогозин, который воспринимается, скорее, положительно, хотя есть люди, которые побаиваются его такой агрессивности. И Алексей Навальный, который вполне выглядит достойно, но проигрывает с точки зрения практического опыт в области управления названным персонажам. Как эти персонажи, эти действительно люди, которые могут стать новыми лидерами?

Владимир Милов: Всем, кстати, рекомендую этот доклад ЦСР прочитать. ЦСР – одна из лучших сегодня аналитических структур, которые реально прогнозируют общественно-политические процессы. Никто, как они, не смог предсказать, что было там осенью, зимой и весной. У нас, кстати, Михаил Дмитриев не съезде будет с презентацией этого доклада выступать, в субботу.

Я рискну пойти малость дальше, чем Дмитриев, и сделать такой революционный прогноз, что у нас будет очевидно более конкретной становиться политическая среда в ближайшие годы, в том числе за счет вырастания этих новых лидеров, региональных и местных. И вот эта вот колода, тасуемая из нескольких раскрученных лиц, в том числе тех фамилий, которые вы назвали, она будет просто растворяться. В не будет появляться много новых фигур, и это очень для российской политики хорошо. Это такой здоровый процесс. Я уверен, что и я там сыграю свою роль. Что касается фамилий, которые вы назвали, Алексею Кудрину очевидно не хватает опыта публичной политической деятельности, он просто никогда ей не занимался, он всегда был чиновником, думаю. Там говорилось, что у него нет каких-то электоральных антирейтингов, но мне кажется, если он начнет выходить к широкому избирателю со своими стандартными идеями, что надо налоги повышать и пенсионный возраст...

Михаил Соколов: Нет, налоги он не хочет повышать.

Владимир Милов: Нет, он говорит, что для того, чтобы сбалансировать бюджетные расходы... Стандартная фраза Кудрина: «Придется повышать либо налоги, либо пенсионный возраст».

Михаил Соколов: Нет, сейчас он за то, чтобы сокращать военные расходы!

Владимир Милов: Между прочим, сокращение военных расходов избирателями воспринимается тоже не очень хорошо, как угроза обороноспособности страны. Ну, и так далее.

Что касается Рогозина, у него по-прежнему большой электоральный потенциал и харизма, но у него есть одна проблема – он всегда был таким державником, националистом, консерватором, но в последнее время он очень активно стал повязанным с властью и путинской группировкой – и через полпредство в НАТО, и теперь через премьерство, по ВПК и так далее. И он постоянно выступает с заявлениями, которые, в общем, людям, которые озабочены русской национальной повесткой, он пытается продать тему, что Путин хороший. Думаю, это на его перспективах не очень хорошо сыграет.

А что касается Алексея Навального, были на него большие надежды. Есть такой фальшивый Твиттер Суркова у нас в Рунете, а может, настоящий, он где-то в марте написал такой совершенно гениальный твит: «Чем Навальный похож на Дмитрия Медведева – у них у обоих был шанс».
Я думаю, что это очень хорошо ситуацию с Алексеем Навальным характеризует, здесь, в общем, и добавить нечего.

Михаил Соколов: Какой вы злой... Павел из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Россия отличается от Европы тем, что у нас патриархальная страна, монархическая, и мышиная возня в регионах ни к чему не приведет. Только сверху!

Владислав Иноземцев: Я думаю, что некоторая логика в этом есть, но притом народ постепенно начинает отходить от ощущения собственной незначимости, и все чаще люди понимают, что если они не начнут пытаться что-то менять, то сверху им никто не поможет. Это видно в регионах, в Калининграде, где сейчас демонтируют особую экономическую зону, и даже местные власти ничего не предпринимают, хотя это было в их интересах. Это видно во многих других регионах. И народ очевидным образом поднимается.

Чем больше будет власть делать ошибок, чем больше она будет
централизовывать все и вся, тем это ощущение будет большим. Я не уверен в том, что демократически избранный мэра и губернаторы радикально что-то изменят. Но в любом случае ощущение того, что что-то меняется, они могут породить. Это существенный момент. Вопрос в том, будет ли это реальная перемена или просто разворот власти к народу, чтобы начать новый тип коммуникации, это вопрос сложный. Я, скорее, остановился бы на том, что пока оппозиция может только иначе выстраивать общение с людьми и отношение к их проблемам. Решать их в масштабе вертикали власти она сейчас будет не в состоянии.

Михаил Соколов: Нам пишут: «Для того чтобы изменить коррумпированный кремлевский режим, захвативший власть путем нечестных выборов и зомбирование населения лживым телевидением, нужна большая просветительская работа оппозиции в регионах и главное – объединение оппозиционных сил. Создание разных оппозиционных партий приводит к разъединению оппозиции, какими демократическими намерениями эти партии ни руководствовались. Нужна единая, сильная оппозиционная партия», - пишет госпожа Савельева.

Владимир Милов: Один вождь, один фюрер, один народ... Да, демократическая КПСС. Мы это все проходили. Я вот был участником двух коалиционных проектов за последние несколько лет – «Солидарность» и «Парнас».

Михаил Соколов: Ваш неуживчивый характер всем известен.

Владимир Милов: Это миф, который культивируют обо мне мои враги, он не имеет ничего общего с реальностью!

Я вам про реальность сейчас расскажу. Попытка объединить все и вся вне зависимости от реальной их способности работать – это приводит к эффекту лебедя, рака и щуки. В бизнесе это называется – транзакционные издержки. Вы больше времени тратите на то, чтобы повестку дня обсудить вашего сегодняшнего заседания, чем реально куда-то двигаетесь вперед. Вот «Парнас» - была надежда на то, что это объединение разных политических сил даст результат. Полтора года партия существует, она не выдвинула ни одного кандидата ни на одних региональных и местных выборах. Ноль! Вот прошли муниципальные выборы в Москве, например, и у нашей партии «Демократический выбор» было 33 кандидата, в блоке с «Яблоком» - 94. 17 кандидатов, которых мы поддерживали в округах, стали муниципальными депутатами.

Михаил Соколов: И сколько их них перебежало в «Единую Россию»?

Владимир Милов: Никто не перебежал, они все работают и защищают нашу единую повестку, выходят с нашими едиными инициативами, борясь против «Единой России» в Москве. «Парнас» выдвинул кандидатов на местных выборах в Москве – ноль! И предметно специально все время говорил, что «нас это не интересует, мы с Путиным боремся, а это слишком мелкотравчатая вещь». Мы через это все уже проходили много раз. Мы хотим создать партию для того, чтобы работать, и пока что не видим, чтобы другие политические силы...

Вот что касается единой партии, пока что единственная новая партия, которая успеет провести съезд, чтобы участвовать в осенних выборах, это до 5 июня надо сделать, не позднее, - это «Демократический выбор». Одна! Не сто партий, а одна новая партия, которая осенью появится в избирательных бюллетенях. Давайте все ее поддерживать – мой призыв.

Михаил Соколов: «Милов, руки прочь от Навального! Вы с женой уходите с митингов первыми», - пишет вам слушатель. Может быть, нужна не коалиция, а просто повестка дня из нескольких пунктов, по которой могут работать как левые, так и правые оппозиционеры?

Владислав Иноземцев: Это, наверное, возможно, но я здесь с Владимиром не в полной мере согласен. С одной стороны, конечно, партии имеют в какой-то мере различную повестку дня, и я не против того, чтобы их было много. Если лидеры партий не могут по каким-то причинам ужиться друг с другом в одной политической силе, ради бога, это не та проблема. Потому что программа и «Парнаса», и «Демократического выбора», и многих других партий, и той же прохоровской не состоявшейся пока партии, они в принципе будут очень серьезным образом похожи по многим своим позициям.

Вопрос заключается в том, что эти партии могут идти своими путями, он могут выдвигать своих кандидатов, но они а) не должны допускать жестких нападок друг на друга, что никому не дает пользы, а с другой стороны, на мой взгляд, вопрос заключается в том, что на выборах соревноваться представителям этих партий действительно безумие. Я не говорю о союзе между левыми и правыми, но если, допустим, мы увидим на выборах мэра Волгограда, которые будут в октябре, соперничество человека от «Парнаса», человека от «Демократического выбора» и человека от, допустим, партии Прохорова или Кудрина, вот это уже верх безумия со стороны демократических сил. Здесь нужны реальные переговоры о блокировании.

Михаил Соколов: Знаете, на губернаторских выборах вы точно не увидите этого, потому что фильтр такой, что с трудом в некоторых регионах коммунисты могут набрать муниципальных депутатов, может быть, сблокировавшись с эсерами, с кем угодно, 10 процентов.

Владимир Милов: Это реально важный момент, и мы об этом как раз очень активно думаем. В частности, у нас есть стратегическое соглашение с партией «Яблоко», которая является самой сильной, на несколько голов выше других существующих партий, потому что «Яблоко» реально участвует в выборах различных уровней, набирает неплохие результаты. Мы, кстати, демократический выбор, на себя взяли такое добровольное обязательство о неконфликтности при выдвижении региональных кандидатов из списков, и собственно говоря, «Яблоко» очень нормально относится к тому, что мы создаем свою партию, потому что у нас взгляды на многие вещи разные, мы более правые, а они более левые, нас больше волнуют низкие налоги, их больше какие-то социальные программы, но у нас много общего. И мы конкретно с Сергеем Митрохиным находимся в процессе детального обсуждения, как мы будем делить кандидатов и списки в разных регионах. Я рад, что они сделали шаг навстречу и в Саратове обещали наших представителей включить на выборах в облдуму в октябре в список «Яблока». Будем все поддерживать список «Яблока». Где-то у «Яблока» не будет кандидатов, будут кандидаты у «Демвыбора».

И мы, кстати, обсуждали две недели назад эту тему с Борисом Немцовым, и здесь вопрос стоял по «Парнасу». Просто проблема «Парнаса», что у них есть красивые лица с федеральной узнаваемости в пределах Садового кольца, но «Парнас» никогда не выдвигал никаких кандидатов ни на каких местных выборах.

Михаил Соколов: Посмотрим. Они проведут съезд Республиканской партии - можно и с ними будет вести переговоры?

Владимир Милов: Я Борису Немцову сказал, что «если у вас будут кандидаты в регионах, пожалуйста, это совершенно не вопрос, тот же Рыжков в Алтайском крае наверняка найдет людей, тем более у нас там нет сильных организаций. И мы свою миссию видим как фабрику по производству этих перспективных кандидатов, которых будет иметь смысл поддерживать разным политическим силам.

Михаил Соколов: Наталья из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Хотела бы спросить Владимира Милова о его разногласиях или не разногласиях с его соавтором по докладам о Путине Борисом Немцовым. И второе, сейчас зарплата учителей поднята до 50 тысяч, что примерно в два раз ниже того, что получают сотрудники высшей школы. Мне кажется, что ни уровень квалификации, ни уровень эффективности их работы этим цифрам не соответствуют.

Владимир Милов: Первое, я всегда был сторонником того, что надо идти, драться, участвовать в выборах, даже если там не регистрируют, пытаются снимать и так далее. Когда мы создали «Парнас», у нас было три принципиальных пункта, надо ли второй раз идти в Минюст и добиваться, там второй, третий, десятый, пока не зарегистрируют, или обидеться, забраться свои куколки из песочницы и сказать, что мы так не играем.

Я считал, что надо идти, даже если не зарегистрировали, призывать людей идти на парламентские выборы и голосовать против «Единой России», чтобы показать, что мы все равно влияем на ситуацию, хоть нас и в бюллетене нет. И я считал, что раз они все такие красивые и с федеральной известностью, ну, выдвинете обязательно кандидат в президенты, сильного. Это был ключевой вопрос самой главной драки с Путиным 4 марта. По всем трем пунктам не просто ничего не сделали, а еще и этот бойкот свой дурацкий обернули в какую-то красивую идейную форму, и все продолжают пытаться миллион людей на улицы вывести и сидеть, пока Путин не уйдет. Это глупости все! Нужно реально бороться с властью на выборах, тогда выйдет и миллион. Просто так, оттого что там хочется Немцову или кому-то еще, миллион не выйдет. Поэтому я за реальную политическую стратегию.

По учителям, я согласен с тем, что принимаются какие-то отдельные меры, выдранные из контекста, например, повышение зарплаты без мер по действительному увеличению квалификации учителей. Это отдельный и, я думаю, долгий разговор. Мы за то, чтобы комплекс мер принимать по развитию среднего образования, в том числе и поднимать квалификацию тех, кто детей учит.

Михаил Соколов: Владислав, что-нибудь добавите по высшей школе и так далее? Новый министр Ливанов пообещал вдвое сократить прием на бюджетные места.

Владислав Иноземцев: Что касается сокращении вузов, это безусловно нужная вещь, потому что, конечно, мы наплодили, как вы сами сказали, всеобщее высшее образование, у которого нет никаких оснований.

Учителя действительно сейчас стали получать более высокую зарплату, и этот тот курс, который нынешняя власть ведет и будет вести в отношении целого ряда профессий. Но опять-таки это доходы. И в здравоохранении, и в образовании мы видим достаточно невысокие зарплаты и большое количество премий и выплат, которые могут быть в любом случае урезаны. Например, то же самое происходит сейчас по стипендиям, которые после повышения в начале года сейчас были сильно урезаны через систему налогового вычета. Я думаю, что не нужно обольщаться тем, что доходы работников здравоохранения и образования резко выросли.

Михаил Соколов: Многие думают о том, что будет после 1 июля. Есть ли перспективы присоединения к этому морально-нравственному протесту, который мы видим на улицах, еще и социально-экономического?

Владислав Иноземцев: Это будет зависеть от регионов. Я думаю, что массово пока это еще вряд ли возможно, но в некоторых случаях, допустим, в той же самой Башкирии, в том же самом Калининграде, где мы видим сокращения в связи с изменением режима экономической зоны, это может быть, в ряде регионов это возможно. Опять-таки демократические силы безумно пренебрегают сегодня интересами трудящегося класса. В том же Омске существует забастовка на заводе, в той же Ленинградской области забастовка на заводе «Форд» - правые силы не видят этого. На мой взгляд, зря.

Владимир Милов: Я не вижу никакого морально-нравственного протеста. Работать надо. Надо идти к людям, заниматься просветительством, участвовать в выборах. Сидеть на бульваре – это ничего не дает.

Михаил Соколов: А социально-экономический протест будет?

Владимир Милов: Безусловно. И он идет уже много лет. И в 2009-2010-м мы видели крупнейшие демонстрации протеста за 10 лет, и из них, собственно, выросли последние зимние московские митинг. Так что будет продолжаться это все.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG