Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иверская Божья матерь. Святыня или имущество?


Иверская икона Божьей матери

Иверская икона Божьей матери

От Успенского собора московского Кремля до Васильевского спуска 24 мая пройдет крестный ход с Иверской иконой Божьей матери.

За день до инаугурации Владимир Путин передал этот значимый памятник истории и культуры Русской православной церкви. Таким образом, ценная икона была изъята из собрания Исторического музея.

На российских телеканалах поспешили объявить: чудотворный образ хранился в запасниках музея, прозрачно намекая: не очень-то Иверская была там нужна. Однако этот экспонат постоянно участвовал в выставках, которые проходили и в родных для него стенах, и в других музеях. Объект был доступен и для научного исследования, и для любования любителей старины.

Икона Иверской богоматери – важное свидетельство переломного периода русской истории, времени начала карьерного взлета патриарха Никона. Это по его заказу в Иверском монастыре на Афоне была написана роскошная багряно-золотая икона, с тем, чтобы быть подаренной царю Алексею Михайловичу. Позже она попала в Новодевичий монастырь, который до недавнего времени был филиалом Исторического музея.

Два года назад монастырь отошел к православной церкви, и экспонаты пришлось перевезти на Красную площадь в основное музейное здание. Теперь дошла очередь до единиц хранения. Не исключено, что решение Путина было спонтанным. Во всяком случае, замдиректора Исторического музея по научной работе Марина Чистякова сообщает, что известие о передаче иконы РПЦ было для нее неожиданным:

– 25 апреля я получила информацию о том, что принято такое решение и что оформляется соответствующая документация. Мы выдали эту вещь Московской епархии на основании приказа министерства культуры.

– Не пытался ли ваш музей переубедить тех, кто принимал решение, что не стоит этого делать?

– Видите ли, обсуждения не было, с нами на связь никто не выходил, нас просто поставили перед фактом. Все было сделано очень быстро, буквально в два-три дня. Для нас это большая утрата, потому что Иверская богоматерь – выдающийся памятник государственного значения. И это не первая утрата. Когда мы покидали Новодевичий монастырь, там остались большие объемы – 5 иконостасов и некоторые другие вещи, составляющие интерьер Смоленского собора (паникадила и прочее). Правда, с этим трудно было спорить, ведь не оголять же интерьер. С Иверской иконой немного другая история. Это – отдельный памятник, хоть он и связан непосредственно историей Новодевичьего монастыря. Он не вписан непосредственно в интерьер, – говорит Марина Чистякова.

Руководитель отдела древнерусского искусства Государственного института искусствознания Лев Лифшиц считает: перспективы российского музейного фонда крайне печальны:

– Если речь раньше шла только лишь о недвижимых памятниках, то теперь, и это было ожидаемо, все переходит в плоскость движимых памятников. Все это – результат абсолютно целенаправленной и совершенно понятной политики разделения всего общества на ячейки по этническому и религиозному принципу. Политики превращения религии в некий идеологический инструмент, который вытесняет понятие веры и понятие культуры. Теперь все памятники, которые были на переднем плане и символизировали собой результат многовекового духовного развития всего общества, из которого ни один здравомыслящий человек никогда церковь не исключал, под угрозой. А вот церковь, напротив, теперь исключает культуру. Для людей, определяющих политику в нашей стране, это очень удобная позиция – разделение общества и уничтожение того, что является кристаллизующим ядром.

– Так что, в конце концов, вообще в музеях не останется церковного искусства?

– Вслух так никто не заявляет. Дело-то идет – не мытьем, так катаньем. Вспомним пример с иконой Торопецкой богоматери. Это было абсолютно бессовестным попранием всех существующих законов. Ее изъяли из фондов Русского музея, несмотря на обещания патриарха. И что же теперь? Директор Русского музея Владимир Гусев, который согласился под гарантию честного слова патриарха выдать, теперь выступает – ах, ах, ах. А что сделало министерство с Рязанским кремлем? Это был просто-напросто рейдерский захват музея. Рязанские музейщики до сих пор стойко стоят, но кто в стране об этом думает?! Кому это надо?! Новодевичий монастырь как музей уничтожили – один из самых уникальных памятников, памятник Всемирного наследия.

Такие вещи сплошь и рядом случаются. Вспомним, когда был первый звонок. Когда из Третьяковки пытались забрать на богомолье "Троицу" Андрея Рублева. Тогда в тактическом отношении они сделали ошибку – начали с самого известного памятника древнерусской иконописи. Если бы сперва им выдали что-нибудь не такое прославленное, сначала одно, потом другое, то на третье блюдо отдали бы и "Троицу".

Настоящие историки искусства открывали духовную ценность этих памятников. Мы первые протягивали руки церкви и говорили – давайте делать совместные проекты. Это наше общее достояние. Вы должны гордиться тем, что сокровища, которые были созданы в лоне церкви, стали национальным достоянием. Это только лишь показывает значимость такого наследия, которое сейчас наоборот унижают. Растаскивая все, разделяют общество.

– Однако позиция церкви известна. Там говорят – это наши святыни.

– С церковью-то более-менее все понятно. Они хотят владеть! Для них это имущество. Для них это материальная ценность.

– Но выбирают самые лучшие, самые дорогие иконы.

– Мало того, памятники, которые давно находятся в руках церкви, они их портят, не умеют реставрировать, хранить. Только одни пышные слова произносятся. Вопросы надо задавать политикам, тем людям, которые принимают такие решения с тем, чтобы заработать на этом очки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG