Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гибель сайгаков как тайна природы


Падеж сайгаков власти объясняют инфекционным заболеванием

Падеж сайгаков власти объясняют инфекционным заболеванием

Власти Казахстана объясняют естественными причинами массовую гибель сайгаков в Кустанайской области. Это парнокопытное из семейства млекопитающих отнесено Международным союзом охраны природы к группе животных, "находящихся в критическом состоянии". Полвека назад поголовье сайгаков составляло два миллиона, а к 2008 году сократилось в 40 раз.

Массовый падеж сайгаков произошел в девяноста километрах к северо-западу от города Аркалык в песках Аккум Кустанайской области. По официальным данным, за последние пять дней обнаружено пятьсот сорок восемь павших животных, из них пятьсот двенадцать самок, шесть самцов и тридцать три молодых сайгака. Территория, на которой обнаружены животные, составляет примерно девять квадратных километров возле заброшенного поселка Сорша.

Ветеринарная служба республики проводит лабораторные экспертизы, результаты которых станут известны через две недели. Однако уже сейчас можно сказать, что у павших сайгаков обнаружены симптомы, характерные для пастереллеза – инфекционного заболевания, которое регулярно приводит к массовой гибели этих животных. Причины возникновения этих эпидемий всегда оставались загадкой, как в советское время, так и сегодня. А эпидемии вспыхивают здесь почти каждый год. Например, в прошлом году на западе Казахстана пало свыше одиннадцати тысяч сайгаков, и выяснить, почему это произошло, так никому и не удалось.

В восьмидесятые годы прошлого века находили до четырехсот тысяч туш павших животных в Кзыл-Ординской, Аркалыкской, Джезказганской областях. И всегда официальные лица называли причиной падежа эпидемию пастереллеза. Сегодня же высказываются самые разные версии случаев гибели сайгаков. К примеру, говорят о возможном распылении ядохимикатов с целью преднамеренного уничтожения сайгаков для освобождения земли под коммерческие нужды. Местные экологи также высказывают предположение, что животные могли стать жертвами запуска космических аппаратов, сбрасывавших в этих местах ядовитое топливо.



Впрочем, подобные версии не новы. В советские времена, например, падеж животных связывали с утечкой ядохимикатов с острова Возрождение в Аральском море, где когда-то располагался полигон по разработке химического оружия. Однако ни разу ни одна из этих версий не нашла подтверждения, тогда как последствия эпидемии пастереллеза были очевидны. Сейчас территория в Жангельдинском районе, на которой обнаружили павших сайгаков, огорожена, чтобы не допустить на нее здоровых животных. Всего же в данном регионе обитает около семнадцати тысяч сайгаков.

В России сайгаки обитают в Калмыкии и в пограничной с Казахстаном Уральской территории. 2010 год в Калмыкии был объявлен годом сайгака, хотя поголовье животных в этой республике не удается увеличить. О жизни и смерти сайгаков в интервью Радио Свобода говорит координатор центральноазиатской программы Всемирного фонда дикой природы в России Ольга Переладова:

– Животные гибнут, конечно, не каждый год. В позапрошлом году была массовая гибель уральской популяции на границе России и Казахстана. Падеж часто может быть связан с климатическими условиями, с тем, насколько суровой была зима, как интенсивно появляется растительность весной, и насколько истощено животное оказалось за зиму. Ослабленные животные, пережившие тяжелую зиму, часто заболевают. Поэтому гибель популяции может не происходить 20-30 лет, а потом вдруг случается.

– Есть какие-то способы предотвращения такого рода трагедии, или это природа, с этим ничего не сделаешь?

– Конечно, это природа и с этим что-то сделать очень трудно. Сейчас, после многих лет изучения данного вопроса, появились предложения по распашке мест скопления определенных видов растений – просто, чтобы предотвратить поедание их животными, поскольку эти растения могут быть разносчиками патогенных микроорганизмов. Но север Казахстана в этом контексте прежде не рассматривался; в связи с изменением климата сайгаки продвинулись гораздо севернее, чем они обитали раньше, и нынешние их места обитания еще несколько лет назад не были включены в государственную программу Казахстана по охране сайгака. Сейчас уже включены, идет создание охраняемых территорий, но места обитания сайгака – мигрирующего вида – колоссальные по площади, это десятки миллионов гектар. Поэтому если складываются неблагоприятные природные условия, то ничего сделать нельзя, лечебных мер против этого заболевания нет – оно как кишечная палочка, есть у всех людей, но дизентерия по ее вине может возникнуть только при определенных условиях.

– Есть версия, что сайгаки могли погибнуть, поев химически отравленную траву на месте посадки космического корабля "Союз-22". Такое возможно?

– С моей точки зрения, это ерунда. То же самое на Урале говорили, якобы, что-то принесло с космодрома. Но почему тогда не погибли домашние животные, люди, никто не болел, не чихал? В данном случае комитеты лесного и охотничьего хозяйства Казахстана послали своих специалистов проверить место, где гибли сайгаки, на наличие каких-либо следов, осколков, брызг и так далее. Ничего не нашли.

– Сайгаки занесены в Красную книгу. Это находящийся под угрозой вид животных? Если да, то успешна ли международная программа по сохранению этого вида?

– Подписан меморандум о взаимопонимании между всеми странами, где обитают сайгаки – это Узбекистан, Туркмения, Казахстан, Россия, Монголия. Россия присоединилась к этому меморандуму не так давно, азиатские страны подписали его гораздо раньше. Наиболее успешными результаты роста численности сайгаков оказались в Казахстане благодаря тому, что правительство страны уделяет этому огромное внимание и вкладывает очень большие государственные деньги. В частности, внутренняя популяция на севере, где в этом году произошел падеж, в 2003-2004 годах не превышала 3 тысяч особей, сейчас она насчитывает больше 75 тысяч. К сожалению, Россия, своей внутренней популяцией, калмыцкой, например, так похвастаться не может. У нас происходит не рост численности, а постоянное ее снижение. Уральская популяция до позапрошлогоднего падежа, связанного с экстремальными погодными условиями, фиксировала рост численности. С устюмской популяцией, которая мигрирует из Казахстана в Узбекистан и Туркмению, ситуация посложнее: границу протягивают инженерные сооружения, которые препятствуют возможности миграции по нужным направлениям. Кроме того, животные, при переходе из страны в страну, не всегда обеспечены должной охраной и так далее. Поэтому все по-разному.

– Вы наверняка наблюдали сайгаков в естественной среде их обитания. Интересно работать с ними? Поделитесь личными впечатлениями.

– С моей точки зрения, с любыми дикими животными очень интересно работать. Сайгаки очень необычные животные – это современник мамонта, поэтому один его хоботок чего стоит! Это что-то совершенно нереальное, из сказки. Когда идут миграционные потоки сайгаков, это представляет собой совершенно необычное зрелище. С любыми дикими животными так – если ты их понимаешь и чувствуешь, что они делают и что этим хотят сказать, безумно интересно.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG