Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Сон в летнюю ночь": скандал с продолжением


Детский хор Московского академического Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко во время концертного исполнения оперы Бизе «Кармен», 7 мая 2005 года.

Детский хор Московского академического Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко во время концертного исполнения оперы Бизе «Кармен», 7 мая 2005 года.

Департамент культуры правительства Москвы ответил на полученное им письмо с требованием запрета оперы Бенджамина Бриттена "Сон в летнюю ночь" в постановке Кристофера Олдена, премьера которой намечена на 10 июня в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко.

В официальном ответе департамента сказано: "Согласно положению "О государственной поддержке театрального искусства в РФ", каждый театр самостоятельно формирует свою репертуарную политику, и формально департамент культуры не имеет права вмешиваться в творческий процесс. В данной ситуации, учитывая большой резонанс постановки "Сна в летнюю ночь", принято решение пригласить группу экспертов в области театрального дела, театральных критиков на предпремьерный показ. Экспертный совет должен будет дать художественную оценку постановки и подготовить предложения департаменту культуры о необходимости принятия дополнительных мер по увеличению возрастного барьера для просмотра спектакля. В настоящий момент спектакль не рекомендуется к просмотру до 14-ти лет".

Поздним вечером 24 мая в театре закончилось собрание, в котором приняли участие родители детей хора, руководитель детского хора Татьяна Леонова, главный хормейстер театра Станислав Лыков и генеральный директор театра Владимир Урин. Все вместе они обсудили сложившуюся ситуацию и еще раз посмотрели на видеодиске запись спектакля Английской Национальной оперы "Сон в летнюю ночь", который теперь переносит на московскую сцену режиссер Кристофер Олден (главный виновник "торжества" хранит гордое молчание и от встреч с прессой уклоняется).

Собрание было закрытым, журналистов на него не пустили, но по его окончании гендиректор театра Владимир Урин, днем вернувшийся с переговоров в Риме, ответил на вопросы Радио Свобода.

- Владимир Георгиевич, мы можем убедительно доказать, что сама пьеса Шекспира насквозь эротична, а местами непристойна - но тут речь идет о сценическом воплощении, а оно зависит от режиссера в большей степени, чем от Шекспира с Бриттеном. Из английской прессы мы знаем, что волшебная сказка превращена Олденом в страшный сон, то есть в горестные воспоминания бывшего ученика британской школы для мальчиков, которого когда-то соблазнил, а потом покинул учитель Оберон. Но в письме, подписанном Хасановой С.П. от имени родителей хористов (выяснилось, что такой родительницы попросту нет), сказано, что "второй и третий акты спектакля пронизаны развратными сценами совращений и призывов к сексу, оральных ласк гениталий, актов мастурбации, садомазохизма" и так далее. Действительно ли в спектакле Кристофера Олдена есть то, в чем неизвестный автор письма обвиняет театр?

- На самом деле этого ничего нет. И я вообще не хочу разбирать это письмо, потому что найти человека, который это письмо написал, невозможно: его нет среди родителей детей капеллы и детей хора. Родители на собрании об этом заявили и попросили четко высказать по этому поводу их позицию. Это первое.

Второе. Я проводил собрание с родителями еще раз для того, чтобы понять сложившуюся ситуацию. И я еще раз им сказал, что на самом деле надо понимать, что дети пришли заниматься в детский хор во взрослый театр. И они участвуют не только в "Сказке о царе Салтане" и "Щелкунчике", они участвуют в спектакле "Смешанная техника", где ходят, извините, в форме гитлерюгенда. И мы им объясняли, какова их роль в этом спектакле. Они участвуют в спектакле "Кармен" - тоже не самая нравственная история, они участвуют в спектакле "Гамлет". И мы всякий раз с родителями разговариваем, объясняем. Точно то же самое мы сделали в случае "Сна в летнюю ночь", понимая, что "Сон в летнюю ночь" как у Шекспира, так и у Бриттена - история любви, разных сторон любви.

Говорили обо всех темах, которые в спектакле есть: "Дорогие родители, если вы сочтете, что ваши дети не должны в этом участвовать - пожалуйста, пусть не участвуют". С самого начала это был добровольный выбор родителей. Мало того, тогда мы им показали пленку и еще раз сегодня показали запись спектакля. Вот на моем столе лежат заявления родителей в письменном виде - они настояли на этом, мы не просили: "Давайте, мы вам дадим письменное согласие, что в этом спектакле мы не видим ничего того, чего не видят наши дети каждый день по телевидению".

Не детей тележурналисты отстаивают, а свой собственный имидж - найти жареное там, где его нет. 10-го июня будет премьера, приходите. Мы показываем все спектакли зрителям. У вас будет полное право сказать потом все, что вы сочтете нужным - но после того, как произведение будет готово. А сегодня родители дали согласие на то, что дети будут участвовать в спектакле. Кто отказался, тот отказался; имеет право, я с уважением отношусь к этой точке зрения.

- По моим сведениям, журналисты раздобыли телефоны и адреса детей, их адреса в социальных сетях и пробовали с ними встретиться, чтобы получить от них информацию. Правда ли это? Как вы к этому относитесь?

- К величайшему сожалению - правда. Это я услышал сегодня от самих родителей на собрании. Найти детей не так сложно, поскольку состав детского хора есть у нас на сайте. Люди не понимают, что ходят на грани законного и незаконного. Они не имеют права у несовершеннолетних детей брать интервью по поводу чего-либо без согласия их родителей. В данном случае они нарушают закон. И вот сейчас камеры стоят у театра - корреспонденты вылавливают родителей и задают провокационные вопросы.

- Ситуация для театра неприятная. Московская хоровая капелла мальчиков, по решению ее руководителя Виктории Смирновой, из спектакля ушла. Стало быть, нужно кем-то заменять выбывших ребят. Кроме того, некоторые родители, чьих детей атаковали журналисты, тоже забирают детей, потому что хотят их обезопасить от всяких скандалов. Что вы будете делать с этим?

- Я сегодня целый день очень нервничал по этому поводу. Но должен сказать, что собрание меня успокоило. Большая часть родителей нашего хора дала согласие на участие. Я думаю, что мы эту ситуацию разрешим. Мало того, те ребята, которых мы раньше не отобрали для участия в спектакле, выучили материал и сказали: "Мы готовы заменить тех, кто ушел". Ситуация на сегодняшний день такова. Я надеюсь, что она и дальше будет развиваться таким же образом. По крайней мере, я чрезвычайно благодарен родителям. Я знаю, как всегда кидаются родители на защиту детей, и абсолютно их понимаю.

Ни в коем случае не упрекаю ни одного из тех, кто сказал "нет". Есть разные дети, разные психологии. По-разному дети воспринимают то, что видят. Право родителей принимать решение. Абсолютно с этим согласен. Но я безумно благодарен родительскому собранию, которое сегодня поддержало нас в этой ситуации.

- Департамент культуры опубликовал заявление. Говорится, что на предпремьерный показ будут приглашены эксперты, которые смогут его оценить. Вы к этому готовы?

- Я не боюсь ничего, ведь мы всегда приглашаем прессу. Мне сегодня было сказано по телефону, что есть желание создать экспертную группу. Еще раз повторяю - Бог в помощь. Никаких проблем нет. Но вопрос - показывать или не показывать спектакль - там не ставится. Вы знаете, что по российскому законодательству спектакль можно запретить только по решению суда, если там есть призывы к насилию, порнография и так далее. И это надо доказать в суде. Никто не имеет право спектакль запретить. Могут высказать свою точку зрения по поводу того, что с точки зрения эстетической, художественной, есть какие-то проблемы. Мы абсолютно открыты для этого обсуждения и никого не боимся. Вопрос о том, что экспертный совет будет принимать решение о закрытии спектакля, не стоит. Просто возникла конфликтная ситуация, и есть попытка опереться на общественное мнение. На самом деле, я в этом ничего плохого не вижу: на Западе вся система общественной оценки, поддержки театров, проектов и т. д., она очень хорошо работает. Какой театр городу нужен? Давайте будем это обсуждать, какие проблемы?! Я считаю, что в этом ничего плохого нет. Это абсолютно нормальный путь.

* * *
Детский омбудсмен РФ Павел Астахов тем временем призвал министра культуры Владимира Мединского "разобраться в конфликте и принять оптимальное решение". Возможно, Уполномоченный при президенте Российской Федерации по правам ребенка постарается защитить детей и от преследований настойчивых журналистов. А пока театр защищает их самостоятельно: с сайта удалены все фамилии участников детского хора.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG