Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль лагеря "ОккупайАбай" в развитии протестного движения в России


Ирина Лагунина: 16-го мая московская полиция ликвидировала лагерь протестующих на Чистых Прудах и с тех пор жестко «зачищает» другие места сбора гражданских активистов. Тем не менее, лагерю «ОккупайАбай» удалось продержаться больше недели, и сам этот факт говорит о многом. Какова роль лагеря в развитии протестного движения в России? Что думают о ситуации в стране сами участники лагеря? Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: По наблюдениям социологов из группы «НИИ митингов», активистами майских гуляний и лагеря на Чистых прудах стали, прежде всего, те, кто 6-го мая во время Марша Миллионов попал под дубинки ОМОНа. Так что вполне можно сказать, что сама власть своими жесткими действиями спровоцировала радикализацию протестного движения. Многие ученые внимательно следили за развитием событий. Вот, например, что думает о значении лагеря «ОккупайАбай» социолог Карин Клеман, гражданка Франции, директор Института коллективного действия.

Карин Клеман: Сам факт существования подобного лагеря, подобного пространства свободного выражения своего мнения, свободного общения – это невероятное событие в постсоветской истории. Очевидно, что люди испытывают большую радость от того, что они так смогли самоорганизоваться и доказать, что они могут захватить хотя бы какой-то кусок своего города. То есть это требование права на город, которое воплощается в жизни. Это во-первых.
Во-вторых, я уже сказала по поводу самоорганизации. На самом деле много различных людей из разных политических течений, из разных социальных движений, гражданских движений и просто люди, которые активизировались недавно, взяли на себя некоторую ответственность за нормальное функционирование лагеря. То есть на самом деле это результат инициативы очень многих людей.
И в-третьих, несмотря на то, насколько я могла понять, уровень политического знания достаточно низкий в основном, но тем не менее у людей есть желание узнать подробнее о различных проблемах социальных, общественных, политических, о различных направлениях мысли. И эта площадка позволяет людям, желающим обмениваться мнениями, и узнать информацию напрямую, которая так не очень доступна и кажется многим не очень привлекательной. Это привлекательный способ довести свою точку зрения до остальных. То есть это начало политических дискуссий. Пока что результатов мало в смысле выполнения каких-то конкретных требований, но сам факт существования лагеря – это огромный результат. То есть сам факт обозначения своего присутствия и права присутствовать по собственному желанию, по собственной инициативе в центре города, то есть сказать – это наш город, по-моему, это существенный результат в российских условий.

Вероника Боде: Говорила социолог Карин Клеман. В лагере «ОккупайАбай» собирались самые разные люди. Взять хотя бы спектр политических убеждений: от националистов и монархистов – до либералов и левых. При этом, как отмечает социолог Александр Бикбов, больше всего там было людей, не принадлежащих ни к каким конкретным политическим силам, более того, не доверяющих институциональной политике. Электрик, дизайнер, частный предприниматель, учитель музыки, ученый-физик, художник, безработный, инженер, замдиректора большого коммерческого предприятия, - вот далеко не полный список профессий тех людей, кого интервьюировали на Чистых Прудах молодые ученые из группы «НИИ митингов». Как мы видим, это очень широкий социальный спектр. 13-го мая, в день, когда на Чистых Прудах завершилась акция под названием «Контрольная прогулка», мне удалось записать голоса гулявших, среди которых были как активисты лагеря, так и его гости.

- Я здесь с 8 числа. Уже который месяц нас разгоняют, избивают, мы не можем даже выйти просто погулять, неважно, с белыми лентами или нет. Мы хотим свободного государства, чтобы та кровь, которую пролили за нас наши деды, прадеды на войне, она не была напрасной.

- По специальности я машинист электропоезда, дизельпоезда второго разряда дальних рейсов. Здесь я уже нахожусь седьмой день в знак протеста против Путина, против диктатуры. Мы показываем людям, что вместе мы едины и вместе мы сила. Не люди должны бояться власти, а власть должна бояться людей.

- Я пришла сюда поддержать тех ребят, которые стойко протестуют. Посмотреть на людей, которыми славится наша страна. Добрые лица, хорошие. Вдохнуть этот воздух единства. Все улыбаются, сколько мира, сколько добра в наших людях.

- Меня зовут Руслан.

- Вы сколько дней уже здесь?

- С 7 числа. Мне здесь очень хорошо. Мы охраняем лагерь.

- Недавно ввели закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Я лесбиянка, я считаю, что этот закон мои права урезает полностью.

- Меня зовут Алексей Жучков, но на самом деле я известен как Алексей Чайник. Я как обычно занимаюсь кухней. Сейчас кухня опять стала правой, вчера она была левой весь день, сегодня она стала правая. Сюда пришли националисты и заняли на раздаче чая и на охрану. Вчера были ребята Антифа, анархисты помогали нам и все было здорово. Нас пока власть не слышит, я думаю, надо выходить до тех пор, пока власть не начнет с нами диалог.

- Меня зовут Вересова Анастасия. Я менеджер по компенсациям и льготам. Меня сюда привел протест, новая форма протеста без агрессии, мирная, очень веселая, очень доброжелательная.

- Я Нина, пенсионер. Я за то, чтобы проводились честно выборы.

- В свое время американцы назвали Россию "империей зла", на самом деле Россия империя лжи. Эта ложь все границы перешла. Люди из-за этого и вышли.

- Нахожусь тут с 7 числа. Мы хотим, чтобы Путин ушел с должности президента. В стране ничего не делает, не помогает, просто сидит на престоле, не знаю, сколько.

- Библиотекарь я. Путин – это клеймо нашей страны. Нас называет быдлом. Это не президент. Еще, конечно, возмутила 7 числа инаугурация президента, когда Москва была пустая. В центр простые москвичи не могли пойти. Зарплата у меня мизерная.

- Я заканчивал истфак МГУ, я преподаю. Я хочу честности и прозрачности системы, такой системы, при которой как в Штатах не будет ничего зависеть от конкретного человека, который оказывается наверху.

- Я владелец рекламного агентства небольшого. Приятно был поражен самоорганизацией этого места, то, что без какой-то команды люди сами собрались. Они убирают территорию, они организовали быт, туалеты, информацию. Есть ощущение, что будущее есть, когда видишь этих людей.

Вероника Боде: Прозвучали голоса активистов лагеря «ОккупайАбай» и горожан, пришедших туда 13-го мая после «Контрольной прогулки» по Москве. В эти майские дни на Чистых Прудах жизнь кипела и бурлила. Целыми днями проходили здесь лекции и дискуссии, выставки и поэтические чтения, выступали историки, философы, политологи, работали социологи. Вот впечатления одного из активистов лагеря. Историк Андрей Демидов, сопредседатель профсоюза «Учитель», принимал участие в работе лектория.

Андрей Демидов: Сам по себе лагерь превратился в очень интересное пространство, где происходила масса всяких мероприятий культурных и идейных. Вот тот лекторий, который был стихийно обозначен за спиной Абая, он постоянно был заполнен. Эта программа заработала, лагерь превратился в постоянно действующую конференцию. Лекции и семинары начинались с утра и заканчивались за полночь. Меня что здесь интересовало как педагога и как профсоюзного деятеля – это именно какие-то идеи, связанные с развитием социальной сферы. Потом буквально несколько мероприятий было посвящено развитию образования или, наоборот, его деградации. Мы говорили о том, как относятся профсоюзы к гражданским протестам, почему они недостаточно активно участвуют, какие пути сближения общегражданского движения и профсоюзного могут существовать. Что такое политическая стачка и что в России мешает такое мероприятие организовать. Мне кажется, через этот лагерь развивается довольно важная в России традиция открытого публичного пространства, где разные точки зрения, разные группы, разные инициативы.

Вероника Боде: Это был историк, преподаватель Андрей Демидов. Доцент Высшей школы экономики, социолог Иван Климов много раз приходил на Чистые Пруды: бывало, что и со своими студентами, с которыми проводил там практические занятия. Вот что думает Иван Климов о значении лагеря «ОккупайАбай» и в целом протестов последнего времени.

Иван Климов: Первое, что, наверное, стоит акцентировать – это не казус. Вообще все эти акции – это не случайность, это не что-то такое, от чего можно отмахнуться и сказать, что это сытые горожане бесятся с жиру. Есть определенные процессы, длинные процессы, которые начались не сегодня, которые не зависят от того, какие решения принимает власть, не зависят от того, где будет митинг и вообще они не зависят от того, что что-то состоится или не состоится.
Второе значение заключается в том, что происходящее именно сейчас в мае наложилось на очень важное политическое мероприятие, а именно на инаугурацию и формирование правительства. И даже если это пена, даже если считать, что как яблони сейчас отцветут и это все сойдет, уже символически властная легитимация, процедура передачи власти, они оказываются смазанными Удальцовым в фонтане, они смазаны Навальным, который, подняв руки, кричит: "Не сопротивляйтесь! Только не сопротивляйтесь!". А потом его арестовывают именно за сопротивление сотрудникам полиции. Они оказываются смазанными прогулкой с писателями, они оказываются смазанными ОкуппайАбаем, разгоном и так далее. Процедурная легитимность власти оказывается под очень большим вопросом, не для всех, не для большинства россиян, но этот вопрос уже прочерчен, знак вопроса прочерчен и поставлен.
Третье: по целому ряду признаков и по пониманию того, что происходит с длинными трендами, можно предполагать, что в обозримом времени власть должна будет принимать непопулярные решения. Так или иначе повышать пенсионный возраст, заниматься проблемами миграции, проблемами экономического развития страны, реформой здравоохранения, реформой образования. И это означает, что появятся достаточно многочисленные социальные группы, чьи интересы будут ущемляться. Эти реформы будут касаться и их образа жизни, их потребностей, но власть сейчас показывает, что она не готова и не умеет, у нее нет институциональных механизмов согласовывать с ними стратегию действий. Это означает, что появится база для социального протеста. И длящиеся акции уличные при всей их несерьезности, несистематичности, отсутствия внятных требований, отсутствия стройности политических процессов и так далее, они показывают людям, что выходить на улицы, протестовать и требовать можно. А если акации этого типа продолжатся еще какое-то время, то вполне вероятна солидаризация этого, условно говоря, городского протеста с протестом определенных целевых групп, интересы которых будут затрагивать те или инее реформы.

Вероника Боде: Так думает Иван Климов, доцент Высшей школы экономики. Итак, социологи отмечают, что лагерь «ОккупайАбай» стал новым и очень важным этапом в развитии российского протестного движения. И вот еще о чем мне хочется сказать. События последнего времени складывались для протестующих далеко не самым благоприятным образом: разгоны митингов, крайне жесткие действия полиции, бесконечные задержания гражданских активистов, - но, несмотря на это, во время майских гуляний на Чистых Прудах царила по-настоящему праздничная атмосфера.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG