Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
28 мая в 23 часа по московскому времени в программе Александра Гениса: что читают в Бруклине; "Прекрасный пол богатеет"; картинки с выставки: собрание Гертруды Стайн.

А. Генис. Электронная книга бросила вызов всем библиотекам. Поэтому я живу с мрачной мыслью, что мои пять тысяч книг уже не понадобятся следующему поколению. Для него собирать книги будет так же нелепо, как копить еду, когда есть супермаркеты. Но это – частная драма, а что делать библиотекам общественным, вроде такого гиганта, как Нью-Йоркская публичная с ее многомиллионной коллекцией и каменными львами у фронтона?

– Меняться, – решил директор с запоминающейся фамилией Маркс и объявил о планах 300-миллионной перестройки.

Реконструкция предусматривает перетасовку фондов, новое кафе, приветливый двор, больше компьютеров и меньше книг. Чтобы выжить, библиотека должна изменить свои функции. И в этом ей может помочь прецедент. Дело в том, что библиотеки в Америке, особенно в провинции, универсальны, как сельпо: здесь вывешивают объявления о продаже щенков и велосипедов, тут устраивают выставки вязанья и конкурсы варенья, по вечерам здесь собираются анонимные алкоголики, садоводы, двоечники, филателисты, домашние хозяйки и пенсионеры (среди двух последних категорий встречаются и запойные читатели). Другими словами, библиотека берет на себя заботу об абонентах – об их просвещении и развлечении. Лучший пример такой библиотеки можно найти в Бруклине, где она стала, пожалуй, любимым культурным центром русской Америки.

Незадолго до открытия Нью-Йоркской книжной ярмарки, которая в начале июня познакомит читающую публику США с русскими писателями, я встретился с Аллой Ройланс. Глава русской программы Центральной бруклинской библиотеки, где будут проходить некоторые мероприятия Ярмарки, рассказывает о том, что – и как – читает Русская Америка:


А. Ройланс. К нам приходит читающая публика. Раньше, пока не открылся большой зал, наши встречи проходили в маленькой комнате на втором этаже, и туда, по пожарным правилам, нельзя было приглашать больше сотни зрителей. Между тем, когда выступала Татьяна Толстая, в этот зал уже скопилось наверняка больше 150, и "секьюрити", такой здоровый большой человек, встал и загородил проход руками. Но в это время подошла одна наша маленькая бабушка. Он сказал: ''Всё! Больше никого''. В этот момент она его укусила в руку! Он отдернул руку, и она проскочила. Я не думаю, что она сама от себя ожидала. У нас читатели – страстные и очень требовательные.

А также 28 мая в 23 часа по московскому времени в программе "Поверх барьеров. Американский час":

Лиза Мунди. "Как новый класс жён-кормилиц преображает секс, любовь и семью".

М. Ефимова: В сегодняшней американской семье с двумя кормильцами жёны приносят в дом, в среднем, 47 процентов семейных заработков. А около 38% работающих жён зарабатывают больше, чем их мужья. Эта статистика взбудоражила Америку. Мужья и сожители испытывают приступы зависти, ревности или уколы уязвленной гордости, когда их женщины зарабатывают больше, чем они. Есть даже статистика, показывающая, что даже среди образованных пар растет количество разводов в тех случаях, когда заработок жены составляет больше 60% семейного бюджета.

Картинки с выставки: Пикассо – Матисс, Стравинский – Прокофьев

Нет ничего лучше весеннего Парижа, и не удивительно, что в весеннем Нью-Йорке самая популярная выставка рассказывает о весне современного искусства. Это – парижская коллекция Гертруды Стайн, американской писательницы, которая, в сущности, открыла двух китов новой живописи – Матисса и Пикассо – и познакомила их друг с другом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG